gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Vecticībnieku bēgļi no boļševiku varas Sibīrijā

Kā 1950-tajos gados Sibīrijas bezgalīgajā taigā atrada un represēja tos, kas bija tur aizbēguši, lai tiem nebūtu jāatsakās no savas pārliecības, pakļaujoties boļševiku uzspiestajai kārtībai.

Krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


http://ttolk.ru/?p=22323

Разгром старообрядческих скитов в Дубчесе в 1951 году

 

Пропаганда уверяет, что после начала 1940-х Сталин повернулся лицом к Церкви. Но разрешение на веру было даровано только официальной РПЦ и её пастве. Все же остальные верующие продолжали оставаться под давлением власти. Как один из примеров – разгром МВД старообрядческих скитов в 1951-м в Дубчесе Красноярского края.

В 1937-1940 годах старообрядцы-беспоповцы часовенного согласия Курганской области Шадринского уезда бежали от коллективизации и колхозов в Томскую тайгу, в Чулымский край, где основали селения на обских притоках – Парбиг и Парабель. Вскоре их обнаружили геологи и, справедливо полагая что те доложат о беглецах в НКВД, старообрядцы бросили освоенные земли и продолжить эмиграцию на левые притоки Енисея.

(Вверху на фото: Захваченные милицией в 1951 году черноризицы и послушницы женских скитов Дубчеса)

В 1941-42 годах советская власть дошла и туда, и они вновь тайно продвигаются вглубь Енисея. Старообрядцы эмигрируют на левобережье Нижнего Енисея, на реку Дубчес. Точнее – на водораздел Дубчеса и Елогуя (более северного левобережного притока Енисея). В этих местах и старообрядцы-беспоповцы основали скиты, а также и маленькие семейные поселения – «заимки». Единственная деревня на Дубчесе имела статус столицы республики староверов – Сандакчес. Республика была демократической – все важные решения принимались большинством общины, но право вето на волеизъявление народа имел совет начётчиков из семи человек – самых уважаемых членов общины. Правда, вече повторным голосованием в 2/3 голосов могло это вече преодолеть.

Республика Дубчес просуществовала всего около 8 лет. В 1951 году скиты были обнаружены МВД, разгромлены, а их обитатели – арестованы. Главного начётчика – отца Симеона и еще 32 человека обвинили в антисоветской агитации и создании «нелегального антисоветского формирования» (имелись в виду скиты); в 1952 году суд вынес им обвинение по ст. 58, ч. 2 и 58 УК РСФСР. О. Симеон получил 25 лет исправительно-трудового лагеря и 5 лет поражения в правах. Он не дожил до освобождения и скончался в Озерлаге в августе 1954 года, отказавшись, по свидетельству старообрядцев, принимать лагерную пищу. Остальные старообрядцы получили от 10 до 25 лет ГУЛАГа.

(Подследственные: игумен о. Симеон – слева и о. Антоний, 1951 год) Существует старообрядческое предание о том, как происходил разгром скитов. Милиционеры в зимнее время были заброшены в близлежащие заимки с помощью вертолетов и стали пытать жителей заимок, чтобы те открыли местонахождение скитов. После долгих физических и психологических истязаний им удалось выяснить расположение скитов. Придя туда, они какое-то время жили в кельях верующих, подвергнув тех изощрённым пыткам. Например: отцов раздевали и, нагишом запрягая в сани, ездили на них наперегонки, стегая кнутами из ветвей. Пока не наступило половодье, каратели находились в скитах, резали рабочий скот. После того как прошёл лед, милиционеры приказали отцам срубить плоты и стали их сплавлять по реке Дубчес. Уходя, каратели подожгли все деревянные строения, оставив после себя разоренное пепелище.

Спаслись лишь немногие старообрядцы, сумевшие весной убежать в тайгу. И именно они впоследствии стали возрождать жительство на Дубчесе. В их числе был Афанасий Герасимович Мурачёв, который позже описал эти события в берестяной книге. Остальные, те, кто не смог убежать, были вывезены в красноярские тюрьмы.

Менее апокрифические записи о погроме в Дубчесе оставил и Афанасий Герасимов. Правда, они были записаны гораздо позднее, чем у Мурачёва – в конце 1980-х.

Он родился в 1916 году на Алтаем, с 1929 года его семья вынуждена была несколько раз тайно переселяться, спасаясь от ужасов коллективизации, особенно кровавых в этом регионе. С 1947 года Афанасий Герасимов провёл несколько лет в упомянутой скитской общине; в 1951-м он был захвачен вместе с другими верующими, но ему удался смелый побег.

«В 1947 году я пожелал в Дупческий скит под управление отца Симеона, у меня врождённое было желание, чтоб сколь возможно больше прочитать книг церковного содержания. В свободные часы читал днями и вечерами; я всегда уходил последний с читального стола. Старцы заметили моё страстное увлечение к чтению, стали мне претендовать, и отец Симеон, узнав, стал говорить: Ты, Афанасий, братию обидишь, один вечеруешь, братский труд лучину жгешь (освещались березовой лучиной). Я говорю: Отче, я сам буду для себя лучину готовить. Он говорит: Да, наверно, ночное правило не молишься. Я говорю: Отмаливаю как положено.

(Арестованные обитательницы Дубчесских скитов. Слева – направо: матушка Валентина (Вера Григорьевна Тюрина), игуменья матушка Тавифа (Татьяна Михайловна Людиновскова), матушка Флена (Татьяна Кондратьевна Шабаршина)

Отец Симеон следил за нравственностью каждого и не любил, если кто якается и хвастает, делал замечание и предлагал скромность и смирение. Предлагал книги читать посменно, если две-три беседные или исторические, то потом детельные и нравственные. Он говорил: Беседные и исторические книги высят и гордят человека, что для нас опасно и вредно, а детельные книги смиряют, вразумляют и душевную красоту предают.

Мои родители были от общества духовно понимающих о пророках и об Антихристе, и я был такой же по наследству. Но когда познакомился с отцом Симеоном, он мне раскрыл все эти тайники, плутовство и лукавство, с тех пор я стал чувственно понимающий о временах. И теперь мне кажется, что я как будто родился и жил в подполье, а он меня вывел на електрический свет. Как я увидел его глубокое знание и начитанность, полностью отдался ему в научение, стал изучать Апокалипсис и библейское пророчество, а он охотно занимался со мной, смотря на мое кипячее желание. За четыре года при его коленях я успел схватить самое важное и нужное для меня. Я был рад до глубины души, что он так ясно мне раскрыл пророчество о последних временах.

В 1949 году самолёт часто летал над скитом и бывало садился на озеро километров около 30, он завозил Новосибирскую экспедицию. В осеннее время двое к нам пришли, продневали и ушли. А потом пришли вторые двое, у нас расположились с приборами; они измеряли давление воздуха на возвышенных горах, они нам так говорили. Ночевали у нас 4 ночи, проверяли приборы утром, а потом я проводил их на Тогульчес. Там к ним прилетал самолёт, бросал им продукты и обувь.

В этот год у нас в скиту иконы стали извещать, стали почикивать, пощёлкивать. У старцев на сердце стало волнение, говорят, что-то иконы извещают. Сперва было реже, а потом чем далее, стало повторяться чаще, каждый день пять-шесть раз щёлкнут иконы, особенно древние. Таких извещений в благополучное время не бывает.

А из миру доносились разговоры от ближайших жителей: Начальство говорили, что надо проверить Дупчес, надо Дупчес просеять. И еще разные подобные намёки давали. Это было год, два и три, но всё, казалось, проходило, но если чему быть, то близилось и наступило.

(Фигурировавшие на процессе 1951 года в Красноярске «вещественные доказательства» антисоветской деятельности старообрядцев-часовенных, захваченных в молельных скитах Дубчеса)

На третий день после Благовещения Пресвятые Богородицы, 28 марта, часа в 4 дня я вышел из келии на улицу. Послышался крик, я глянул вправо и вижу толпу бежащих людей, похожее на татарский набег, с оружием в руках и с криком, друг друга перегоняют и от радости вскрикивают. У меня мгновенно мысли блеснули, что это солдатский отряд, идут на расхищение скита. Я вернулся обратно шагов 7, зашёл в моленну, а там сидели трое: отец Антоний и ещё двое, я, сдерживая себя от паники, как на лице, так и на словах, говорю им спокойно: Старцы, не пугайтеся, что я хочу сказать вам! Они глянули на меня и говорят: А что такое? Я говорю: Властели бегут сюда. Они спросили, далеко, нет? Я говорю: метров 400. А сам я пошёл в келарню, только через сени, и сял возле стола. И трое старцы, схватив шубы, кинулись за мной. Из келарни был ход в кладову, а оттуда ход в картовну яму, и ещё была лазея в другую картовну яму, и трое старцы улезли туда.

Сколько было в скиту овец, баранов для шерсти, всё начальство поели, а также было христорадное масло скоромное, тоже всё поели.

9 человек увезли на барже под конвоем в Красноярск. Там держали следственно почти год. Ложные обвинении приписывали, морили и безсонницей томили, говорили: Признайтесь, что вы вели агитацию против советской власти. Старцы отпирались наголову, что не было этого. Следователь говорил: Но вот вы бывало же, сойдётесь двое-трое и говорили что-нибудь про душу. Старцы говорили: Но это конешно было, наша основная цель говорить о спасении души. Следователь сказал: А вот это и есть агитация против советской власти. Лукавым и насильственным путём всех обвинённых сделали друг на друга показателями и свидетелями в преступлении. И осудили некоторых на 25 лет, это старших, а других на 15 и на 10 лет.

(Так сейчас выглядит заимка строобрядцев на Дубчесе)

Пробыли в лагере примерно три с половиной года, и по смерти Сталина все страдальцы были распущены, поехали кто куда. Из старцев отец Симеон стал жертвой заключения, а из стариц – мать Маргарита. Остальные вернулись в скиты домой, из них половина – инвалиды, в основном с чахоткой, полученной в лагере».

Ещё в Блоге Толкователя о гонении на «альтернативных христиан» при сталинизме:

Православные викториане против Советской власти в 1927-32 годах

В конце 1920-х в РПЦ возникло движение викториан. Они отвергали соглашательство сергианцев с советской властью и провозглашали скорое пришествие антихриста как единственного борца с большевизмом. Основными борцами с властью у викториан стали юродивые, странники и прозорливцы.

«Народное христианство» в СССР в 1940-50-е годы

В 1930-50-е православие среди народа, оставленного без «вертикали власти РПЦ», перерождалось в хлыстовство и даже скопчество. Верующие создали уникальную систему «народного христианства» – она была разрушена репрессивной машиной государства только в 1960-е годы.

December 6, 2014 - Posted by | REPRESĒTIE, Sibīrija, totalitārisms, Vēsture

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: