gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Filma, kas skatāma boļševiku apvērsuma gadadienā – 7. novembrī

Ļeņina varas laikā ik gadus nošāva 1,5 milj., Staļina laikā – ap miljonu. Filma ataino kādas čekas šāvēju nodaļas  ikdienu.

Šo baiso filmu nav ieteicams skatīties tiem, kam vāja nervu sistēma.

(Šī versija ar subtitriem angļu valodā)

Srubov is a part of CHEKA, the secret police Lenin established after the Bolshevik Revolution. They arrest, interview for a minute, try in ten seconds, and execute intellectuals, aristocrats, clergy, and their families. In the building basement, five people at a time are shot as they stand naked facing wooden doors. No one to remember their last words; no martyrs, just anonymous bodies. Daily, the kangaroo court, the executions, the loading of bodies onto wagons. Srubov is cold, distant, sexually dysfunctional, and a deep thinker, hated by former friends and his family. As he tries to reason the nature of revolution and the purpose of CHEKA, he slowly goes mad.

Предлагаем вниманию читателей повесть “Щепка” и фильм “Чекист”.
“А ведь это творилось во всех городах России! Чем больше город – тем больше масштабы геноцида. При Ленине расстреливалось 1,5 миллиона человек в год. При Сталине 1 миллион ежегодно (с 1935 по 1941 – данные предоставлены МГБ СССР в 1956). Сколько ЛУЧШИХ людей извели эти самые чекисты-коммунисты… Вся история СССР шла по одному пути: уничтожить ЛУЧШИХ и оставить сброд и падаль… Число падали за 74 года правления большевиков, стало подавляющим – ведь вы же видите каким конвейером они работали! Спасибо режиссёру Александру Рогожкину за этот талантливый и ПРАВДИВЫЙ фильм.”  Читать повесть

Сотрудники ЧК: Андрей Срубов, Ян Пепел и Исаак Кац, зачитывают длинные списки врагов советской власти: тех, кто служил у белых или помогал им, тех, кто на кухне ругал большевиков, тех, чья вина состоит лишь в неподходящем социальном положении. Для всех приговор один — расстрел, других мнений не бывает. Заключённых выводят из камер и отправляют в подвал, где приказывают раздеться, ставят по пять человек к стене и расстреливают в затылок. Потом трупы выволакивают наверх. Каждый день грузовик, наполненный трупами, выезжает из ворот ЧК. Срубов и его товарищи убеждены, что все эти жертвы необходимы во имя Революции.

«Революция — никакой философии» — вот девиз тройки. Она не размышляет: белого офицера, который на допросе признаётся, что жалеет, что не убил Срубова во время войны, отпускают, потому что его «нет в списках». Однажды Срубов даже проявляет великодушие: он не расстреливает солдат, взбунтовавшихся против своего комиссара и убивших его. Однако ежедневные приговоры и расстрелы приводят Срубова к сумасшествию. Как-то раз он сам раздевается и незаметно становится к стене среди расстреливаемых, однако его замечают и помещают в сумасшедший дом.

November 7, 2013 - Posted by | boļševiki, Filmas, grāmatas, komunisms, noziegumi pret cilvēci, čeka, čekisti

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: