Noziegumi pret cilvēci

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Interese par «čekas maisiem» pierimusi


ĪSUMĀ:

  • Sākumā “čekas maisus” internetā apskatīja 7000 cilvēku dienā, tagad ap 100.
  • Arī Nacionālajā arhīva lietu apskatīšanai uz vietas rindas neveidojas.
  • Arhīvā gan domā, ka rudenī apmeklētāju skaits atkal pieaugs.
  • Liela interese par datubāzi “Delta”, kur var izlasīt VDK aģentu ziņojumus.
  • Kopš “čekas maisu” atvēršanas 11 personas lūgušas sadarbošanās faktu vērtēt tiesā.
  • 9 no šīm lietām izskatītas – nevienā sadarbošanās fakts nav pierādīts.

Tikmēr vairākas personas pēc čekas aģentu kartotēkas publiskošanas vērsušās prokuratūrā, lai sadarbošanās faktu pārbaudītu tiesā.

Nacionālā arhīva lasītavā, kad tur viesojās LTV, bija bez apmeklētājiem, vienīgā persona, kas bija pieteikusies uz dokumentu apskati, pierakstu atcēlusi. Kopš tā dēvēto čekas maisu atvēršanas pagājušā gada nogalē iedzīvotāju interese par to saturu ievērojami mazinājusies.

Decembrī digitālo VDK aģentu kartotēku dienā aplūkoja vidēji 7000 lasītāju, tagad tie ir tikai 100 līdz 120 ieinteresēto ik dienas.

Tomēr šis rādītājs turas. Mazāka interese ir iepazīties ar dokumentiem, kas apskatāmi tikai arhīvā uz vietas. Tādas ir čekas operatīvās lietas, kurās vēl nav aizklāti trešo personu vārdi, un VDK aģentu ziņojumu datubāze “Delta”.

Klientiem Nacionālajā arhīvā atvēlētas piecas darba vietas. Pie trīs datoriem skatāmas operatīvās lietas, un tad vēl divas darbavietas atvēlētas datubāzes “Delta” pētīšanai.

Pilnā “Deltas” versija gan atrodama tikai vienā datorā un pieejama pētniekiem, žurnālistiem un tiem, kas vēlas iepazīties ar ziņojumiem par sevi.

Otrajā versijā izsekoto un trešo personu vārdi ir aizklāti.

Tā kā lasītājiem paredzēto vietu nav daudz, pirms vizītes arhīvā jāpierakstās, tomēr iepriekš plānotās rindas neveidojas.

Maijā lasītavu apmeklēja 14 lasītāju, katrs vidēji pa divām reizēm, jūnijā jau vairs tikai 10. Arhīvā gan domā, ka rudenī apmeklētāju skaits atkal pieaugs

“To arī lasītāji apgalvo, kad mācību iestādes sāks savu darbu, studenti sāks savu darbu, studenti kā pētnieki nāks, un interese atkal pieaugs,” prognozēja arhīva Dokumentu saglabāšanas nodaļas vecākais eksperts Mārcis Raudis.

Bez žurnālistiem un pētniekiem pārējos apmeklētājus visvairāk interesē datubāze “Delta”, kur var izlasīt VDK aģentu ziņojumus. Meklē gan par sevi, gan radiniekiem čekai stāstīto.

“Ziņojumā minēts konkrēts aģents ar konkrētu lietas numuru, ka viņš par viņu ir ziņojis, nu, piemēram, ka ir bijuši sakari ar trimdas latviešiem, ka ir pretvalstiski izteicies,” skaidroja Mārcis Raudis.

Lasīt ziņojumus nāk arī paši ziņotāji. Kopš tā dēvēto čekas maisu atvēršanas 11 personas vērsušās arī prokuratūrā, lūdzot sadarbošanās faktu vērtēt tiesā.

“Saņemot šo iesniegumu, prokurors vēršas dokumentēšanas centrā, saņem ziņas, tiek izsaukti liecinieki, viņi tiek nopratināti, sagatavots šis atzinums, pārbaudes lieta un nosūtīta uz tiesu,” skaidroja prokuratūras preses sekretāre  Laura Majevska.

9 no 11 lietām jau nosūtītas uz tiesu un arī izskatītas. Nevienā no tām sadarbošanās fakts nav pierādīts.

Tikmēr arhīva darbinieki strādā pie arvien jaunu dokumentu sagatavošanas interneta videi un katru vakaru, dodoties mājās, aizzīmogo aiz sevis arhīva telpu durvis.

KONTEKSTS:

Saeima 2018. gada 4. oktobrī atbalstīja likuma grozījumus, kas paredzēja Latvijas Nacionālā arhīva interneta vietnē jau 2018. gadā publicēt vairākus bijušās Latvijas PSR Valsts drošības komitejas dokumentus jeb tā sauktos čekas maisus.

Jau 2014. gada maijā Saeima bija pieņēmusi likuma grozījumus, kas paredz pēc VDK izpētes komisijas darba beigām, tas ir, pēc 2018. gada 31. maija, publiskot VDK dokumentus, tiesa – Ministru kabineta noteiktā kārtībā un apjomā. VDK zinātniskās izpētes komisija gan ne reizi vien norādījusi uz šķēršļiem, lai strādātu ar Satversmes aizsardzības birojā (SAB) glabātajiem “čekas maisiem”. Tikmēr valsts vadītāji «čekas maisu» pētniekiem pārmeta nesadarbošanos ar SAB.

20. decembrī interneta vietnē “kgb.arhivi.lv” publiskota daļa no VDK dokumentiem.

August 15, 2019 Posted by | Vēsture | Leave a comment

Ata Lejiņa gadu sarakste ar VDK aģentu Lešinski

“Te viss ir! Vārds vārdā, neviltots!”Ata Lejiņa 70. gadu sarakste ar VDK aģentu Lešinski



Imants Lešinskis un Uldis Ģērmanis preses konferencē Stokholmā 1982. gada 21. janvārī. Aizmugurē pirmais no kreisās Atis Lejiņš. Foto no trimdas laikraksta “Latvija”.
Imants Lešinskis un Uldis Ģērmanis preses konferencē Stokholmā 1982. gada 21. janvārī. Aizmugurē pirmais no kreisās Atis Lejiņš. Foto no trimdas laikraksta “Latvija”.

Septembrī Latvijas kinoteātri sāks demonstrēt režisoru Ginta Grūbes un Jāka Kilmi dokumentālo filmu “Spiegs, kurš mans tēvs” – stāstu par Latvijas jaunlaiku vēsturei unikālu, joprojām noslēpumainu personību, PSRS VDK un rietumvalstu specdienestu dubultaģentu Imantu Lešinski (1931–1985). Reiz kādā publikācijā jau pēc Lešinska pārbēgšanas uz Rietumiem agrākais trimdas jaunatnes organizāciju līderis, tagad Saeimas deputāts Atis Lejiņš teicis: “Viņš bija viens īsts VDK aģents.”

Mēģinājumi savervēt

Lejiņš bija viens no tiem trimdiniekiem, kurus Lešinskis, būdams ar VDK cieši saistītās “Latvijas komitejas kultūras sakariem ar tautiešiem” priekšsēdis, 20. gadsimta 70. gados centās ietekmēt, faktiski savervēt. “Viņi uzskatīja mani par perspektīvu jaunieti. Mums bija sarakste, un Lešinskis mēģināja mani ietekmēt, lai es 2. Vispasaules latviešu jaunatnes kongresā (VLJK) Londonā uztaisītu vismaz neitrālu programmu.

Toreiz pret mani bija milzīgs spiediens arī no tā sauktajiem “jaunajiem kreisajiem” Eiropā, lai uz kongresu aicinātu pārstāvjus no Padomju Latvijas.

Tāpēc es nedrīkstēju nocirst. Un es centos. Tas bija kā spēle. Kā kaķis ar peli,” teic Lejiņš, dodot iespēju iepazīties ar to gadu korespondenci. Pēc čekas maisu atvēršanas daudzi sūdzējušies, ka kartotēka pati par sevi maz liecina par paša čekista darbu potenciālā ziņotāja apstrādē: “Bet te tas viss ir! Vārds vārdā, neviltots!”

Latvijas komitejas kultūras sakariem ar tautiešiem jeb Kultkoma, jeb vienkārši Komitejas un tās šefa Lešinska pastiprinātā interese par Ati Lejiņu sākās 1970. gada vasarā, kad trimdas jaunietis apmeklēja Latvijas PSR. Vizītes viens no pamatojumiem bija materiālu vākšana doktora disertācijai par 1905. gada revolūciju. Lejiņš tolaik dzīvoja te ASV, te Zviedrijā un bija 1972. gada 15.–21. augustā Londonā paredzētā 2. VLJK rīcības komitejas loceklis, trimdas Latvijas Sociāldemokrātiskās strādnieku partijas (LSDSP) biedrs, tātad mēreni kreiss.

Okupētajā Latvijā satiktais VDK pulkvedis Lešinskis atstājis “labu, simpātisku un cilvēcisku iespaidu”.

Pateicoties pieredzējušajiem trimdiniekiem, tādiem kā Bruno Kalniņš, Uldis Ģērmanis un citi, gados jaunais Lejiņš tomēr bija jau sagatavots un labi apzinājās, ar ko darīšana. Interesanta detaļa – arī Lešinskis 1970. gadā, kad sākās sarakste, vairs neticēja padomju iekārtai un jau bija kļuvis par dubultaģentu, kas plāno bēgšanu uz Rietumiem. Lejiņš to, protams, nezināja. Tāpēc vēstulēs tiešām parādās divi, brīžiem diametrāli pretēji pasaules priekšstati – Lejiņa kā demokrātiski noskaņota, šķietami panaiva Rietumu jaunieša un godprātīgi savus uzdevumus pildošā padomju specdienesta funkcionāra Lešinska.

“Klimata uzlabošana”

Dokumentālās filmas “Spiegs, kurš mans tēvs” pirmizrāde Latvijā būs 5. septembrī. Filma ir tulkotājas un atdzejotājas Ievas Lešinskas-Geiberes personiskais stāsts par viņas tēvu Imantu Lešinski– divu politisko lielvaru, ASV un PSRS, dubultaģentu aukstā kara laikā. (Amerikāņu sabiedrībai viņš bija vācu izcelsmes vēsturnieks Pīters Frīdrihs Dorns.) Dokumentālās filmas veidošanā piedalījušies arī notikumu aculiecinieki, bijušie ASV Federālās izlūkošanas biroja un Centrālās izlūkošanas pārvaldes, PSRS Valsts drošības komitejas darbinieki, izlūkdienestu vēstures eksperti.
Ekrānuzņēmums no filmas “Spiegs, kurš mans tēvs”

Atgriezies no padomju Rīgas, pirmajā vēstulē “biedram Lešinskim” 1970. gada 24. augustā jaunais Lejiņš no Upsalas raksta, ka Eiropas Latviešu jaunatnes apvienība (ELJA) piekritusi uz saviem pasākumiem aicināt latviešus no LPSR. Pulkvedis ar atbildi iepauzē un 21. aprīlī atbild ar moži familiāru “Sveiks, Ati!”.

Jāpiebilst, visu saraksti pavadīja Latvijas PSR preses izdevumu un dažu skaņuplašu piesūtīšana potenciālajam ietekmes aģentam, kamēr Lejiņš pretim sūtīja trimdas periodiku. “Ja gribam rast bāzi auglīgai diskusijai un eventuālai klimata uzlabošanai, tad taču mums vienam otrs savstarpēji labāk jāiepazīst, un tas nav iespējams arī bez iespiesta vārda starpniecības,” tā Lešinskis.

Tālāk viņš raksta: “Pie mūsu Komitejas nodibinājusies jaunatnes sekcija, kur piedalās galvenokārt Rīgas augstskolu, mazākā mērā arī rūpnīcu un kolhozu jaunieši. Sekcijas darbības mērķis ir rast ceļus uz saprašanos ar latviešu jauniešiem ārpus Latvijas. Manuprāt, šis mērķis nav nereāls, ja vien abas puses parādīs izpratni, toleranci un godprātību.”

Lejiņa priekšlikumu uzaicināt Latvijas PSR jauniešus piedalīties tautiešu sanāksmēs ārzemēs Lešinskis tomēr uzņem ļoti piesardzīgi.

Tie “pelnot interesi”, taču vēl esot precizējami: “Grūti stādīties priekšā, ka mūsu jaunieši gribētu piekrist piedalīties sanāksmēs, kur, piemēram, nodarbojas ar “lielās politikas taisīšanu”, meklē “receptes” subversīvai (graujošai. – Aut.) iedarbībai uz tautu vai tās jaunatni dzimtenē, lielvalstu savstarpējo attiecību pasliktināšanai utt. Mūsu pusē, veidojot kultūras sakarus ar tautiešiem ārzemēs, neviens nevēlas jaukties, teiksim, ASV iekšpolitiskajā dzīvē, aicināt kādu uz nelojālu attieksmi pret Jūsu krastā pastāvošajām institūcijām.”

Vēstules saņēmējs atskārst, ka no inteliģentā spiega Lešinska patiešām jāuzmanās.

Cenšanās virzīt lietas VDK vajadzīgajā virzienā, reizē nodrošinoties pret padomju jaunatnei “postošo” Rietumu ietekmi, ir acīmredzama. Noteikumu uzstādīšanu pavada laipna apvaicāšanās par 1905. gada notikumu pētniecības gaitu un informēšana, ka Raimonda Paula plate jau ceļā.

Atbildi Lejiņš raksta 1971. gada 11. jūnijā. Viņš lūko kliedēt VDK funkcionāra bažas – trimdas jaunatnes organizācijas “subversīvai darbībai” pret PSRS neviens izmantot nepošoties: “ALJA (Amerikas Latviešu jaunatnes apvienība), un es varu droši teikt to pašu par ELJA, ir neatkarīga, demokrātiska organizācija, kas pati nosaka savu darbību. (..) Taču nedomāju, ka mēs gatavojamies izvērst kaut kādu Padomju Savienības apkarošanu.

Domāju, ka Jūsu bažas šajā jautājumā nav pamatotas.” Rietumu jaunieši paši mēdzot kritizēt nevēlamas parādības ASV, kāpēc gan aizliegt jauniešiem to pašu darīt attiecībā uz PSRS?

Lejiņš atkal uzsver, cik svarīgi būtu trimdas jauniešu kontakti ar vienaudžiem Latvijā, un skaidri jautā, kāda īsti ir Komitejas jaunatnes sekcijas nostāja pret ielūgumu apmeklēt kongresu Londonā.

Šoreiz Lešinska atbilde ir ātra. Vēstule ir tīrs padomju demagoģijas paraugs: “Pret demokrātisku kritiku nav nekā ko iebilst, arī mēs paši vaļsirdīgi kritizējam negatīvas parādības mūsu zemē un arī Rietumu pasaulē. Taču Padomju Savienībā nepastāv neviena organizācija, kas par savu mērķi izvirzītu pastāvošās iekārtas gāšanu, teiksim, Savienotajās Valstīs. (..) Būtu dabīgi sagaidīt tādu pašu pieeju arī no pretējās puses, taču ar nožēlu jākonstatē, ka ASV ir organizācijas, tai skaitā latviski iekrāsotas, kas pat savos statūtos ietvērušas subversīvus pretpadomju nodomus.”

Lejiņa piedāvājumus par Latvijas PSR jauniešu līdzdalību kongresā Londonā Lešinskis “torpedē” ar veselu virkni pretjautājumu, faktiski zondējot, kādas būtu delegācijas iespējas ietekmēt kongresa gaitu un gaisotni. Tiek arī jautāts: “Vai rīkotāji var garantēt, ka sanāksmē iepretim mūsu jauniešiem valdīs patiesa tolerance un viņiem nenāksies ciest kādus aizvainojumus?” Bet nobeigumā kā parasti “saldais ēdiens” – piedāvājums trimdiniekus iepazīstināt ar latviešu “kultūrfilmām”, kurās nebūtu “komunistu propagandas”.

Lešinskis zaudē interesi

“Tas spiediens no viņa… Viņš tiešām bija inteliģents, kaut vēlāk teica, ka jau toreiz sen pats tam visam nav ticējis, ko man toreiz stāstīja,” tagad atceras Lejiņš.

Atbildē 1971. gada 10. septembrī viņš priecīgi pauž, ka “Vella kalpus” un “Mērnieku laikus” gribētu gan. Tos varētu demonstrēt kongresa ietvaros. Organizētāji būtu gatavi no Latvijas uzņemt ap 10 jauniešu grupu, kurā būtu arī literāti un mūziķi. Delegātiem ļautu nolasīt 2–3 referātus, piedalīties diskusijās par kultūras jautājumiem un “problēmām, latviešu jaunietim augot divkultūru (vai vairāk) iespaidā”.

Taču: “Protams, jaunieši no Latvijas nevarēs piedalīties mūsu pilnsapulcēs un internās lietās. Visur citur – laipni sagaidām! Arī var apmeklēt politisku un vēsturisku raksturu referātus, bet ar to saprašanu, ka mūsu jauniešos arī valda patiesa tolerance. Tas punkts mums ir principiāls.”

Nu Lešinskis apklust uz vairākiem mēnešiem un tad nāk klajā ar jautājumiem, par kuriem droši vien pats saprata, ka otrai pusei tie būs nepieņemami.

Tā ir pulkveža pēdējā vēstule, datēta ar 1971. gada 22. decembri. Lešinskis acīmredzot sapratis, ka ietekmēt Lejiņu nevarēs. Viņš pēkšņi konstatē, ka Komitejas jaunatnes sekcijā viedokļi par Latvijas PSR jauniešu klātbūtni Londonas kongresā “daloties”. Briti tiešām izsniegšot delegātiem vīzas? Un ja nu viesi no Latvijas saposīšoties, bet “pūles izrādīsies veltīgas”? “Ja mūsu jaunieši Anglijā netiktu ielaisti, par to vareni priecātos tā reakcionārā emigrantu daļa, kurai laikam arī Jūs, Ati, negribētu tādu prieku sagādāt,” tā Lešinskis.

Var tikai minēt, kādu apsvērumu dēļ, taču, atsaucoties uz “viena otra no mūsu jaunatnes sekcijas locekļa” spriedumiem, viņš rosina trimdas un padomju jauniešu tikšanos rīkot nevis Londonā, bet “kādā citā Rietumeiropas zemē, kas ģeogrāfiski tuvāka Latvijai”: “Vai, piemēram, pirmajai tādas plašākas tikšanās reizei nebūtu labvēlīgs tas olimpiskais klimats, kas valdīs Minhenē? Cik zinu, daudzi kongresa dalībnieki plāno būt klāt olimpiskajās spēlēs. To pašu gatavojas darīt arī mūsu jaunieši.”

Mēģinājumi kavēt kongresu, liekot gaidīt uz neizlēmīgajiem “Latvijas viesiem”, kļūst nepārprotami.

Jādomā, galīgais lēmums nevienu nesūtīt uz Londonu VDK un Kultkoma kabinetos tika pieņemts 1972. gada janvārī. Tas izriet no netiešām norādēm – no toņa “tautiešiem” domātajā radioprogrammā “Dzintarkrasts” un publikācijām “Dzimtenes Balsī”.

23. februārī Lejiņš vēl raksta Lešinskim, paužot apbēdinājumu par viņa optimisma pēkšņo nomaiņu ar pesimismu un atgādina, ka “tagad viss atkarājas no Kultūras komitejas”. Priekšlikums pārcelt tikšanos uz citu vietu ārpus kongresa tiek noraidīts, jo Lejiņam nav pilnvaru ko tādu organizēt. 12. aprīlī, nesagaidījis reakciju, VLJK rīcības komitejas dalībnieks atgādina, ka gaida “konkrētas atbildes”, citādi nevarēs vairs rezervēt laiku Latvijas PSR pārstāvjiem kongresa programmā.

Bet Lešinskis ir zaudējis jebkādu interesi par pasākumu, kuru padomju dienesti nevarēs ievirzīt vēlamajās sliedēs.

“Dzimtenes Balss” pielikumā “Atziņas un pārdomas” parādās kāda A. Freiberga raksts “Demagoģiska kņada”, kurā Londonas kongresa organizētājiem ne vairāk, ne mazāk kā pārmesta ielūguma neatsūtīšana – ielūguma, kuru Kultkoms nekad neprasīja, jo “viesi” nemaz negrasījās braukt. Ērtāk bija aizbildināties ar “plānotās sanāksmes politisko, pretpadomju raksturu”.

“Padomju varai ir bailes ļaut saviem delegātiem piedalīties atklātās, brīvās un spontānās diskusijās ar dažādu uzskatu oponentiem – gluži vienkārši izgāšanās un varbūtējās negatīvās publicitātes dēļ,” Zviedrijā iznākošajā laikrakstā “Brīvība” 1972. gada 1. novembrī atzīmēja trimdas publicists Agnis Balodis (pseidonīms Pēteris Lapiņš).

“Propagandas cirvji”

Tā arī Lešinska atbildes nesagaidījis, pēdējo īso vēstuli Lejiņš viņam nosūta 1973. gada 2. janvārī no Zviedrijas. Interesanti, ka pēc tam saraksti pārņēma “Dzintarkrasta” redaktors Laimonis Zakss.

Acīmredzot VDK, par spīti visam, turpināja uzskatīja Lejiņu par daudzsološu.

Zakss kādā 1975. gadā vēstulē atzīmējis: “Tu tur esi zināms jauniešu aprindu līderis, tātad tāda kā uzticības persona un reizē arī ideologs.” Tomēr Zaksam uzkrītoši trūka tās izveicības, kāda piemita Lešinska tekstiem. No Zaksa vēstulēm vējo banāls padomisms, kurš Lešinska korespondencē bija daudz labāk maskēts.

“Izņemot Lešinski, visi pārējie tur bija cirvji, padomju propagandas cirvji,” tagad pasmejas Lejiņš.

Bet Lešinskis, jau pārbēdzis uz Rietumiem, priekšvārdā šīs grāmatas 1983. gada izdevumam zviedru valodā atzinis: “Maskavas iedibinātās komitejas uzdevums bija bremzēt un, ja iespējams, pilnīgi izjaukt un pārtraukt vairāk nekā 120 tūkstošu latviešu pretpadomju trimdinieku politiskās aktivitātes brīvajā pasaulē, panākt šķelšanos un naidu atsevišķu trimdinieku frakciju vidū, vienlaikus apzinot “derīgus elementus” Padomju Savienībai draudzīgu ārējās propagandas akciju īstenošanai trimdinieku un viņu mītnes zemes pamatiedzīvotāju vidū.

Tajā pašā laikā mans un manis vadītās komitejas darbinieku uzdevums bija arī no Latvijā iebraukušo ārzemju latviešu vidus izmeklēt piemērotas kandidatūras KGB slepeno aģentu necilajai karjerai rietumpasaulē.

Atis Lejiņš no pieminēto mērķu sasniegšanas viedokļa izrādījās visai ciets rieksts. Varbūt tieši tālab es viņam toreiz veltīju tik daudz uzmanības.”

August 14, 2019 Posted by | Vēsture | Leave a comment

Gulaga šausmas sievietes skatījumā

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Viss raksts: https://maxim-nm.livejournal.com/523244.html?fbclid=IwAR33s7Q7pOhACOUQ2ywg62V_qAH5uI_hFAKghMfSvpCNdWQMg3tgDNJJP9w

Ужасы ГУЛАГа глазами женщины.

newarrival_detail.jpg

В сегодняшнем посте я расскажу вам о Евфросинии Керсновской, узнице сталинских лагерей — о которой, к большому сожалению, сейчас практически никто не знает, хотя историю её жизни и её работы должен знать каждый, кто живёт в постсоветских странах. Судьба Евфросинии — это судьба мученицы красного тоталитарного режима, который решил уничтожить человека лишь за “неподходящее происхождение” — точно так же, как в другой стране другой такой же тиран уничтожал людей за “неподходящую национальность”.

Сегодня Евфросинию Керсновскую стараются вычеркнуть из всех учебников и официальных историографий — её дневники, рисунки и записи торчат бельмом в глазу неосталинистов, которые рассказывают сказки о “великой стране с лучшим в мире мороженым”. Это та правда, которая показывает весь ужас тоталитарного советского режима, который отличался от других тираний лишь способом избавления от тел — как писал Варлам Шаламов — “на Колыме не было газовых печей, трупы ждут в камне, в вечной мерзлоте”.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о Евфросинии Керсновской и взгляд на ГУЛАГ её глазами. Обязательно заходите под кат, пишите ваше мнение в комментариях, ну и в друзья добавляться не забывайте. И на телеграм-канал тоже подписывайтесь.

Кто такая Евфросиния Керсновская.

Евфросиния Керсновская родилась 8 января 1908 года в Одессе, в семье юриста-криминолога и преподавательницы иностранных языков, происходила из интеллигенции — отец служил в Одесской судебной палате. После начала так называемой “Гражданской войны” (войны большевиков против собственного народа) семья Керсновских бежала в Бессарабию, которая в то время была частью Румынии. В Бессарабии Евфросиния окончила гимназию и ветеринарные курсы, а также выучила несколько европейских языков.

Отец Евфросинии совсем не занимался хозяйством, и им занялась сама Евфросиния — на 40 гектарах она выращивала виноград и зерно, а в свободное время увлекаласть конными и пешими путешествиями и любила велосипедные поездки к морю.

28 июня 1940 года СССР захватил Бессарабию, по совковой привычке назвав это “присоединением”, после чего там сразу же начались массовые репрессии и вывоз населения в концлагеря ГУЛАГа. Тактика совков мало чем отличалась от тактики гитлеровских нацистов — те уничтожали людей за принадлежность к “неподходящей” нации, а совки уничтожали людей за принадлежность к “неподходящему” классу. Единственным “преступлением” Евфросинии была принадлежность к интеллигентному дворянскому сословию — у неё конфисковали всё имущество и лишили всех прав, в том числе права на труд. Отныне она могла устроиться только сезонной работницей на заготовку дров. Она работала одна, так как НКВД, который постоянно разжигал ненависть к людям “не того сословия” — запретил другим людям работать вместе с Евфросинией под страхом арестов.

1 января 1941 года в Бессарабии состоялись советские депутатские “выборы”, на которые пришла и Евфросиния. Не имея доверия ни к одному из кандидатов (многие из которых были бывшими проститутками и прочим социальным “дном”), Евфросиния поставила на бюллетене один сплошной крест. Спустя некоторое время ночью за Евфросинией в её отсутствие пришли сотрудники НКВД — она отказалась скрываться и последовала в ссылку вместе с другими бессарабцами, которых в ту пору вывозили в сталинские концлагеря.

Евфросиния Керсновская в концлагерях ГУЛАГа.

Бессарабцы высылались в ГУЛАГ в товарных вагонах — точно так же, как примерно в те же времена совки выселяли чеченцевтатар и украинцев. Как правило, это были лучшие, неравнодушные работящие и инициативные люди, которые были не нужны и мешали большевикам. Во время высылки на этапе люди погибали прямо в вагонах. Однажды Еврофсиния, обманув конвоиров, смогла выбраться из вагона, чтобы набрать ведро воды для одной женщины, которая начала рожать прямо в поезде — за что Евфросинию посадили в карцер и поставили в личном деле пометку “склонна к побегу”.

Работала Евфросиния на лесозаготовках, в тяжелейших условиях. В лагерях Евфросинию постоянно старались обвинить в “антисоветской агитации и пропаганде” и в “клевете на жизнь трудящихся в СССР” — за то, что она смело говорила правду в глаза концлагерным начальникам. В 1943 году Евфросинию перевели на строительство военного завода под Новосибирском, где заключённые ГУЛАГа работали без применения строительных механизмов — где Евфросиния таскала тачки с раствором и материалами по трапам на пятый этаж.

Несмотря на то, что её постоянно пытались сломать — Евфросиния продолжала действовать прямодушно и открыто высказывать всё, о чём думала — в частности, заявляя, что фактически все “комсомольские и ударные стройки советских пятилеток” построены на самом деле бесправными узниками сталинских концлагерей. В 1944 году за эти высказывания ей увеличили срок ещё на 10 лет.

После смерти Сталина Евфросинию освободили. 30 января 1990 года прокуратура Новосибирской области признала приговоры Евфросинии Керсновской полностью необоснованными, а 13 августа 1990 года прокуратура Молдавской ССР признала необоснованной высылку Евфросинии — и её полностью реабилитировали.

Ужасы ГУЛАГа глазами женщины.

После лагерей и ссылок Евфросиния жила со свой мамой. После 18-летней разлуки. Евфросиния не оставляла больную маму, а в свободное время писала по памяти пейзажи или делала копии картин русских художников. Пока мама раскладывает пасьянс — Евфросиния находится рядом, рисует и рассказывает то, что ей довелось пережить. Мама просит её записать эту историю и берет слово, что дочь не бросит рисовать.

После смерти матери Евфросиния выполняет своё обещание — она покупает толстые тетради, краски и карандаши, и начинает рисовать всё то, через что прошла — с 1964 года она зарисовала наиболее яркие образы того, что с ней происходило с 1940 по 1960 год.

А теперь давайте посмотрим на рисунки и записи Евфросинии Керсновской.

Какой-то военный раза два обошел весь состав, вызывая какого-нибудь медика. Видя, что никто не отзывается, я сказала, что, будучи ветеринарным фельдшером, могу оказать помощь и человеку, если уж очень нужно. В соседнем вагоне был кошмар! Одних детей там было 18. И вот в этом кошмарном уголке ада родилась девочка. Тринадцатый ребенок несчастной, перепуганной женщины! Ее муж, жандарм, сбежал в Румынию, а все семьи таких невозвращенцев подлежат высылке.

Тщетно пыталась я остановить кровотечение… и никого на помощь! Только в кошмаре бывает такое: на полу – роженица, истекающая кровью. Ни пеленки, ни тряпки, ни воды. Огарок догорает. Кругом дети – испуганные, беспомощные. Людей много, но все они до того погружены каждый в свое горе, что никто не пытается помочь.

Разлучили семьи, отделив почти всех мужчин и часть женщин.

– Женщины! Туда, куда вас привезут, ничего не приготовлено для вашего удобства. Мужчины поедут вперед, прибудут раньше и встретят вас на месте. Это был, разумеется, обман. Но обман гениальный. С какой радостью кидались все к окнам, к щелям, если наш поезд проезжал мимо толпы людей, которых вели под конвоем!

– Наши мужья! Они идут нас встречать! – кричали женщины, теснясь у окон, и с надеждой смотрели на толпы мужчин. Увы! Каждый раз надежда оказывалась обманутой…

«Это, наверно, буровые вышки. Тут, должно быть, нефть ищут», – думала я. Пришло время, и я узнала, что значат эти вышки, бараки, ограды… Нет, тогда я была далека от мысли, что в XX веке возможно рабство! Так почему же сердце сжималось, как от недоброго предчувствия?

Прибытие в исправительно-трудовой лагерь оказалось кульминацией издевательства. Прежде всего, нас заставили раздеться догола и впихнули в какие-то дощатые кабины без крыши. Над головой сверкали звезды, под босыми ногами – засохшие экскременты. Сечение ящика – 1 квадратный метр. В каждом трое-четверо мужчин и женщин – голых, дрожащих, испуганных. Затем, открывая один за другим эти собачьи ящики, выводили голых людей и вели через двор – своего рода предбанник лагеря – в специальное здание, где оформляли документы и шмонали наши вещи.

Цель обыска заключалась в том, что лохмотья оставляли нам, а хорошие вещи: свитера, варежки, носки, шарфы, жилеты, хорошую обувь, – забирали себе. Десять грабителей бесстыдно обворовывали обездоленных, чуть живых людей. Исправительный должен делать нас лучше. Труд облагораживает, а лагерь? Это же не тюрьма. Так что же это происходит?!

В 10 часов — проверка. Все, кто работает на данном объекте собираются на дворе. Все. Даже тот, кто успел уже умереть. Впрочем — не сам. Его привозят на тачке и пристраивают к шеренге. Знай порядок!

Куриная слепота…

Странно! Солнце едва зашло. Еще светло. А вереница фитилей бредет, опираясь о стену и щупая палкой дорогу, к раздаточному окну – как в темноте!

Но для них и на самом деле темнота уже наступила. Это вид авитаминоза, известный под названием куриная слепота. У слепых вырабатывается способность ориентироваться в темноте. Но эти доходяги слепы лишь после заката солнца. Они оступаются и спотыкаются на каждом шагу, и поэтому, чтобы не пролить драгоценный черпак баланды, они спешат выпить ее через край, не отходя от раздаточного окошка.

Как раз тут, чаще всего, на них натыкается следующий и выбивает из рук драгоценную бурду. Потерпевший в отчаянии: он ползает по растоптанному снегу с опилками, собирает горстью и отправляет в рот опилки, пропитанные баландой.

После суда – БУР, барак усиленного режима. И работа: 12 часов стирать окровавленные маскировочные халаты в чуть теплой воде и почти без мыла.

Стирало нас двое: я и глухая от побоев финка. Остальные жучки из БУРа кровавого, заскорузлого белья с фронта не стирали. То мыло, что им давали (пилотка жидкого мыла), расходовали налево и зарабатывали “передком”, обслуживая охрану.

Больница.

Не отпускали умирать домой и тех, чей вид мог послужить «наглядным свидетельством» того, к чему приводит «исправительно-трудовой…» Девочка, едва вышедшая из детского возраста, лежала на клеёнке, по которой почти непрестанно скатывались на пол капли крови… «Тётя Фрося, скажите, только скажите всю правду: мама не очень испугается, когда увидит меня такой? Она помнит меня кудрявой, румяной… Нет, правда: я была очень красивая!»…

«Боже мой! Это была Вера Леонидовна! Но до чего же она не была похожа на ту стройную, ещё миловидную женщину, какой я её помнила! Лицо всё в коричневых пятнах, землистого цвета. Худые, узловатые конечности и резко выпирающий живот, туго обтянутый майкой и трусами… больше всего меня удивило, что здесь были и мужчины, и женщины в одном бараке…

Доктор Мардна уговорил Евфросинию работать в морге прозектором. Там трудились: заведующий Никишин, вольный (имевший пять лет поражения в правах), секретарь Дмоховский, вольный (записывал протоколы вскрытий) и два санитара, бытовика-уголовника.

Многое ей там нравилось. Например, изучать анатомию, читать книги из хорошей медицинской библиотеки и перенимать опыт у доктора Никишина. За время работы Евфросиния сделала 1640 вскрытий. Как это можно было выдержать, спрашивала она себя. И отвечала: тот ужас, который свойственно испытывать человеку при виде мертвеца, возможен, только когда тело не утратило человеческого облика. Но в подавляющем большинстве истощенные до предела заключенные еще при жизни выглядели как мертвецы.

Первое, что я увидела, войдя в 8-й барак, была душераздирающая сцена: молодая мать — почти девочка — билась в руках солдата, умоляя: «Дайте покормить его – в последний раз! В последний раз!». А дряхлая старушонка поспешно семенила прочь, унося маленького ребенка, завернутого в одеяльце. Присутствующие при этой сцене мамки ей завидовали: «Счастье, что у тебя есть бабушка… А мы?»

Этот ребенок еще с воли: мать только начала «разматывать свою катушку» – 10 лет…

Врач был мертвенно бледен и очень растерян с виду, но… Извини меня, мой брат-прозектор! Ты оказался человеком. И притом Человеком с большой буквы!

По мере того, как он мне диктовал, картина прояснялась, и не оставалось сомнения, что это было убийство. Убийство выстрелами в упор. Головы, разбитые прикладами… Грудная клетка, проломанная тупым предметом … Обожженные выстрелами лица.
– Гад! Фашист! – хрипел старшина, грозя кулаком. – Твое место там – в этой куче!

Слабое подобие улыбки тронуло бескровные губы врача.
– Знаю! Но вскрытие, пожалуй, сделаю не я…

Ты пристыдил меня, бесстрашный ученик Гиппократа! Ты знал, что тебе с клеймом 58-й статьи пощады не будет.

Без комментариев…

Память, зарастающая травой. Вместо эпилога.

Лично я считаю, что рисунки и судьба Евфросинии Керсновской должны изучаться во всех школах бывшего СССР — чтобы не допустить повторения всех этих ужасов. Именно по такому пути пошла послевоенная Германия — в рамках обязательной образовательной программы дети обязательно посещают музеи в бывших нацистских концлагерях, где учителя говорят им — “смотрите, все эти ужасы допустили наши деды, которые поверили в свою исключительность и в право убивать, единолично выбрали вождя и доверили ему всю власть. Не будьте такими! Не повторяйте этих ошибок!”.

Бывшие же сталинские лагеря сейчас зарастают травой. Они никому не интересны и не нужны в стране, которая объявила сталинские “скрепы” своим главным достижением. Где-то в тайге до сих пор стоят почерневшие от времени вышки конвойных и уже почти разрушенные концлагерные бараки, куда тоталитарный режим, обозвавший себя “родиной”, высылал лучших и неравнодушных. К большому сожалению — в основной массе выжили не они, а ковойные, которые с радостной улыбкой творили всё, о чём рассказала в своих тетрадях Евфросиния Керсновская.

Сейчас потомки конвойных снова поднимают на знамёна Сталина и кричат “можем повторить”…

Подписывайтесь на мой канал в telegram
Подписывайтесь на меня в facebook
На ютуб-канал тоже подписывайтесь:)
Подписывайтесь на мою страничку Вконтакте
Подписывайтесь на мой твиттер

________________________________________________________

Понравился пост? Обязательно расскажите друзьям про ужасы ГУЛАГа глазами женщины, нажав на кнопочку ниже:

35
PROMO MAXIM_NM august 1, 2012 15:32
Привет! Давайте знакомиться — меня зовут Максим Мирович, я топ-блогер “Живого Журнала”:) Уже несколько лет я веду блог maxim_nm на платформе Livejournal, который стал одним из самых популярных и посещаемых блогов рунета. Я пишу о путешествиях, индустриальном…

lj_frank_bot July 31st, 14:00

Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: ИсторияОбщество.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

maxim_nm July 31st, 14:27

Точно.

sergiikarelin July 31st, 14:01

Ужас! СССР – настоящая Империя Зла!

Edited at 2019-07-31 02:02 pm (UTC)

magnetoplus July 31st, 14:16

Второй.

leonid_ilych July 31st, 14:02

Наконец то написал про Керсновскую

maxim_nm July 31st, 14:28

Как информацию собрал – так и написал.

magulbek July 31st, 14:03

Наградной список, за депортацию карачаевцев…..

Из них: Ордена Кутузова II степени — Гоглидзе С. А., Горбатюк И. М., Клепов С. А., Кривенко М. С., Леонтьев А. М., Мильштейн С. Р., Огольцов С. И., Покотило С. В., Ткаченко И. М. и Юхимович С. П. Ордена Красного Знамени — Вургафт А. А., Гагуа И. А., Горлинский Н. Д., Горностаев Я. Ф., Какучая В. А., Каранадзе Г. Т., Маркеев М. И., Рухадзе Н. М. и Эсаулов А. А. Ордена Красной Звезды — Аркадьев Д. В., Бочков В. М., Мамулов С. С.[72][73]

maxim_nm July 31st, 14:28

Мда…

barxanow July 31st, 14:04

Картинки в таком стиле уже публиковались раньше, на них в бараках бошки рубили, и еще всякие зверства были нарисованы. Хоть бы художника поменяли, что ли.

magnetoplus July 31st, 14:16

Аж срётесь – так непогрешимость Сралина доказать хочется.

shad_tkhom July 31st, 14:07

Руководители СССР избежали Нюрнберга, а жаль. То, что они творили сравнимо с преступлениями нацистов. И многие лагеря были пострашней Освенцима. И сравнимы по количеству жертв.

dmitriykrilov July 31st, 14:11

Некоторые не только сравнимы, но и превышают.

harmurak July 31st, 14:15

Первый!

magnetoplus July 31st, 14:16

Нет.

vasha_rasha2 July 31st, 14:15

уже не далеко осталось до новых гулагов.

magnetoplus July 31st, 14:16

Уже почти!

caustic_raider July 31st, 14:19

magnetoplus July 31st, 14:24

История СССР со времён динозавров.

adventurus2015 July 31st, 14:20

Ужасно читать это все
Как несчастные люди пережили вообще этот кошмар?
И находятся ведь гниды, оправдывающие все это
От этих гнид воняет тухлятиной
Они такие же как те упыри, издевающиеся над людьми

maxim_nm July 31st, 14:29

И сейчас таких много есть, даже тут в комментах много сталинистов увидите.

e_radomyslskaja July 31st, 14:22

Ну спасибо, удружил так удружил интереснейшим постом! Я-то давно слышала о ней, даже начинала когда-то читать, но забросила. Будет повод довести дело до конца… Я из мемуаров женщин-лагерниц в первую очередь вспоминаю “Крутой маршрут” Гинзбург и “Путь” Адамовой-Слиозберг, хотя их много вообще. Есть хороший сборник воспоминаний – двухтомник “Доднесь тяготеет” под редакцией С. Виленского

Edited at 2019-07-31 02:28 pm (UTC)

maxim_nm July 31st, 14:30

Да, пожалуйста.

oldowan July 31st, 14:24

В России с того времени ничего не изменилось.

magnetoplus July 31st, 14:25

+1000

ну про одну такую только из чехии недавно читал так их там человеченой кормили так она там звезда экрана и не только бред писать не надоело или ваша аудитория ясельная группа

e_radomyslskaja July 31st, 14:41

Запятые платные?

biboroda July 31st, 14:39

а кому-то все хочется возврата того времени, просто пусть представят что они на месте той женщины….

e_radomyslskaja July 31st, 14:45

Не хотят они просто задумываться над тем, что даже самые преданнейшие блюдолизы в определенный момент становились тирану ненужными, как Ежов

lx_photos July 31st, 14:40

Ужас.

maxim_nm July 31st, 15:14

Как есть…

bamymih July 31st, 14:41

Не страна, сплошной концлагерь!!!

dmitriykrilov July 31st, 15:06

Причём в прямом, а не переносном смысле. Вот карта ГУЛАГов:

winner_88 July 31st, 14:43

Это же как надо ненавидеть то людей чтобы такое творить!!!!

e_radomyslskaja July 31st, 14:50

Сталин ненавидел не только людей, но и лучшие человеческие качества, сколько раз так пытались следаки играть на родственных чувствах, а чего только стоил арест “за недонесение”…

karhu53 July 31st, 14:47

бедняжка, и как она выжила столько лет в таком аду Да еще и потом прожила довольно долго

barxanow July 31st, 14:56

Тоже поражаюсь. Может, насчет мук и голода – прибрехнуто?

ivanyuga_e July 31st, 15:10

Так любимый мировичем либерализм тоже пробивал себе дорогу через горы трупов. Тот образ жизни, который сейчас имеется в Европе и который славится мировичем как эталонный, является плодом долгого исторического процесса, сопровождавшимся массовым истреблением людей. Путь к всеобщему равенству, свободе предпринимательства начался с ужасов Реформации. Пусть мирович не поленится и почитает о реках крови, пролитых протестантской инквизицией. А это были первые приверженцы торгашеского идеала. Можно вспомнить ещё о Французской революции… Или мирович думает, что всеобщее равенство досталось французам просто так? Английский Кромвель в том же ряду. Пусть мирович всплакнет о зачищенных для американской мечты индейцах, о зверствах европейцев в колониях. Вот на чем строился так любимый мировичем “сверхэффективный” общественный строй, который он не устаёт славить, противопоставляя советскому строю. Советская власть уничтожала преступников и дегенератов, имела на это полное право. Сказки про посаженных “за колоски” слушать уже надоело. Тут много говорят о том, что нужно раскрыть все архивы, намекая на то, что власть скрывает истинную правду о масштабе репрессий. Непонятно только, зачем нынешним привластным буржуям скрывать правду про чуждый им советский строй? А архивы не раскрываются по одной причине – если их открыть, то все ваши моральные авторитеты, все Солженицыны, Жженовы, Керсновские полетят головой вниз со своих мученических пьедестальчиков, потому что все тогда увидят, за что эти ваши моральные авторитеты в действительности сидели. Лагерей и сейчас неплохо бы побольше – такую гниду, как Мирович, и всех прочих блядей гноить надо только там. А вообще, нет исторических процессов без крови, увы….

maxim_nm July 31st, 15:13

Да, прекрасно что вы всё это говорите, не тая в себе.

harmurak July 31st, 15:17

Вот про эти ужасы совка нужно рассказывать по ящику каждый день! И тыкать в них носом всех, кто это совершал! А не кричать “МОЖЕМ ПОВТОРИТЬ”!

navalnypresiden July 31st, 16:54

Надо повторить опыт американцев, которые сгоняли мирных немцев в Освенцим и заставляли перезахоранивать трупы узников

is_pavel July 31st, 15:18

А на слова Черчилля дадим ответить противнику большевиков меньшевику Мартынову, который писал: «Говорят, что «большевистская диктатура есть режим насилия меньшинства над большинством… Это неверно… Именно потому, что большевики глубоко опускали свой якорь в народную стихию, они нащупали в глубине ее такую гранитную опору для своей власти, какую совершенно бессильна была найти дряблая интеллигентская демократия в эпоху Керенского. Если судить о России по этой эпохе, то можно было бы прийти в отчаяние, можно было бы подумать, что вся Россия есть сплошная Обломовка и что рыхлость и безволие есть национальная черта русского народа. Заслуга большевиков заключалась, между прочим, в том, что они рассеяли это ложное представление о России: они показали, что в ней есть такие социальные пласты, которые более похожи на твердый, хотя и неотесанный гранит, чем на мягкое тесто, что политика зависела у нас не от национального характера народа, а от того, какой класс делал эту политику».

opiat_dvoika July 31st, 17:29

Самое удивительное в этом тексте, что он является словоблудием от первого до последнего слова. Такое нечасто встретишь.
Якорь они опустили в народную стихию. И якорь нащупал (!) гранит. На который решил опереться. Якорь. На гранит.
Боюсь даже представить, что у этого Мартынова было в голове.

rk10 July 31st, 15:24

Когда читаешь подобные вещи, то приходит понимание, что из РФ можно только свалить, если у человека есть хоть капля самоуважения и достоинства. Там никогда ничего не поменяется. Поменяется в лучшую сторону, возможно(!), в Украине и в РБ, через несколько десятков лет. В России никогда.

ivanyuga_e July 31st, 15:27

Ты уже?

Елена Кесиди July 31st, 15:32

Кошмар какой-то, даже не верится, что такое могло происходить

xor2xor July 31st, 15:53

разумеется.
у нас сейчас пропаганда совка и курс твердой руки. поэтому официально ничего такого не было.

shine_line July 31st, 15:52

Вот к чему приводят на практике безбожные левацкие идеологии.
А как сперва на словах все красиво стелили…

glavsnab July 31st, 18:15

понятно, любые подобные “разоблачения” заведомо правдивы

dizelek July 31st, 16:11

Не могу поверить, что и бульбаши в этом во всем участвовали!!!

August 1, 2019 Posted by | Vēsture | Leave a comment

   

%d bloggers like this: