gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Staļina cildinājums mūsdienās

Krievijas NTV iet taisni – pa Staļina “VK(b)P vēstures Īso kursu”.

Staļina nāves 60-gades priekšvakarā Krievijas NTV tika parādīta jaunā Vladimira Černiševa dokumentālā filma “Ar mums Staļins”.

Filmas galvenais motīvs: Par visu labo, kas noticis Padomju Savienībā, ir jāpateicas Staļinam.

IMAGE0001

статья НТВ идет кратким курсом

Борис Соколов, 04.03.2013

 	 Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru

Борис Соколов. Фото с сайта http://www.open-forum.ru
 Новый документальный фильм Владимира Чернышева “Сталин с нами”, показанный на НТВ накануне 60-летия со дня смерти главного героя, стилистически сделан по пивоваровским лекалам: историческую личность стараются поставить в бытовой контекст, сделать человечнее, обильно используя игровые вставки. Только концепция у Чернышева совсем иная. Автор декларирует намерение снять фильм, который не понравится ни любителям “Краткого курса”, ни поклонникам хрущевского разоблачения “культа личности”. Но получилась у него агитка под новый “Краткий курс”, который, похоже, в очередной раз хочет создать власть, опять озаботившаяся созданием единого школьного учебника истории.

Сталин в фильме предстает как сын традиционной, патриархальной Грузии, а потому ревнитель консервативных культурных и политических ценностей. Он также является сторонником сохранения и расширения империи, величие которой он оценил еще во время первой ссылки, когда пришлось проехать чуть ли не всю Россию. С тех пор он стал настоящим русским патриотом. Сталин всегда мечтал о доме, семейном уюте, но ему приходилось мотаться по тюрьмам и ссылкам, в то время как Ленин и будущие сталинские оппоненты, эти революционеры-космополиты, в Женеве да Лондоне пиво потягивали. А после революции Коба день и ночь трудился на благо нового советского государства, опять же не до семьи было. А потом Надежда Аллилуева его крупно подвела – застрелилась.

В этом сюжете Чернышев акцентирует внимание на одиночестве и страданиях Сталина, а самоубийство его второй жены объясняет тем, что она страдала от сильных головных болей. Автор фильма даже не задается вопросом, почему жена такого замечательного человека вдруг кончает с собой, и не уточняет, из-за чего поссорились Иосиф и Надежда перед ее гибелью (а по свидетельству очевидцев, Сталин унизил жену в присутствии членов Политбюро и их жен, что и спровоцировало самоубийство). Не комментирует Чернышев и тот факт, что Сталин уничтожил почти всех родственников своей первой жены Екатерины Сванидзе, упомянув лишь, что они были репрессированы за старые троцкистские связи (которых у них, кстати сказать, отродясь не было). Чем же члены семьи Сванидзе угрожали власти Сталина? Может быть, тем, что они помнили не великого вождя и учителя всего советского народа, а начинающего революционера Кобу?

Основная мысль фильма подсказана его научным консультантом – историком Юрием Жуковым (он же выступает как главная “говорящая голова”). Зрителю внушается, что Сталин хотел все сделать как лучше, но неизменно натыкался на злостное сопротивление партийного аппарата. В частности, он действительно хотел провести в 1937 году прямые, равные, тайные и, что самое главное, альтернативные выборы в Верховный Совет СССР. Но вот партийная номенклатура испугалась, что ее не выберут, запротестовала, и Сталин вынужден был отступить. Зато он отомстил высокопоставленным фрондерам-номенклатурщикам, почти поголовно расстреляв их в 1937-1938 годах.

На самом деле о возможности альтернативных выборов Сталин говорил только в интервью американскому журналисту, предназначенном в основном для внешнего потребления. И даже рассылка на места в конце 1936 года образцов бюллетеней, в которых было несколько фамилий кандидатов, вовсе не означала, что в день выборов в бюллетенях не останется всего одна фамилия. Кстати сказать, когда 14 октября 1937 года на заседании Центральной избирательной комиссии были утверждены три формы реальных избирательных бюллетеней для выборов, которые состоялись 12 декабря, в каждой предлагалось вычеркнуть всех кандидатов кроме того, за которого избиратель голосует. Однако в каждом бюллетене в итоге была фамилия всего одного кандидата. Ведь выдвигалось-то действительно по нескольку кандидатов, а регистрировался только один. У избирателей же до последнего момента поддерживалась иллюзия, что выборы могут быть альтернативными. Вот и “Правда” 21 ноября писала, что кандидатов “может быть один или несколько”. Главное же, Сталин всегда говорил: неважно, как голосуют, важно, кто и как считает.

Вообще-то Конституция СССР 1936 года была вполне демократической по форме. Только вот выполнять ее никто не собирался ни при Сталине, ни при его преемниках. И уже с начала 30-х годов не было никаких политических дискуссий в Политбюро, укомплектованном сталинскими назначенцами, которые полностью преобладали и среди секретарей обкомов и республиканских ЦК. Так что никакой фронды в партийном руководстве просто не могло возникнуть.

Сталин в глазах автора фильма хорош тем, что всегда был далек от либеральных кругов, под чьим влиянием оказались “городские жители Петрограда”, которые в феврале 1917 года совершили революцию и свергли царя. Именно так и говорится: городские жители, а не привычное “рабочие и солдаты”. Это чтобы отчетливее была параллель с нынешними “рассерженными горожанами”. Историческая заслуга Сталина видится в том, что он покончил со смутой революции и “лихих 20-х” (тоже выражение из фильма) с их стихией нэпа и фракционной борьбы – и сделал это для того, чтобы восстановить великую империю. Оппозиция же, выступавшая за мировую революцию и раскалывавшая партию, этому противилась, вот и получила по заслугам. При этом забывается, что вплоть до 1925 года Сталин декларировал свою приверженность мировой революции и веру в ее скорое пришествие. Только борьба с Троцким заставила его забыть о мировой революции и в апреле 1925 года на XIV конференции РКП(б) заговорить о возможности построения социализма в одной стране.

Оппозиционеры представлены в фильме людьми крайне малосимпатичными, которых и покарать не грех. При этом автор не останавливается перед фальсификациями. Утверждается, в частности, что в триумвирате Сталин–Зиновьев–Каменев, фактически правившем страной в период болезни Ленина и в первые месяцы после его смерти, главную роль будто бы играли Зиновьев с Каменевым, а вовсе не Сталин, который вообще, дескать, к власти не рвался и даже подавал в отставку. При этом умалчивается о том, что именно Сталина Троцкий с самого начала считал своим главным противником, да и Ленин в письме съезду писал именно о раскалывающем партию противостоянии Троцкого и Сталина, а не Троцкого и Зиновьева. Все оппозиционеры показаны матерыми интриганами, а Зиновьев и Бухарин – еще и жалкими трусами, вдохновенно топящими своих товарищей. Про Бухарина сообщается, что Сталин в 1936 году предлагал ему поехать в командировку в Париж вместе с женой, надеясь, что тот в Европе и останется, но Николай Иванович отказался, поскольку рассчитывал повеселиться с парижскими девочками без жены. В действительности же о поездке Бухарина вместе с молодой женой Анной Лариной Сталин и не помышлял: жена с ребенком, который должен был вот-вот родиться, оставались в качестве заложников. В 1934 году, когда Ларина вышла замуж за Бухарина, ей было не 16, как утверждает Чернышев, а 20 лет, так что обвинять Николая Ивановича в педофилии не стоит. А когда в фильме с упоением цитируются покаянные письма Зиновьева и Бухарина из тюрьмы и показывается Зиновьев, обнимающий сапоги палачей, возникает недоброе желание посмотреть, как вели бы себя господа Чернышев и Жуков, если бы их стали прислонять к стенке.

Когда речь заходит об убийстве Кирова, один ляп громоздится на другой. Утверждается, будто Леонид Николаев стрелял в Кирова один раз, причем в присутствии большого количества людей, шедших на совещание у второго секретаря Ленинградского обкома, а потом попытался застрелиться, но неудачно. В действительности Николаев стрелял дважды, практически в упор, в затылок, и коридор в этот момент был пуст, поскольку упомянутое совещание уже началось. Потом его участники выбежали на выстрелы и скрутили Николаева. Тот действительно пытался застрелиться, но монтер, стоявший на стремянке и ремонтировавший проводку, обернулся на выстрелы, бросил в Николаева отверткой и попал в руку. Рука дрогнула, и третий выстрел ушел в потолок. В очередной раз излагаемая версия о том, что Николаев убил Кирова из ревности, поскольку тот был в связи с его женой, не имеет никаких документальных подтверждений. Наоборот, она полностью опровергается дневником Николаева, нигде не упоминающего о ревности, но прямо утверждающего, что хочет убить Кирова в отместку за отказ снять с него несправедливо наложенный выговор (вопреки тому, что утверждается в фильме, Николаев из партии не был исключен, что и позволило ему проникнуть в Смольный по партбилету). К тому же террорист не сразу выбрал Кирова, рассматривая в качестве возможных объектов покушения то директора Ленинградского истпарта, то второго секретаря Ленинградского обкома, то даже самого Сталина. Вряд ли его жена спала со всеми этими людьми. К тому же видный чекист Генрих Люшков, принимавший активное участие в расследовании убийства Кирова, а в 1938 году сбежавший в Японию, в своих публикациях на эту тему ни разу не говорил о ревности как о мотиве убийства, хотя у него-то не было никакого резона заботиться о сохранении светлого морального облика Кирова.(…)

Когда речь заходит о коллективизации, автор фильма утверждает, что, поскольку в конце 20-х годов крестьяне отказывались продавать хлеб по фиксированным и явно заниженным ценам, кризис можно было разрешить только насильственными средствами. Хотя, наверное, при желании можно было просто поднять закупочные цены. Вслед за историком Виктором Земсковым Чернышев отказывается считать жертв голода 1932-1933 годов жертвами политики Сталина и оценивает их общее число всего в 1 млн человек, хотя приводит и более высокие цифры украинских исследователей – 3,8 млн погибших только на Украине. Про послевоенный же голод 1946-1947 годов в фильме вообще не упоминается, дабы не портить общую благостную картину послевоенного восстановления страны.

Общее число жертв Сталина в фильме оценивается в 10 млн человек – примерно 5% от тогдашней численности населения. Зрителям внушается, что это вполне приемлемая цена за создание великой империи и сверхдержавы: при Петре Великом, дескать, в процентном отношении заплатили еще больше. Между тем Сталин несет ответственность и за колоссальные потери в Великой Отечественной войне. Но о жертвах войны в фильме ни слова. Само ее происхождение объясняется в духе сталинского агитпропа (пакт Молотова–Риббентропа – наш ответ на Мюнхенский сговор). Вообще же все сталинские эксцессы в фильме объясняются происками западных держав. Мол, из-за опасности с их стороны Сталину приходилось спешно проводить индустриализацию и жестоко расправляться с оппозицией. А после войны Запад навязал СССР холодную войну и гонку вооружений, а Сталин, к старости уже несколько утративший прежнее чутье, в нее ввязался, и в результате непомерные военные расходы стали одной из причин краха СССР. В качестве еще одной причины гибели Советского Союза автор фильма называет создание при Горбачеве Компартии РСФСР, тогда как Сталин в свое время мудро пресек подобную попытку, расстреляв Вознесенского и его товарищей по “ленинградскому делу”.

Совершенно лживо утверждение о том, что когда Хрущев в 1937 году, будучи руководителем Московской парторганизации, прислал на утверждение в Политбюро второй по величине расстрельный список, он этим “шокировал руководство”. Достоверно известно, что Сталин никакого недовольства увеличением “лимитов по первой категории” ни разу не изъявлял: напротив, он и его подручные в Политбюро практически всегда удовлетворяли такие запросы, поощряя подобную инициативу снизу.

Одна из основных идей Чернышева заключается в том, что Сталин, особенно в последние годы, уже не мог совладать с созданной им государственной машиной. И основную часть неоправданных репрессий и прочих эксцессов автор фильма относит на счет этой самой машины, на неконтролируемый энтузиазм исполнителей. Вот и “большой террор” будто бы родился из требований региональных партийных секретарей, составлявших списки “врагов народа”. При этом сознательно забывается, что сначала был приказ №00447 наркома внутренних дел Ежова от 31 июля 1937 года о проведении “операции по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников”, предварительно одобренный Политбюро. А потом уже пошли бодрые рапорты с мест о выполнении и перевыполнении установленных лимитов на расстрелы. Утверждение же, что Сталин не мог просто так прекратить террор и поэтому Ежова пришлось долго уговаривать подать в отставку с поста наркома внутренних дел, вызывает лишь улыбку. Никто Ежова и не думал уговаривать. Чувствуя, что круг вокруг него сужается, Ежов написал покаянное письмо Сталину, что не спасло его ни от отставки, ни от последующего расстрела, который, как сообщается в фильме, произошел в 1939 году, а на самом деле 6 февраля 1940 года. Все опубликованные документы показывают, что Сталин всегда жестко контролировал ход репрессий и при необходимости усиливал их или смягчал.

Лишено основание и утверждение о том, что создание в 1950 году бюро Президиума Совмина, работавшего без Сталина, означало фактический отход Сталина от руководства страной. В лучшем случае Сталин готов был передать соратникам какие-то оперативные вопросы управления экономикой, но не решение стратегических вопросов. С теми же членами бюро Президиума правительства (они в своем большинстве входили и в высшее партийное руководство) Сталин регулярно встречался, только теперь уже, как правило, не в кремлевском кабинете, а на своих дачах. Здоровье Сталина в последние годы жизни действительно было неважным, и его работоспособность значительно сократилась. В результате, по единодушным свидетельствам высших номенклатурных чинов того времени, возник “центростоп” – ситуация, когда важнейшие вопросы внешней и внутренней политики на самом верху не решались в течение многих месяцев и начальники более низкого уровня пребывали в растерянности. Но это как раз доказывает, что все нити управления по-прежнему сходились к Сталину: его соратники не имели полномочий решать принципиальные вопросы и а были вынуждены ожидать, пока дряхлеющий генералиссимус ознакомится с бумагами и примет то или иное решение.

Общий же вывод фильма таков: всему хорошему, что было в Советском Союзе, мы обязаны Сталину. При нем и атомную бомбу создали, и ракетно-космическую отрасль запустили, и основные месторождения нефти и газа и других полезных ископаемых разведали, и почти все предприятия, ныне приносящие доход, построили, будь то “Норникель” или Магнитка. Но ничего не говорится о том, что атомную бомбу благодаря разведке просто скопировали с американской, а в области ракетостроения при Сталине дело ограничилось попытками воспроизвести трофейную “Фау-2”. Месторождения нефти и газа на востоке страны разведывались и осваивались главным образом уже при преемниках Сталина. Из построенных же в сталинские годы крупных промышленных предприятий большинство рухнули вместе с крушением СССР. Чернышев уверяет, что сегодня мы исчерпали тот ресурс, который обеспечил нам Сталин. Поэтому нужен человек, который обеспечил бы России такой же модернизационный прорыв, какой был совершен при Сталине (только по возможности без большого кровопролития). Ну, а кто этот человек, зрители должны догадаться сами.

Raksts atrasts vietnē Bonis.lv

March 26, 2013 - Posted by | krievu impērisms, PSRS, Staļins

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: