gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Likums, dēļ kura vēsturniekiem būs jāiet cietumā

Likums, par kuru vēsturniekiem jāsēž.. “Российская историческая наука тихо умрет..”! – brīdina mans draugs Boriss SOKOLOVS. (no bloga bonis.lv)

Закон о военном времени

Борис Соколов, 25.06.2013

Законопроект об уголовной ответственности за “реабилитацию нацизма”, внесенный в Госдуму депутатом Ириной Яровой с коллегами по “Народному фронту”, показывает, что Россия возвращается в тоталитарное советское прошлое. Конечно, по тексту видно, что готовили законопроект люди, мягко говоря, не очень умные, но от этого не легче.

От 3 до 5 лет заключения предлагают давать за “отрицание Нюрнбергского приговора”. Как вообще можно отрицать, что этот приговор реально состоялся, – бог весть. Вероятно, имелось в виду не отрицание приговора, а его оспаривание или даже сомнение в его справедливости. Между тем в Советском Союзе многократно критиковали решение Нюрнбергского трибунала вынести оправдательный приговор трем подсудимым (Шахту, Папену и Фриче), а также отказ включить в число преступных организаций германский генеральный штаб. А если речь идет о конкретных обвинениях и доказательствах, представленных на Нюрнбергском процессе, то дискуссии по этому поводу – дело вполне естественное.

Далеко не все свидетельства, представленные державами-победительницами в ходе Нюрнбергского процесса, соответствовали истине. Наиболее известный случай – это советские доказательства и показания свидетелей по Катынскому делу, которые, как теперь достоверно установлено, являются фальшивками. Скажут, что обвинение по этому пункту в приговор не вошло. Но есть и другие примеры. Так, трибунал принял в качестве доказательства документ советской стороны, в котором, в частности, говорилось: “Обер-ефрейтор 4-й авиаполевой дивизии Ле Курт показал: “…Я еще участвовал в карательных экспедициях, где занимался поджогом домов. Всего мной было сожжено более 30 домов в разных деревнях. Я в составе карательной экспедиции приходил в деревню, заходил в дома и предупреждал население, чтобы из домов никто не выходил, дома будем жечь”. Вряд ли нормальный суд принял бы такие показания за чистую монету. Но теперь, возможно, и они окажутся вне критики.

Авторы законопроекта собираются карать за критику деятельности армий антигитлеровской коалиции “по поддержанию международного мира и безопасности”. Формулировка странная: армии антигитлеровской коалиции не “поддержанием мира” занимались, а сражались против государств-агрессоров. Или здесь имеются в виду секретные протоколы к советско-германским договорам 1939 года, агрессия Красной Армии против Финляндии и оккупация советскими войсками восточной Польши, стран Балтии, Бессарабии и Северной Буковины? Возможно, эти действия Советского Союза нельзя будет критиковать, поскольку все они, мол, были направлены на “поддержание мира и безопасности”. Наказуемым, видимо, станет и распространенное пока утверждение о том, что Красная Армия, освобождая страны Восточной Европы от нацистской оккупации, одновременно способствовала становлению там тоталитарных коммунистических порядков.

Но, пожалуй, главный пункт готовящегося закона – это угроза наказания за распространение “заведомо ложных” сведений о совершении военными преступлений, “в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения”. Ну, “заведомо ложные измышления” по поводу светлой советской действительности – оборот, хорошо знакомый с коммунистических времен. А вот что такое “искусственное создание доказательств обвинения”, я постичь не могу. Вероятно, авторов законопроекта вдохновил один из пунктов положения о создании Международного военного трибунала, где говорилось, что трибунал не будет рассматривать преступления, совершенные союзными армиями. Но там по крайней мере допускалось, что такие преступления были. Теперь, похоже, речь идет о тотальном отрицании таких преступлений – и конечно, в первую очередь тех, что совершались Красной Армией. А ведь даже в советское время об этих преступлениях пусть глухо, но упоминалось даже в сугубо официальных изданиях, где говорилось о неких “эксцессах”, совершенных в Восточной Пруссии “уголовными элементами”, затесавшимися было в ряды красноармейцев, но быстро выведенными на чистую воду. Наверное, вскоре и такая полуправда будет грозить авторам и издателям уголовной статьей.

Преступления Красной Армии – это в первую очередь массовые изнасилования, убийства, грабежи мирного населения Германии, Австрии, Венгрии, Польши, Чехословакии, Сербии, стран Балтии. Документов об осуждении красноармейцев за такого рода преступления почти нет или они не опубликованы. Хотя известно, что некоторые мародеры и насильники расстреливались без суда. Основная масса свидетельств – это материалы расследований, которые германские власти провели в нескольких городах Восточной Пруссии и в нижнесилезском городе Лаубане, материалы расследований венгерских властей в нескольких городах Венгрии, а также воспоминания многочисленных выживших жертв, равно как и дневники и воспоминания тех советских солдат и офицеров, которые были свидетелями этих преступлений.

Идут споры о том, сколько именно людей было убито, а сколько изнасиловано красноармейцами (среди них были и офицеры). Но даже минимальные оценки указывают на десятки тысяч убитых и сотни тысяч изнасилованных. Справедливости ради надо отметить, что наши союзники по антигитлеровской коалиции в этом отношении тоже были не без греха. И в американской армии было вынесено более 60 смертных приговоров за убийства и изнасилования гражданского населения. Но все-таки преступлений против мирных жителей западные союзники совершили на порядок меньше, чем Красная Армия. Недаром весной 1945 года миллионы германских беженцев бежали в западные зоны оккупации, а вот встречного потока не наблюдалось.

Сохранились и некоторые свидетельства, исходящие от союзников Сталина в Восточной Европе. В октябре 1944 года советские солдаты в Сербии изнасиловали 121 женщину и 111 из них убили. Вскоре в Москву от Тито отправилась делегация, в составе которой был и будущий известный диссидент, а тогда партизанский генерал Милован Джилас. По его словам, утверждения членов делегации о том, что Красная Армия грабит, убивает и насилует, тогда как британские военнослужащие, представители буржуазной армии, находящиеся на территории Югославии, ничего подобного не делают, не нашло понимания у Сталина. Он обвинил Джиласа и его товарищей в оскорблении Красной Армии и снисходительно заметил, что солдаты, прошедшие с боями от Сталинграда до Балкан, должны иметь возможность расслабиться. Наверное, после принятия закона книга Джиласа “Разговоры со Сталиным”, где изложен данный эпизод, попадет под запрет, а архивные документы по пребыванию югославской делегации в Москве останутся под грифом “секретно”.

Придется запретить книгу Иоахима Хоффмана “Сталинская истребительная война”, книгу Энтони Бивора о падении Берлина, военные повести Василя Быкова, произведения Александра Солженицына, особенно его поэму “Прусские ночи”, воспоминания Льва Копелева и еще великое множество книг, фильмов, спектаклей. А моему другу Леониду Рабичеву, фронтовику, художнику и поэту, в своих мемуарах “Война все спишет” нарисовавшему яркую картину зверств, творившихся советскими войсками в Восточной Пруссии, а недавно разменявшему десятый десяток, наверное, теперь будет грозить тюремный срок.

Пока еще можно, хочу привести один документ, касающийся поведения Красной Армии в Венгрии и исходящий от венгерских коммунистов. Его опубликовал венгерский историк Кристиан Унгвари в своей книге “Битва за Будапешт. 100 дней Второй мировой войны”. В феврале 1945 года коммунисты местечка Кобанья (сейчас это район Будапешта) приняли обращение к советскому командованию:

В течение десятилетий трудящиеся всего мира смотрели на Москву так же, как неграмотные трудящиеся смотрели на Христа. Именно оттуда они ожидали освобождения от фашистского варварства. После долгих и мучительных гонений пришла славная и долгожданная Красная Армия, но какой же она оказалась! Кобанью Красная Армия освободила 2 января, после упорной борьбы за каждый дом, и оставила после себя разруху и опустошение. И это не потому, что среди обломков мебели в домах людей, которые десятилетиями были рабами, можно было найти фашистов. Среди трудящихся в Кобанье очень мало тех, кто симпатизирует немцам, а большинство ненавидит нацистов. Но вдруг – взрыв сумасшедшей, неистовой ненависти. Пьяные солдаты насиловали матерей на глазах их детей и мужей. Девочек в возрасте 12 лет отбирали у их отцов и матерей и насиловали группы по 10-15 солдат, среди которых было немало больных венерическими болезнями. После первой группы приходили другие, которые следовали примеру предшественников. Несколько наших товарищей были убиты, когда пытались защитить своих жен и дочерей…

Ситуация на фабриках ужасная… К бывшим фашистским управляющим относятся с гораздо большим уважением, чем к рабочим комитетам, поскольку управляющие поставляют русским офицерам женщин… Мародерство русских солдат продолжается до сих пор… Мы знаем, что самые разумные представители армии – это коммунисты, но когда мы обращаемся к ним за помощью, они приходят в раж и грозятся застрелить нас, заявляя: “А что вы делали в Советском Союзе? Вы разве что не насиловали наших жен на наших глазах, но зато вы убивали их вместе с детьми, сжигали наши деревни и разрушали до основания наши города”. Мы знаем, что венгерский капитализм совершил свои собственные садистские жестокости… Но мы не понимаем, почему солдат из Сибири говорит нечто подобное… в то время когда фашистские атаки никогда не достигали даже Урала, мечты германских фашистов, а уж тем более Сибири…

Нехорошо превозносить Красную Армию на плакатах, в партии, на фабриках и где-либо еще, в то время как людей, переживших тиранию Салаши, теперь гонят по дорогам как скот русские солдаты, оставляя позади мертвые тела...

Товарищей, посланных на село для осуществления распределения земли, крестьяне засыпали вопросами: какой нам прок от этой земли, если пахать нам ее нечем. Наших лошадей забрали русские. Они же не могут пахать собственными носами. Если такие вещи будут прекращены, это нейтрализует всю вражескую пропаганду и венгерские трудящиеся будут относиться к русским солдатам как к богам.

Если законопроект, предложенный Ириной Яровой, будет принят, под очень жесткой цензурой, возможно, даже более жесткой, чем в советское время, окажется вся информация, связанная со Второй мировой войной. А такое положение, когда в российских учебниках и книгах по истории насчет войны все будет благостно, а предыдущие и последующие события будут рисоваться не только светлыми красками, продлится, думаю, недолго. Власть быстро оценит выгоды единомыслия в истории и распространит его как минимум на последнее столетие. О сталинских репрессиях будут говорить примерно так, как во времена Хрущева. Придется провести зачистку всей гуманитарной литературы и ввести цензуру советского образца. Российская историческая наука тихо умрет. Возможно, по XVI или XVIII веку еще можно будет проводить более или менее объективные исследования, как это было и при коммунистах, но не на самые актуальные темы. Только надо помнить о том, что страна, которая забывает уроки истории, обречена на их повторение. 


http://grani.ru/opinion/sokolov/m.216084.html

July 2, 2013 - Posted by | Apmelojumi, arhīvi, Krievija, krievu impērisms, PSRS, Vēsture

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: