Noziegumi pret cilvēci

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Cietums mātēm

ALŽIR – tas nenozīmē valsti Āfrikā, bet ir saīsinājums, kas sastāv no vārdiem Akmoļinskij Lager Žen Izmeņņikov Rodini – Akmoļinskas nometne dzimtenes nodevēju sievām. Šī ieslodzījuma vieta Kazahijā (1938-1953) bija paredzēta vienlaikus 8000 pēc 58.panta arestēto sievām.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Тюрьма для мам

Ольга Коновалова

АЛЖИР – это не в Африке, это Акмолинский Лагерь Жён Изменников Родины, 17-й женский лагерь специального отделения Карагандинского исправительно-трудового лагеря в Казахстане (КАРЛАГ). Это один из самых крупных советских женских лагерей, и один из трёх островов «Архипелага ГУЛАГ».

В этом лагере волей Сталина оказались около восьми тысяч женщин, вся вина которых состояла только в том, что они не предали своих мужей, первыми брошенных в жернова репрессий 1930-х годов. 10 января 1938 года в лагерь поступили первые этапы. Бараки, столовая, фермы для скота, водокачка, зернохранилище, мастерские – всё это было построено руками заключённых женщин. В 90% это были представители интеллигенции с высшим образованием.

Женщин заставляли собирать камыш, рыть арыки и высаживать сады, которые они в полном смысле берегли ценой собственной жизни. Когда узницы посадили 600 яблоневых саженцев, зайцы начали грызть кору, поскольку зима выдалась суровой, и есть им было нечего. Руководство лагеря предупредило, если пропадёт хоть один саженец, начнут расстрел заключённых. Тогда женщины решили делиться хлебом с лесным зверьём.

Они оставляли кусочки возле каждого саженца, и зайцы перестали их объедать. К весне яблоневый сад был сохранён. Но сами «алжирки» яблок никогда не пробовали. Их ежедневный рацион составлял три половника жидкой перловки и три пайки хлеба. Говорить о еде в бараках запрещалось, но каждая заключённая в тайне думала: «Зачем мы готовили столько до войны, когда в жизни нет ничего вкуснее корочки хлеба с луком или чесноком!»

Выживать заключённым помогали местные казахи. Ведь в 30-х годах они сами узнали голод и лишения. Одним зимним утром женщины-узницы несли с озера Жаланаш охапки камышей, которым отапливали бараки. В это же время на берегу появились старики и дети и по команде начали бросать в них камни. Конвоиры громко смеялись: «Вас не только в Москве, но и здесь, в ауле, не любят».

Оскорблённые женщины думали: «Эх, старики, чему же вы своих детей учите?!» Но вот одна женщина споткнулась о камни, а когда упала, почувствовала запах молока и сыра. Она взяла камушек и положила в рот – он был очень вкусным. Камушки-то оказались куртом – высушенным на солнце солёным творогом.

В лагере была запрещена переписка и получение посылок. Но в мае 1939-го АЛЖИР со «спецрежима» перевели на общелагерный. И тогда одной из заключённых пришло первое письмо от дочери, «заключённой» в детском доме. На конверте было написано: «г. Акмолинск. Тюрьма для мам». После уже многие смогли узнать о судьбе своих мужей и детей. Кстати, здесь с 8-месячным сыном Азарием сидела Рахиль Плисецкая, осуждённая на 8 лет.

После закрытия АЛЖИРа в 1953 году в его бараках продолжали жить бывшие узники, а потом здесь разместились спецпереселенцы и первоцелинники.


Источник: «Металлург» (г. Березники, Пермский край)

November 15, 2013 Posted by | gulags, PSRS | Leave a comment

Mežos aizaugušie apbedījumi

Piemiņas akcija slepenajā nāves poligonā Pēterburgas apkārtnē, kur vairāk kā 10 gadus čekisti šāva cilvēkus. Šeit masu kapos guldīti apt. 30 000 boļševiku varas upuru, starp kuriem droši vien ir arī daudz latviešu.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Лес прячет могилы

На месте массовых расстрелов в урочище Койранкангас 2 ноября НИЦ «Мемориал» провел акцию памяти

Койранкангас переводится с финского как «собачья пустошь» или «собачья роща». Исстари местные жители называли так эту территорию Всеволожского района, покрытую вересковыми зарослями и лесом. Теперь слово получило новое значение. Койранкангас — место на территории Ржевского полигона, 5–7 км вдоль дороги, где в течение более чем десяти лет убивали и прятали трупы палачи ЧК — ОГПУ — НКВД.

Тайный полигон смерти
Мы вышли из автобуса под моросящий дождь в мокрый, унылый лес. Хотя, быть может, не знай я о том, что здесь творилось, он не казался бы таким неприютным? Дышится здесь так же хорошо, как и в любом лесу.
— Мы сейчас там, где поисковики нашли первую расстрельную яму, — продолжает Флиге. — Всего на этом островке их пятьдесят. В той единственной яме, которая была раскопана полностью, были обнаружены останки шестнадцати человек.
Сколько всего таких островков вдоль дороги смерти — никто не знает.
История Койранкангаса — это череда кровавых преступлений, чьи тайны до сих пор не раскрыты. Как предполагают историки, одни из самых первых тайных захоронений жертв большевиков могли проходить в Ковалевском лесу — он тоже расположен на территории Ржевского полигона, рядом с нынешней Дорогой жизни. Но в 1921 году в Ковалевский лес пришла Мария Сергеевна Спиро — она искала могилу Виктора Козловского, члена Петроградской боевой организации, расстрелянного вместе с остальными ее участниками. Марию Спиро арестовали, и на допросе она сказала, что о могилах в Ковалевском лесу узнала «в хвосте на Гороховой».
«Таким образом, произошло рассекречивание, это самое страшное слово для госбезопасности, — акцентирует Ирина Флиге. — Вероятно, после этого инцидента сотрудники ОГПУ и нашли новое место для захоронений — Койранкангас».
В 1927 году в этой части Ржевского полигона была построена дорога. Скорее всего, специально для того, чтобы тайно проводить здесь расстрелы.
«Мы знаем, что расстрелы здесь начались не ранее 1927 и не позднее 1932 года, и продолжались как минимум до осени 1937 года, когда НКВД получило специально под кладбище Левашовский лес, — говорит Ирина Флиге. — Как мы считаем, здесь может быть похоронено около 30 тысяч человек».

Мертвые вне юрисдикции
Первым о расстрелах и могилах узнал местный краевед Алексей Крюков еще в начале 90-х годов: он изучал финские названия и беседовал с местными жителями, бывшими обитателям финских деревень из урочища Койранкангас. Крюков, которому рассказали о расстрелах, обратился к исследователям этой темы. К 1995 году основатель НИЦ «Мемориал» Вениамин Иофе кабинетно, по архивным материалам определил возможную территорию захоронения на Ржевском полигоне. А когда в 1995 году вышел первый том «Ленинградского мартиролога», там уже упоминался Койранкангас. В 90-е исследователи записали несколько интервью с бывшими жителями местных финских деревень: их выселили отсюда в начале войны, но многие затем вернулись. Они рассказали, что сюда ночью подъезжали машины и были слышны выстрелы.
«Это во всех деревнях было известно, что там расстреливают. А из нашей деревни было видно. И не хочешь, а видишь. Все время приходили машины, а потом выстрелы. На нас это так плохо действовало, ведь это было, наверное, каждый день» (Лиза Хайгонен, 1917 г. р.).
В 1997 году поиск завершился первой находкой — нашли расстрельную яму. Была проведена экспертиза, составлено полное описание.
В 2002 году обнаружено еще около 50 ям на Койранкангасе, и на этом месте силами поисковиков братьев Пушницких был установлен поминальный крест. По закону устанавливать официальный статус мест массовых захоронений должна прокуратура, после чего государство может выделить деньги на археологов. По идее, конечно, заниматься расследованием должна областная прокуратура — как стала бы делать, если бы на территории полигона был обнаружен любой труп гражданского. Но убедить ее сотрудников в этом, по словам Ирины Флиге, не получается уже много лет.
На Койранкангасе регулярно проводятся православные панихиды, сейчас гражданскую акцию провел НИЦ «Мемориал» совместно с Областной комиссией по реабилитации.
«Есть надежда на то, что Минобороны покинет эту территорию, о чем оно уже делало официальное заявление, — пояснил Александр Марголис, председатель СПб ВООПИиК. — По нашим данным, здесь уже давно не ведутся стрельбы».
«Была еще одна пронзительная деталь, которую мы обнаружили во время поисков, — вспоминает напоследок Ирина Анатольевна. — Это было очень неожиданно. Когда мы уже нашли это место и вели здесь работы, как-то однажды я подняла глаза вверх… и увидела высоко на дереве, вон там, почти у макушки сосны, венок. Он был уже очень ветхий, видно, висел здесь очень давно; возможно, с послевоенных лет. Мы осторожно сняли его — он по всей стилистике был похож на предметы 40–50-х годов. Значит, кто-то уже находил это место, о нем знали и приходили сюда помянуть своих близких. Получается, что мы сейчас открываем вторично утраченное знание.

Прямая речь
Анатолий РАЗУМОВ, руководитель Центра «Возвращенные имена» при РНБ, эксперт ФЦП увековечивания памяти жертв политических репрессий:
— Койранкангас известен только по рассказам местных жителей и по небольшим исследованиям, проведенным поисковиками на месте предполагаемых расстрелов. Из преданий известно, что до второй половины 30-х годов туда приезжали машины с приговоренными, там производили расстрелы и захоронения. Юхани Конкка, ставший потом писателем, ушел в Финляндию в 20-х годах, а в 1939-м опубликовал роман «Огни Ленинграда». Там он все это описал.
Когда началась война с Финляндией, финские деревни, расположенные вокруг урочища Коранкангас, были уничтожены, а жителей переселили в районы Крайнего Севера и Якутию. Те, кто выжили в ссылке, в 50-е годы начали возвращаться и селиться поблизости — в Токсовском и Всеволожском районах. Вот они-то и рассказали краеведам о тех страшных годах.
Осенью 1937 года органам НКВД был передан под официальное кладбище Левашовский лес, и туда, судя по документам, главным образом стали привозить для захоронения умерших в тюрьмах и расстрелянных. Всего, по официальным данным, с 1937-го по 1954-й в Ленинграде было расстреляно около 50 тысяч человек. По Левашовскому мемориальному кладбищу, единственному официальному могильнику жертв политических репрессий, есть открытые цифры — там указаны захоронения 19 450 человек. На сегодняшний день Левашово — самый крупный из известных могильников жертв политических репрессий.
Я изучил протоколы актов приведения приговоров в исполнение с 1918 по 1941 год в Ленинграде — ни в одном из них не указано ни одно место погребения. Хотя в Ленинграде и окрестностях десятки мест связаны с исполнением казней и погребениями. Шесть из них определены: Петропавловская крепость, Преображенское кладбище, Ковалевский лес, Койранкангас, Левашово. Обнаружены захоронения и на Богословском кладбище. Есть свидетельские показания и о других местах захоронений, но это неточные данные. Например, считается, что после открытия кладбища в Левашове в других местах перестали хоронить. Но известно, что на Преображенское кладбище фургонами возили трупы и закапывали в братских могилах сотни, тысячи людей и после открытия Левашова.
Почти 30 тысяч похороненных в Койранкангасе — сомнительная цифра. В каждой из раскопанных могил обнаружены останки от 5 до 8 человек, в одной из ям найдено 16 трупов. Даже если взять по максимуму — всего около тысячи человек. В последние годы там обнаружено еще несколько ям. Я спрашивал поисковиков — сколько по их предположениям всего может быть там расстрельных ям? Они ответили, что около сотни. Так что, скорее всего, там захоронены две, максимум три тысячи человек. Знаем ли мы точно, сколько человек на Койранкангасе? Нет, не знаем. Знаем ли точно, сколько в Левашове? Нет, не знаем. Ответы на эти вопросы дадут только широкие археологические исследования.

Анджей БЕЛОВРАНИН, фото Алекс ГАГАРИНОВОЙ

November 15, 2013 Posted by | boļševiki, noziegumi pret cilvēci, Vēsture, čeka | Leave a comment

Īles nacionālo partizānu bunkurs atkal atvērts apmeklētājiem

Publicitātes fotoPublicitātes foto

Pēc vērienīgiem atjaunošanas darbiem apmeklētājiem valsts svētku priekšvakarā atkal ir atvērts Īles nacionālo partizānu bunkurs – viens no populārākajiem apskates objektiem Dobeles novadā, portālu “LA.lv” informēja Dobeles novada Tūrisma informācijas centra vadītāja Anita Banziņa.

Viņa klāsta, ka Baltijas valstīs lielāko bunkuru 1948. gadā Īles mežos izbūvēja apvienotās latviešu – lietuviešu grupas partizāni, lai cīnītos pret padomju varu. Jau pēc gada bunkurs tika saspridzināts.

1992. gadā zemessargi kopā ar “Daugavas vanagiem” un patriotisko organizāciju pārstāvjiem atraka saspridzināto bunkuru, bet kaujas 60. gadadienā 2009. gadā bunkurs atjaunots tieši tāds, kāds tas bija pirms saspridzināšanas. Taču pērn vienā no bunkura stūriem iebruka mitruma dēļ sapuvušie baļķi, un drošības apsvērumu dēļ to apmeklētājiem slēdza.

Šovasar ar VAS “Latvijas Valsts meži” finansējumu atsākta bunkura atjaunošana – to izbetonēja, izveidoja vēdināšanas sistēmu un izbūvēja garo eju, kas iepriekš nebija atjaunota.

“Bunkura durvis atkal ir atvērtas katru dienu, lai var apskatīt arī bunkura iekārtojumu un iejusties tā laika apstākļos. Iekšpusē redzama krāsniņa, galds, šauras lāviņas, uz kurām gulējuši partizāni, Īpašos gadījumos bunkuram tiks nodrošināta arī strāvas padeve, taču ikdienā apmeklētājiem tumšajā bunkurā tomēr noderēs lukturīši,” norāda Banziņa.

Pie bunkura jau 90. gados uzstādīts Baltais krusts, piemiņas akmens un granīta stēla. Atjaunošanas darbu laikā sakārtots arī automašīnu stāvlaukums un gājēju taka līdz bunkuram.

November 15, 2013 Posted by | mežabrāļi, nacionālie partizāni, piemiņas vietas | Leave a comment

   

%d bloggers like this: