gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Cietums mātēm

ALŽIR – tas nenozīmē valsti Āfrikā, bet ir saīsinājums, kas sastāv no vārdiem Akmoļinskij Lager Žen Izmeņņikov Rodini – Akmoļinskas nometne dzimtenes nodevēju sievām. Šī ieslodzījuma vieta Kazahijā (1938-1953) bija paredzēta vienlaikus 8000 pēc 58.panta arestēto sievām.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Тюрьма для мам

Ольга Коновалова

АЛЖИР – это не в Африке, это Акмолинский Лагерь Жён Изменников Родины, 17-й женский лагерь специального отделения Карагандинского исправительно-трудового лагеря в Казахстане (КАРЛАГ). Это один из самых крупных советских женских лагерей, и один из трёх островов «Архипелага ГУЛАГ».

В этом лагере волей Сталина оказались около восьми тысяч женщин, вся вина которых состояла только в том, что они не предали своих мужей, первыми брошенных в жернова репрессий 1930-х годов. 10 января 1938 года в лагерь поступили первые этапы. Бараки, столовая, фермы для скота, водокачка, зернохранилище, мастерские – всё это было построено руками заключённых женщин. В 90% это были представители интеллигенции с высшим образованием.

Женщин заставляли собирать камыш, рыть арыки и высаживать сады, которые они в полном смысле берегли ценой собственной жизни. Когда узницы посадили 600 яблоневых саженцев, зайцы начали грызть кору, поскольку зима выдалась суровой, и есть им было нечего. Руководство лагеря предупредило, если пропадёт хоть один саженец, начнут расстрел заключённых. Тогда женщины решили делиться хлебом с лесным зверьём.

Они оставляли кусочки возле каждого саженца, и зайцы перестали их объедать. К весне яблоневый сад был сохранён. Но сами «алжирки» яблок никогда не пробовали. Их ежедневный рацион составлял три половника жидкой перловки и три пайки хлеба. Говорить о еде в бараках запрещалось, но каждая заключённая в тайне думала: «Зачем мы готовили столько до войны, когда в жизни нет ничего вкуснее корочки хлеба с луком или чесноком!»

Выживать заключённым помогали местные казахи. Ведь в 30-х годах они сами узнали голод и лишения. Одним зимним утром женщины-узницы несли с озера Жаланаш охапки камышей, которым отапливали бараки. В это же время на берегу появились старики и дети и по команде начали бросать в них камни. Конвоиры громко смеялись: «Вас не только в Москве, но и здесь, в ауле, не любят».

Оскорблённые женщины думали: «Эх, старики, чему же вы своих детей учите?!» Но вот одна женщина споткнулась о камни, а когда упала, почувствовала запах молока и сыра. Она взяла камушек и положила в рот – он был очень вкусным. Камушки-то оказались куртом – высушенным на солнце солёным творогом.

В лагере была запрещена переписка и получение посылок. Но в мае 1939-го АЛЖИР со «спецрежима» перевели на общелагерный. И тогда одной из заключённых пришло первое письмо от дочери, «заключённой» в детском доме. На конверте было написано: «г. Акмолинск. Тюрьма для мам». После уже многие смогли узнать о судьбе своих мужей и детей. Кстати, здесь с 8-месячным сыном Азарием сидела Рахиль Плисецкая, осуждённая на 8 лет.

После закрытия АЛЖИРа в 1953 году в его бараках продолжали жить бывшие узники, а потом здесь разместились спецпереселенцы и первоцелинники.


Источник: «Металлург» (г. Березники, Пермский край)

November 15, 2013 - Posted by | gulags, PSRS

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: