gulags_lv

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Krievija atkal pārmet Latvijai

Krievija velta pārmetumus Latvijai, kā īpaši cinisku novērtējot Jelgavas rīcību

Attēlu galerija

Apollo

Krievijas Ārlietu ministrija (ĀM) ir izplatījusi paziņojumu saistībā Latvijā notikušajiem Otrā pasaules kara piemiņas pasākumiem, kurā Latvijas politiķiem pārmet nepareizu skatījumu uz vēsturi, bet Eiropas Savienībai (ES) kopumā – nemācīšanos no kara pieredzes.

Krievijas ārlietu dienests ar gandarījumu konstatē, ka 9.maijā Latvijas galvaspilsētā un citās pilsētās ir notikušas svinības par godu uzvarai Otrajā pasaules karā, kurās piedalījušies vairāki desmiti tūkstošu dalībnieku, tomēr svinības esot aptumšojuši vairāki Latvijas politiķi.

«Mēs nevarējām nepievērst uzmanību tam, ka lielās svinības izraisīja slimīgu un neadekvātu Latvijas valdošo politiķu reakciju, kuri attiecībā uz svētku dalībniekiem tiražēja apvainojošus paziņojumus, piemēram, tēzi par to, ka «9.maijs ir sākums otrajai padomju okupācijai»,» teikts Krievijas ĀM paziņojumā.

Kā īpaši cinisku Krievija novērtējusi Jelgavas rīcību, kur «Krievijas tautiešiem ar sadomātiem iemesliem tika atteikts sarīkot tradicionālo pasākumu un svētku koncertu». «Tā vietā vietējā pilsētas dome organizēja demonstratīvu ziedu nolikšanu pie pieminekļa, kas veltīts pilsētu 1944.gadā no Sarkanās armijas aizstāvējušajiem «Waffen SS» leģionāriem,» Jelgavas pašvaldību kritizē Krievija.

Kā ziņots, 9.maijā krievu kultūras biedrības «Veče» Jelgavā rīkoja mītiņu un ziedu un vainagu nolikšanu par godu «Uzvaras dienai». Šogad pasākums notika Stacijas laukumā, un «Veče» pauda neapmierinātību, ka organizācijai atteikta iespēja pasākumu rīkot Uzvaras parkā, turklāt esot ticis aizliegts vakara pasākums. Savukārt pašvaldība skaidroja, ka sākotnēji vakarā iecerēto svētku pasākumu pašvaldībai nācies atteikt, jo Uzvaras parks un Jelgavas pils apkārtne 9.maijā jau bija aizņemti citiem pasākumiem – Uzvaras parkā notika Eiropas festivāls, godinot Eiropas dienu Latvijā, savukārt Jelgavas pils apkārtnē noritēja «Latvijas Stādu dienas».

«Īpašas bažas rada fakts, ka šādi amorāli paziņojumi un rīcība, kas aizskar visus antihitleriskās koalīcijas cīnītājus, kas izglāba Eiropu un visu pasauli no «brūnā mēra», nāk no augstām valsts amatpersonām, kas pašlaik prezidē ES Padomē,» teikts Krievijas ĀM paziņojumā.

«Šādai zaimojošai rīcībai nav sekojusi nosodoša attieksme no ES un tās dalībvalstīm, kas liek aizdomāties, cik labi Eiropā ir apgūtas Otrā pasaules kara traģiskās mācības,» paziņojumu noslēdz Krievijas ārlietu dienests.

May 16, 2015 Posted by | krievu impērisms, rusofašisms, Vēsture | Leave a comment

Latviešu nīdēju murgi

Gapoņenko: NATO karaspēks Latvijā ievests, lai apspiestu antifašistus

Drošības policijas priekšnieks Normunds Mežviets pirms nedēļas paziņoja, ka Krievija antifašistiem 16.marta pasākumu rīkošanai pārskaitījusi 25 000 eiro. Bija iecereta plaša konference, tomēr to sarīkot neizdevās. Tā vietā Tatjana Ždanoka un tā saucamie «antifašisti» sanāca Kara muzejā un uz pasēdēšanu Ždanokas partijas birojā. Viens otru pārliecināja, ka Latvijā atdzimst fašisms un ka to pierādot muzeja eksponāti, svētdienas vakarā vēstī raidījums «Nekā personīga» (NP).

Gapoņenko: NATO karaspēks Latvijā ievests, lai apspiestu antifašistus

Šogad viesnīcas atteica «antifašistiem» telpas konferences rīkošanai par nacisma atdzimšanu Latvijā. Tādēļ Josifs Korens un Tatjana Ždanoka nolēma vienkārši pastaigāties pa kara muzeju.

Abiem Latvijas antifaštu kustības veterāniem Ždanokai un Korenam piepulcējās Latvijas krievu kustību aktīvisti Viktors Guščins, Miroslavs Mitrofanovs un Vladimirs Buzajevs.

Par ekskurijas vadītāju bija izvēlēts Ždanokas partijas aktīvists filologs Aleksandrs Filejs. Viņš klātesošajiem izklāstīja, cik grūti latviešiem klājās savā zemē, kamēr tos no zviedru jūga neatbrīvoja Pēteris Pirmais. Latvieši arī neesot atbalstījuši savas valsts izveidošanu, bet 1918.gadā iestājušies par sarkanajiem strēlniekiem un Padomju savienību. Un visbeidzot – prezidenta Kārļa Ulmaņa prātīgākais lēmums esot bijis nepretoties Latvijas uzņemšanai Padomju Savienībā, kā to prasījuši strādnieki un zemnieki.

«Kad paziņoja par padomju varas iedibināšanu ar aktīvu strādnieku, zemnieku atbalstu – tad vairs nebija iespējams izturēt Ulmaņa diktatūru par zemajiem sociālajiem maksājumiem, par zemo sociālo nodrošinājumu, par psiholoģisko teroru Ulmanis pēc neilgām pārdomām piekrita ievest ierobežotu padomju armijas kontingentu,» saka Filejs.

Ždanoka izmantoja gadījumu pasūdzēties muzeja darbiniecēm, kadēļ viņai informācija par Latvijas vēsture jālasa latviešu valodā.

Stundiņu pastaigājuši pa kara muzeju un viens otru uzmundrinājuši vēstures sagrozīšanā, antifašisti pamazām izklīda, lai dotos uz nākamo konferences vietu – Krievu savienības Latvijā biroju.

NP: Korena kungs man jautājums, kāpēc tai muzejā staigājāt?
Korens: Tāpēc, ka Pabrika kungs rekomendēja.
NP: Viņš jums zvanīja un teica, lai nākat?
Korens: Viņš to savā tviterī nopublicēja.

Raidījumam gan neizdevās aprunāties ar Ždanoku, jo viņa norādīja, ka intervijas ir jāpiesaka zināmu laiku iepriekš.

Ždanokas birojā antifašitiem pievienojās Krievijas valsts naudas stipendiāts Aleksandrs Gapoņenko. Viņš izvirzīja teoriju, ka NATO valsts armijas vienības Latvijā ievestas, lai apspiestu antifašistus. Gapoņenko secina, ka Nacionālās apvienības politiķu plāni piedalīties 16.marta pasākumos liecina par to, ka viņi Latvijas valsti saredz kā nacistiskās Vācijas režīma turpinājumu.

«Šī tendence ir realizejusies Ukrainā un mūsu varas iestādes šo tendenci vēlas realizēt šeit Latvijā. Tieši tādēļ šeit ieradušies amerikāņu spēki un sarīkojuši šeit reālu NATO, lai iebiedētu šejienes iedzīvotāus, turētu paklausībā. Un uzbrukumi mums par mūsu darbību ir valsts gatavošanās trešajam pasaules karam politikas elements. Lai ieviestu nacionālās diktatūras režīmu, kas ļoti viegli pāries nacistiskajā,» uzskata Gapoņenko.

Kā ik gadu atifašistu kustība cenšas piesaistīt jaunus viesus. Šogad neesot varējuši atbraukt Ždanokas cīņubiedrs no Itālijas Džuljeto Kjeza, ne arī autobuss ar igauņu antifaštiem. Toties bija klāt kādas Itālijas interneta mājaslapas operators, maza ciematiņa mērs un austriešu kreisās kustības aktīvists.

http://goo.gl/iu15QJ

March 15, 2015 Posted by | krievu impērisms, Okupācijas sekas | Leave a comment

Leģionāru mazdēla piezīmes

Krievija mērķtiecīgi ilgstošā laika periodā 16.martu ir padarījusi par vienu no centrālajiem „fašisma atdzimšanas” pasākumiem


16
2014.gada 16.martā pie Brīvības pieminekļa. Foto: Nora Krevneva


Ik gadu, tuvojoties 16.martam, gaisā valda taustāms satraukums par to, kā būs šoreiz – cik policistu ielās, cik skaļruņu, transparentu, cik „antifašistu”, cik lamu un spļāvienu sejā. Domājams, šis 16.marts ne par mata tiesu nebūs citādāks kā visi citi iepriekšējie, atšķirība tikai tā, ka esam Eiropas Savienības Padomes prezidējošā valsts un kaimiņš agresors ir izvērsis plaša mēroga karadarbību Ukrainā.

Varam tikai spekulēt par to, vai “Daugavas vanagu” iedibinātā karavīru atceres diena tiks izmantota kā hibrīdkara daļa, vai vienkārši kalpos par uzskates materiālu Krievijas iekšējā un ārējā propagandā, jo bez fašistiskās elpas pakausī Krievijas propaganda nespēj eksistēt.

Uzspiestā taisnošanās

Gluži ar tādu pašu regularitāti, kā katru gadu pienāk marta vidus, tā jau labu laiku iepriekš sabiedrībā kopumā un valsts pārvaldē sāk cirkulēt dažādas idejas, kā attaisnoties starptautiskajā informācijas telpā. Retoriski – bet vai valsts vadībai vispār būtu jātaisnojas par kādas sabiedrības grupas organizētu piemiņas dienu un vai vispār ir par ko taisnoties?
Iemesls, kādēļ mēs taisnojamies it kā kādas globālas neizpratnes priekšā nav mūsu pašu izdomāts, bet gan uzspiests diskurss. Krievija mērķtiecīgi ilgstošā laika periodā 16.martu ir padarījusi par vienu no centrālajiem „fašisma atdzimšanas” pasākumiem, kur tā saucamās tautiešu organizācijas var atstrādāt tajās iepriekš ieguldītos līdzekļus. Patiesībā, ja ne Krievijas īstenotā reklāmas kampaņa, tad diezin vai uz ziedu nolikšanu pie Brīvības pieminekļa pulcētos vairāk ļaužu nekā 25.martā, kad atceramies visus uz Sibīriju aizsūtītos un nobendētos.

Mēs esam ieslodzīti zināmā diskursā, kuru nenosakām mēs paši. Gluži otrādi – Krievijas varas kontrolētie plašsaziņas līdzekļi gadiem ilgi kultivējuši ideju par fašisma atdzimšanu, par neonacistu un “Waffen SS” atbalstītāju maršiem Latvijas galvaspilsētā.

Tā rezultātā no Latvijas puses mēs nerunājam vis par to, cik prātam neaptverama traģēdija bija piespiedu mobilizācija nacistiskās Vācijas bruņotajos spēkos un Sarkanajā armijā, bet gan esam spiesti taisnoties, ka mūsu tēvi, vectēvi un vecvectēvi nav bijuši kādi rūdīti nacisti un ebreju slepkavas, tikai tieši tādi paši kara upuri kā daudzi citi. Pēdējos gados ir noticis liels skaidrojošs darbs par to, kādi latviešu formējumi bija nacistiskās Vācijas bruņotajos spēkos, kā arī par to, ka 16.martā neviens normāls cilvēks neatzīmē Arāja komandas pastāvēšanu vai pastrādāto.

Pēc visa šī skaidrojošā darba starptautiski ir izveidojusies izpratne par to, kas ir bijuši latviešu leģionāri, taču pēdējā laikā tādi Krievijas propagandu apkalpojoši vēsturnieki kā Aleksandrs Djukovs sludina tēzes par latviešiem slepkavniekiem Latvijas – Baltkrievijas – Krievijas pierobežā. Vispār jau Djukovs un viņam līdzīgie regulāri vēsta par baltiešiem iedzimto nacismu – “(..) baltiešu kolaboracionisms atšķīrās no pārējiem ne tikai ar savu masveida raksturu, bet arī ar motivāciju. Krievijas, Ukrainas un Baltkrievijas iedzīvotājiem kolaboracionisms bija nepieciešams izdzīvošanas dēļ. Savukārt Baltijā nacistu politika bija daudz maigāka, jo vietējie iedzīvotāji paši labprātīgi sadarbojās ar nacistiem (..)”*

Mūsu skaidrojošā cīņa joprojām ir zaudēta tajā, ka Krievijas masu medijiem ir salīdzinoši vienalga – piespiedu kārtā mobilizēti latviešu karavīri vai policijas bataljoni, kur liela daļa tomēr bija brīvprātīgie un kuri tiešām piedalījās zvērībās pret civiliedzīvotājiem. Propagandai šādi “sīkumi” nav nozīmīgi, jo propagandai ir jāsatur tikai zināma daļa patiesības – pārējais var būt arī klaji izdomājumi.

Ik gadus, kad vecie vīri dodas uz Doma baznīcu un pie Brīvības pieminekļa pieminēt savējos – tādus pašus bez vainas vainīgos -, pārņem nelāga sajūta. Nē, ne jau tāpēc, ka neatbalstītu veco vīru tiesības pulcēties un pieminēt savējos, bet visas tās melu, lamu un spļāvienu gūzmas dēļ.

Abi mani vectēvi piespiedu kārtā ir bijuši leģionā, abi pēc tam bijuši filtrācijas nometnē, abiem karš bija neizdzēšama dzīves trauma. Vectēvs nekad nelepojās ar to, ka vispār karojis, no viņa nekad nedzirdēja kādus kara varonības stāstus. Viņš tikai klusējot vakara pustumsā nolika svecīti pie leģionāru pieminekļa Džūkstē. Pieminekli saspridzināja un nolēja ar sarkanu krāsu, piemiņu un atmiņas saspridzināt gan nevarēja.

Autors ir LU doktorants, Austrumeiropas politikas pētījumu centra pētnieks

* Дюков А.Р. Милость к падшим: Советские репрессии против нацистских пособников в Прибалтике М.: Фонд Историческая память, 2009.

March 12, 2015 Posted by | 16.marts, Krievija, krievu impērisms | Leave a comment

Par prokurores rīcību, apsūdzot Rūtenbergu Krievijas karoga sabojāšanā

Represēto apvienība lūdz izvērtēt prokurores rīcību, apsūdzot Rūtenbergu Krievijas karoga sabojāšanā

Apsūdzētais Dainis Rūtenbergs Rīgas pilsētas Centra rajona tiesas sēdes laikā, kurā sāk izskatīt pret viņu ierosunāto krimināllietu par Krievijas karoga sabojāšanu pērn Rīgā notikušajā Latvijas Krievu savienības organizētajā piketā

Apsūdzētais Dainis Rūtenbergs Rīgas pilsētas Centra rajona tiesas sēdes laikā, kurā sāk izskatīt pret viņu ierosunāto krimināllietu par Krievijas karoga sabojāšanu pērn Rīgā notikušajā Latvijas Krievu savienības organizētajā piketā. Foto: Edijs Pālens / LETA

Latvijas Politiski represēto apvienība (LPRA) lūdz prokuratūru izvērtēt Rīgas pilsētas Centra rajona prokuratūras prokurores Daces Lapinskas rīcību, apsūdzot Daini Rūtenbergu Krievijas karoga sabojāšanā pērn Rīgā notikušajā Latvijas Krievu savienības (LKS) organizētajā piketā «Krimas atbalstam».

Kā informēja LPRA valdes loceklis Astrīds Freimanis, izanalizējot situāciju, LPRA secinājusi, ka pikets būtībā bija demonstrācija ar nolūku destabilizēt situāciju valstī, lai zondētu iespēju rīkot referendumu Latvijā. To vēl pastiprina tīmekļa vietnē vēlāk ievietotais teksts par «Latgales tautas republiku». Apvienība norāda, ka demonstrācijas laikā, lai pārtrauktu šo politisko akciju, pilsonis Rūtenbergs ieskrēja pūlī un izrāva no rokām Krievijas karogu un salauza karoga kātu. Tā rezultātā viņš tika aizturēts un nogādāts policijas iecirknī.

«Patlaban pret Latvijas patriotu Rūtenbergu ierosināta krimināllieta un notiek tiesas process par karoga (personiskās mantas) bojāšanu, kura vērtība ir 15 eiro. Piketētāju pārkāpumi un provokācijas netiek ņemtas vērā, kas faktiski izraisīja šo pretreakciju no Rūtenberga puses. LPRA ir zināms, ka Rūtenbergs ir no politiski represēto ģimenes,» skaidro apvienība.

Pēc LPRA domām, atļaujot šo piketu par atbalstu referenduma rīkošanai Ukrainā, Rīgas domes vadība ignorēja 1994.gada 15.maija Budapeštas starptautisko vienošanos, ko parakstīja Ukraina, Krievija, ASV un Lielbritānija, kas garantē šīs valsts neatkarību, suverenitāti un pastāvošo robežu neaizskaramību.

«Līdzīgi rīkojās arī prokurore Lapinska, ierosinot krimināllietu pret Rūtenbergu, kurš protestēja pret šo provokāciju, tāpēc LPRA lūdz izbeigt Rūtenberga vajāšanu, pārvēršot šo procesu par politisku teātri,» norādīts LPRA paziņojumā. Tāpat apvienība lūdz tiesībsargājošajām iestādēm rūpīgi izmeklēt 10.marta piketa norisi un tā patiesos mērķus, «kad pašā Rīgas centrā izkliedza «Rosija, Rosija!», «Referendumu!», nenorādot valsti».

Tāpat tiek lūgts izvērtēt prokurores Lapinskas rīcību, kura ierosināja krimināllietu pret Rūtenbergu, pavirši izvērtējot un pietiekami neiedziļinoties incidenta apstākļos.

Jau ziņots, ka uz pirmo tiesas sēdi janvāra beigās krimināllietā pret Rūtenbergu bija ieradušies ap 40 viņa atbalstītāju, novēroja aģentūra LETA. Pirms lietas izskatīšanas pie tiesu nama ieejas kāds no Rūtenberga atbalstītājiem kupenā bija iespraudis karoga kātu ar nelielu transparentu «Daiņa tiesas objekts». Vēlāk šis karoga kāts tika aizvākts.

Tiesa lietas izskatīšanu gan atlika līdz 1.jūnijam, jo nebija ieradušies vairāki liecinieki.

Pirms tam gan tika uzklausīts par cietušo atzītais karoga īpašnieks Staņislavs Razumovskis. No 1945.gada Latvijā dzīvojošais vīrietis krievu valodā liecināja, ka karogu bija iegādājies Rīgas Centrāltirgū par aptuveni 30 latiem (42 eiro) un to iepriekš izmantojis krievu valodas aizstāvības akcijā. Vīrietis teica, ka saprot, ka Rūtenbergs viņam varētu būt uzbrucis emociju uzplūdā, taču viņš vēlas, lai apsūdzētais atvainojas un sedz zaudējumus. Par iegūto summu Razumovskis gribētu aizbraukt uz Krieviju un nopirkt jaunu karogu.

Kā ziņots, Rūtenbergs ir apsūdzēts par svešas mantas tīšu iznīcināšanu vai bojāšanu, un pēc šī panta persona var tikt sodīta ar brīvības atņemšanu uz laiku līdz diviem gadiem vai ar īslaicīgu brīvības atņemšanu, vai piespiedu darbu, vai naudas sodu.

Kriminālprocesa pirmstiesas izmeklēšanas laikā ticis noskaidrots, ka Rūtenbergs pagājušā gada 10.marta gājiena laikā sadusmojies par Latvijā izmantoto Krievijas karogu, piegājis pie viena no gājiena dalībniekiem un, pielietojot fizisku spēku, no viņa rokām izrāvis šo karogu.

Uzreiz pēc tam Rūtenbergs uzsitis pa karoga kāju, kā rezultātā karoga plīvojošā daļa divās vietās ieplēsta.

Rūtenbergs savu vainu noziedzīga nodarījuma izdarīšanā noliedza.

Pērn pavasarī Valsts policija (VP) izbeidza kriminālprocesu pret šo personu par huligānismu. Vēlāk gan tika nolemts lēmumu par kriminālprocesa izbeigšanu atcelt daļā, kriminālprocesu atjaunot un turpināt izmeklēšanu par svešas mantas bojāšanas faktu. Tad kriminālprocess tika pārkvalificēts pēc Krimināllikuma 185.panta 1.daļā paredzētā noziedzīgā nodarījuma sastāva pazīmēm, proti, par svešas mantas bojāšanu.

Kā ziņots, LKS (iepriekš – PCTVL) pikets notika pērn 10.martā pie Eiropas Savienības mājas Rīgā, kā arī dažās citās vietās pilsētas centrā. Policija pasākuma laikā aizturēja vienu cilvēku.

 

LETAWikipedia: LETA is the main Latvian information agency. Its headquarters are in Riga.

February 15, 2015 Posted by | krievu impērisms | Leave a comment

Mūsdienu staļinisti ņirgājas par latviešiem – komunistiskā genocīda upuriem

Krievijas staļinistu izdevums Су́ть вре́мени publicējis rakstu, par Vjatlagā ieslodzīto un nobendēto latviešu piemiņas saglabāšanas centieniem “Lauru vainags fašistam Stradiņam“, kurā attaisnoti staļiniskie noziegumi un tiek apgalvots, ka ieslodzītie bijuši “fašisti”, kuri šo sodu pelnījuši.

Krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


P.S. Materiāli par Vjatlagu: Nāves nometņu grupa Vjatlags
Fragments no Vjatlagu pārdzīvojušā Artura Stradiņa dienasgrāmatas grāmatā “ĒRKŠĶAINĀS GAITAS”

Ekspedīcija ‘Vjatlags – Usoļlags.
Šajā ekspedīcijā 1995. gadā tika apsekotas vietas, kur gāja bojā tūkstošiem 1941. gadā aizvesto latviešu. Alfreda Puškevica sarakstītā ekspedīcijas dienasgrāmata.
Krusti izsūtījuma zemē  
Raksts “Dienā” par filmu “Ekspedīcija Vjatlags – Usoļlags”

Viktora Berzinskiha grāmata par Vjatlagu, krievu valodā DOS kodējumā
Vjatlagā nonāvēto saraksti
47 Latvijas pilsoņi, kam nāves sods nošaujot izpildīts Kirovas cietumā 1941.g. 10. novembrī
(A – K). Saraksts (Cyr. DOS)
Šī saraksta tulkojums latviešu valodā

Vjatlagā nonāvēto 437 Latvijas pilsoņu saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 107. Ābele – Vīksna
Nr. 108 līdz 224. Virsaitis – Joffe

Nr. 225 – 324. Kažoks – Kušķis

Nr. 325 līdz 406. Lavenieks – Mutils

Nr. 407 līdz 437. Napoets – Ošups

Vjatlagā nonāvēto 143 etnisko latviešu un Latvijā dzimušo saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 106. Ābols – Kuks
Nr. 107 līdz 143. Lagzdiņš – Murevičs


strad-vjatlags

Лавровый венок фашисту Страдиньшу

Июньскую депортацию латышская сторона сегодня всячески пытается представить актом геноцида. Эти попытки неубедительны для начала уже потому, что депортировано было 15 тысяч человек, то есть 1 % населения Латвии, что никак геноцидом не назовешь
Тема «двух тоталитаризмов», уравнивающая фашизм и коммунизм и давно развиваемая западными идеологами (начиная с Ф. фон Хайека, Х. Арендт, и К. Поппера), сегодня агрессивно навязывается российскому обществу, и прежде всего, через культуру.

Так, с июня 2013 года и по сей день в Москве и по всей стране играется спектакль «Вятлаг», поставленный кировской «Драматической лабораторией Бориса Павловича» (на момент постановки Павлович был советником по культуре кировского губернатора Никиты Белых) на паях с московским «Театром.doc» (театральным рупором «Мемориала»).

Черная комната. За столом сидит очень интеллигентный латыш. Латыш, вынимая из шкатулочки бумажечки, читает всякие ужасы про советскую власть. В одной комнате с латышом молодая женщина. Она истово ему внимает. Это жена латыша, ожидающая его в Латвии. Жена латыша поет песни: грустно — латышские и развязно — русские. Оба, и латыш, и его жена, при этом пропагандируют еще одного «истинного страдальца» — арестованного по Болотному делу Леонида Ковязина. (Актриса — жена этого самого Ковязина, и кассовые сборы за спектакль передаются в пользу новоиспеченного «страдальца»…)

Вышеупомянутый интеллигентный латыш, точнее его прообраз, — это фашист и сознательный сторонник немцев Артур Страдиньш, отсидевший срок в кировском Вятлаге. Сидя в лагере, он писал дневник на бумаге от папирос (папиросы ему выдавали ошибочно, принимая его за курящего, — не правда ли, трогательная деталь, свидетельствующая о «подлинных зверствах» над узниками?)

Дневник Страдиньша с хвалебным предисловием был издан Виктором Бердинских, бывшим научным руководителем диссертации вышеупомянутого губернатора Белых. По рассказу режиссера Павловича, Бердинских сам пришел к нему, принес изданный им дневник и предложил снять спектакль.

Спектакль широко показывается не только в Кирове, но и по всей России — и, в том числе, детям.

Кроме того, в феврале 2014 г. стало известно, что по дневнику Страдиньша начались и съемки фильма под разрывающим душу названием «ГУЛАГ. Дневник до востребования».

Между тем, среди реальных записей реального Страдиньша есть и такая, предельно откровенная, посвященная отбывавшим срок в Вятлаге латвийским послам: «Страшно подумать, что эти люди, занимавшие раньше высокие посты, сидели рядом с Гитлером и Мусоллини, удостоены такой судьбы…». Правда, в спектакле данную запись не зачитывают.

В дневнике Страдиньша также постоянно прослеживается радость за победы фашистов и горечь от побед Красной Армии:

«Говорят, что немцы взяли Ленинград и нас скоро освободят».

«Рассказал о «печальном известии» (но мы это восприняли с радостью), что немцы взяли Харьков».

«Если кто приносит хорошее известие, мы говорим — хорошие витамины».

«Много новых «витаминов», говорят, что немцы в 150 километрах от Москвы (ее называем большой деревней). Тогда будем на свободе».

«Бутане рассказывает, что ему говорили заключенные, которые слышали от «свободных» за зоной, что Россия еле дышит, Германия ее победит. Это хорошие «витамины».

«По радио сообщают, что взяты Орел и Белград. Немцев гонят назад. Нам, заключенным, эти известия никакой радости не обещают».

Но и эти «витаминные» рассуждения, как ни странно, со сцены не зачитывают. Вот уж, воистину, цензура у либералов!

А ведь как Страдиньшу было не горевать о поражении «сиживавших рядом с Гитлером и Муссолини» латышских послов и не ликовать в связи с успехами вермахта! Ведь Страдиньш — командир роты Екабпилского полка «Айзсаргов». А эта военизированная организация непосредственно участвовала в военном перевороте 1934 г. в Латвии и привела к власти фашистского лидера Карлиса Ульманиса.

Естественно, в современной профашистской Латвии время правления Ульманиса считается «порой истинной демократии», а айзсарги — «героями». На самом же деле айзсарги были ничем иным как аналогом штурмовых отрядов НСДАП. И этот факт не могут не признавать даже такие либеральные историки, как, например, Юлия Кантор. На следующий день после переворота айзсарги устроили в Риге «истинное демократическое» большое «аутодафе» по примеру нацистов: на кострах жгли книги, объявленные запрещенными. С первых же часов правления Ульманис объявил военное положение, растянувшееся на 6 лет — в стране были запрещены все политические партии, публичные демонстрации и выступления. 10 тысяч «инакомыслящих», арестованных во время переворота Ульманиса, были отправлены в концлагеря. Во время войны большое число айзсаргов пополнило латышскую «вспомогательную полицию» и «добровольческие» легионы СС. С особой жестокостью и рвением, удивлявшими даже немцев, латышские добровольцы уничтожали местных евреев и коммунистов. Согласно данным историка Андреаса Эстергалиса, выпустившего в США книгу «Холокост в Латвии», только за пару первых недель войны, еще до прихода немцев, в Латвии было убито 23 тысячи евреев.

Правда, сам герой кировского спектакля Страдиньш накануне прихода в Латвию немцев, в июне 1941 г., был депортирован в рамках советской операции по выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента, призванной обезопасить территорию в преддверии войны с Германией. Выселяли сторонников фашистского правительства Ульманиса, наполненного, по донесению не только советской, но и всех европейских разведок, немецкой агентурой.

Июньскую депортацию латышская сторона сегодня всячески пытается представить актом геноцида. Эти попытки неубедительны для начала уже потому, что депортировано было 15 тысяч человек, то есть 1 % населения Латвии, что никак геноцидом не назовешь. Согласно сведениям, содержащимся в адресованной Сталину докладной записке наркома госбезопасности Всеволода Меркулова, депортации подлежали члены фашистских и антисоветских националистических организаций, крупные чиновники бывшего правительства, уголовники, руководящий состав полицейских, жандармов, тюремщиков, а также рядовые полицейские и офицеры армии, на которых был компрометирующий материал. Кстати, и сделанный Страдиньшем портрет заключенных Вятлага полностью совпадает с запиской Меркулова — это бывшие крупные чиновники прошлого правительства, полицейские, айзсарги… То есть речь шла об идейных фашистах, потенциальных пособниках немцев.

Итак, командир роты Екабпилского полка «Айзсаргов» Страдиньш был осужден, как член военизированной фашистской организации, по статье 58–11 «за подготовку или совершение контрреволюционных преступлений» и выселен из Латвии. А потому не сумел принять участие в зверствах фашистов. Вместо этого он работал в советском лагере, внося вместе с другими заключенными свой вклад в Победу над фашизмом (а в 1964 г. благополучно вернулся с женой к себе в Латвию)…

Такой разворот событий явно не устраивает кировского губернатора Белых и его окружение. И тут просто необходимо сказать несколько разъясняющих слов об особой любви бывшего члена СПС и соратника Навального к теме Вятлага и латышским фашистам.

Свою диссертацию в 2010 г. Белых посвятил Вятлагу. Выбор темы он объяснял своим давним сотрудничеством с музеем «Пермь-36». (Недавно этот окормляемый «Мемориалом» фальсификационный музей был более чем заслуженно лишен госфинансирования). Текст диссертации Белых почти полностью «позаимствовал» из работ собственного научного руководителя Бердинских и кировского историка Владимира Веремьева. Однако Бердинских не осудил плагиатчика, а Веремьев даже написал официальное письмо на тему о том, что никаких претензий не имеет.

В преддверии Дня Победы, 26 апреля 2011 г., Белых вместе с латвийским послом Эдгаром Скуей возложили цветы перед крестом, воздвигнутым в честь заключенных в Вятлаге бывших латышских фашистов, коллаборационистов и эсэсовцев с надписью «Гражданам Латвийской Республики — жертвам коммунистического террора (1941–1952). Латвия 1995». Белых при этом врал в своем ЖЖ: «Надо сказать, что в Вятлаге погибли те, кого принято называть «цвет нации», интеллектуальная, культурная, политическая элита Латвии».

Между тем, ранее Белых в своей статье «Латышский след в Вятлаге НКВД-МВД СССР» честно признавал, какой именно контингент поступал в лагерь из Латвии после войны: «1945–1955 годы. Вновь — поступление в Вятлаг массовых этапов с «латвийским спецконтингентом»… В «категорийном» их составе преобладают: в 1945 году — выявленные на ранее оккупированных нацистской Германией и ее союзниками территориях так называемые «коллаборационисты» («лица, служившие в специальных воинских формированиях вермахта и СС», «полицейские», «пособники оккупантов» и т. п.); в 1946 году и в последующее время — «участники националистического антисоветского подполья» на территории Латвии, «члены националистических бандитских формирований», «бандпособники» и члены их семей».

Сказав о Белых, необходимо сказать немного подробнее и о его приближенном, историке Веремьеве, подарившем губернатору диссертацию. Веремьев — подполковник МВД и бывший сотрудник Вятского управления лесных исправительно-трудовых учреждений (позднее название Вятлага), занявшийся на пенсии разоблачением его «ужасов».

Весьма показательно то, как Веремьев сравнивает Вятлаг и Бухенвальд: «…Обе карательные системы (сталинско-гулаговская и нацистско-концлагерная) при всех внешних модификациях действовали с равнозначной расчетливой бесчеловечностью. При этом советская система (с точки зрения «убойной силы») в сравнении со своим германским аналогом по некоторым параметрам демонстрировала даже более высокую «эффективность». Веремьев также осмелился утверждать, что смертность в Бухенвальде была де «меньше», чем в Вятлаге.

Данные наглые заявления Веремьева, как и вообще тезис о том, что советская система была якобы не только «такая же», а «хуже» гитлеровской, весьма любы сегодня нашим либералам. А потому в следующей части статьи мы перейдем к подробному сравнению (в том числе и по реальным, а не фальсифицируемым Веремьевым цифрам смертности) немецкого концлагеря для уничтожения Бухенвальд и советского исправительного лагеря Вятлаг. Не обойдя при этом, конечно, вниманием и ужасающие латышские концлагеря времен фашизма, — такие как Саласпилс.

Но, перед тем как начать обсуждать эти данные, вопиющим образом несоответствующие всему, что излагается в либеральных мифах о советских лагерных ужасах, обратим внимание читателя на одно уже достаточно очевидное обстоятельство. Нынешние либерал-переписчики истории (от «Перми-36» до Бердинских-Веремьева и Ко) с удивительным постоянством выбирают именно тех фашистских «героев», которым очень даже есть что инкриминировать в плане сопричастности нацистским и даже эсэсовским преступлениям. Случайность ли это — или сознательная реабилитация фашизма?

30 октября 2014 года, то есть буквально на днях, влиятельный американский интернет-журнал «Slate» опубликовал статью французского политолога Филиппа де Лара, нагло заявившего, что пока над Россией не будет проведено Нюрнберга, она «не станет нормальной страной». При этом поддержка Россией уничтожаемого киевскими бандеровцами мирного населения Донбасса расценивалась де Лара как возрождение «призрака СССР». То есть белое откровенно называется черным, а черное — белым.

Эта статья де Лара — лишь капля в море публикаций, в буквальном смысле являющихся антисоветскими, а на самом деле имеющими, конечно же, фундаментально антироссийскую направленность. Интересно, когда это поймут те наши патриоты, которые до сих пор считают для себя возможным сочетать патриотизм с тем градусом антисоветизма, который на практике является только их лептой в осуществление этого самого Нюрнберга-2.

Антисоветская фальсификация истории, призванная уравнять советизм с нацизмом и разрушить страну с помощью десоветизации а-ля Нюрнберг, началась отнюдь не вчера. Она весьма многолика и разнокачественна. И включает в себя наравне с другими тему советских лагерных ужасов. Которые, как хотят доказать антисоветские фальсификаторы, были еще более ужасны, чем ужасы нацистских лагерей. А значит, даешь антисоветский «Нюрнберг»!

В числе советских лагерных ужасов почетное место занимают ужасы Вятлага. На Западе эти ужасы стали обсуждать/пропагандировать еще в советское время.

В 1973 г., когда нынешний разоблачитель Вятлага Веремьев еще мирно работал на советскую власть, во Франции вышла книга эмигранта Дмитрия Панина, сравнившего Вятлаг с фашистскими концлагерями: «Человек в Вятлаге буквально за две недели мог превратиться в доходягу. Там, где не было газовых камер, убивал холод, голод, болезни и непосильный труд. Газ там заменялся: ничтожным пайком; отсутствием лагерной одежды; абсолютно невыполнимыми нормами выработки; расстоянием до места работы в 8–9 километров по заснеженной целине; страшными морозами по 35 градусов; работой без выходных дней; полчищами клопов, а нередко и вшей; холодом в бараках».

Кто такой этот Панин, посмевший так запросто приравнять газовые камеры к длинному пути до места работы и к работе без выходных?! (Что, кстати, вранье, один выходной в неделю в Вятлаге был.) Выходец из дворян и рьяный антисоветчик, Панин был арестован в 1940 г. В лагерях он стал ближайшим другом главного мифотворца и спецпропагандиста Солженицына (и позже прототипом его героя Сологдина). После освобождения Панин отправился в эмиграцию, где был тепло принят Папой Римским Павлом VI, — после чего запросто перешел из православия в католицизм. (Роль католического Рима в развитии диссидентства в СССР вообще заслуживает отдельного внимательного рассмотрения.) Биографию Панина гармонично дополняют его воспоминания об ожидании Гитлера: «Когда в ночь на 23 июня все вскочили с нар, разбуженные бешеной пальбой из зениток, многие из нас поздравили друг друга с началом войны. Были и такие, кто сидел, повесив нос. Произошло расслоение… Я и мои единомышленники верили в освобождение. Никто из нас не мог допустить, что немцы явятся не как освободители, а как завоеватели». Отметим, что ожидания прихода Гитлера диссидентом Паниным полностью повторяли мечты его вятлагского альтерэго — фашиста Страдиньша…

Итак, омерзительный миф о схожести нацистских и советских лагерей — весьма давний продукт западной пропаганды.

Какова же была реальность?

Начнем с того, что лагерная реальность всегда ужасна. И мы никоим образом не хотим представлять советский ГУЛАГ как разновидность социально-реабилитационного санаторного центра. Повторяем, любая лагерная реальность ужасна. И советская, и английская, и американская, и японская. Но ужасы нацизма носят особый характер. И именно для того, чтобы это никогда не забывалось, а не с другими целями, мы вынуждены проводить определенные сопоставления, оговаривая, что любая человеческая жизнь бесценна, что неизбежное в лагерях обесценивание человеческой жизни не может и не должно воспеваться. И что если бы не такие, как де Лара, то мы, возможно, и не стали бы взвешивать на весах большие или меньшие жестокости, творимые в тех или иных лагерях. Но мы просто обязаны это делать.

И потому сообщаем, что нацисты прежде всего первыми в мире придумали лагеря смерти. В основной части Освенцима не было даже бараков для жилья, там только уничтожали, в том числе тысячи малолетних детей. В лагеря помещали без суда и следствия для быстрого уничтожения как политически «лишних» отдельных людей, так и целые народы — евреев, цыган, славян…

Но и другие нацистские лагеря, такие как Бухенвальд, не будучи, как Освенцим, лагерями смерти формально, были ими по существу. Основными методами убийства тут служили бессмысленный изнурительный труд, голод, болезни и пытки. Непригодных к работам отправляли в Освенцим и другие лагеря для быстрого уничтожения.

В СССР никогда не было лагерей для уничтожения. В советских лагерях никогда не казнили детей. Заключенные советских лагерей (в том числе арестованные пособники фашистов) работали на фронт, а затем на восстановление разрушенного войной советского государства. Заключенных не пытали и не доводили побоями до рабского состояния.

Фашистский лагерь Бухенвальд, который мистификатор Веремьев осмеливается сравнить с Вятлагом… Здесь, как и в большинстве других немецких лагерей, людей уничтожали при помощи голода, дизентерии, ужасных условий труда и постоянных издевательств охранников-эсэсовцев. Большая часть смертей происходила от избиений. На узниках Бухенвальда проводились медицинские эксперименты. Жена коменданта лагеря надзирательница Ильза Кох лично отбирала заключенных с татуировками, чтобы из содранной с них кожи изготавливать «сувениры» для охранников и высокопоставленных посетителей — абажуры и книжные переплеты. На момент освобождения лагеря в 1945 г. в нем находилось 904 ребенка, младшему из которых было 4 года.

Для сравнения. В Вятлаге за факты грубого обращения охранников увольняли и заводили на них уголовные дела (что не может не признавать даже главный демонизатор лагеря «историк» В. Бердинских). Характерно, что бывший фашист-айзсарг Страдиньш в Вятлаге, как следует из его дневника, ни разу не был свидетелем насилия охранников над заключенными и сам никогда не подвергался пыткам и избиению с их стороны.

Основной причиной смертей в Вятлаге во время войны, действительно, был голод в условиях суровой зимы. В самые тяжелые военные годы до 1944-го Вятлаг был фактически на самообеспечении, продуктов питания и одежды не хватало. Однако в это время вся страна голодала и работала с надрывом. Смертность среди местных жителей, вольнонаемных работников лагеря была также высока.

В Бухенвальде узники жили в деревянных бараках, мало пригодных даже для скотины, неотапливаемых, тесных и переполненных, без умывальников и туалетов. Им было запрещено свободно передвигаться по территории лагеря и разговаривать друг с другом. Спали на голых досках. Невозможность помыться и сменить одежду вызывала высокую смертность от дезинтерии.

В Вятлаге заключенные жили в отапливаемых бараках, периодически подвергавшихся дезинфекции, посещали баню. Разрешалось покупать продукты питания и вещи у местных жителей (так, Страдиньш менял на хлеб и вещи табак, который ему выдавали по ошибке). Личные вещи можно было сдавать в камеры хранения. Они не разворовывались охранниками. Заключенные ходили друг к другу в гости в соседние бараки, устраивали лекции на бытовые темы, читали газеты и книги, вели переписку и получали посылки.

В Бухенвальде работали, в основном, на строительстве дорог и зданий, а также в каменоломне, где было особенно тяжело. В каменоломню намеренно отправляли больных из лазарета, которые чаще всего не доживали до конца рабочего дня. Евреев охранники запрягали в тяжелые повозки и погоняли палками.

Вятлаг внес немалый вклад в дело помощи фронту. Заключенные занимались заготовкой леса, производством пиломатериалов, шпал и сопутствующей лесопродукции, необходимой для фронта. Причем, вместе с ними в тех же условиях работали и мобилизованные военкоматами местные жители, в основном женщины.

Для заключенных устанавливались четкие нормы выработки, различные для разных категорий. За выполненную работу выплачивалась зарплата. Труд стимулировался размерами выдаваемых продуктовых пайков.

Страдиньш в своем дневнике часто жаловался на тяжелые условия труда. Но при этом известно, что заключенные, хотевшие помочь в борьбе с фашизмом, развернули в Вятлаге широкое движение за высокую выработку для обеспечения фронта лесопродукцией.

В Бухенвальде старики, инвалиды и дети работали с той же нагрузкой, что и другие. В лазарете концлагеря больных били надзиратели и обкрадывали санитары-уголовники. Евреев лечить запрещалось.

В Вятлаге ослабленные заключенные направлялись в «слабосилку» на легкие работы со сниженными нормами выработки. Инвалиды либо направлялись на легкую работу, либо освобождались от нее вовсе. Заключенные постоянно проходили медицинские комиссии. В случае болезни можно было без особой сложности получить у врача освобождение от работы, лечь в стационар, получать лечение и повышенное питание.

В 1944 г. в Вятлаг пришел новый начальник А. Кухтиков, путем жестких мер наладивший обеспечение лагеря основными продуктами питания и предметами первой необходимости. Увеличился паек, начала выдаваться одежда. Веремьев так и вовсе описывает удивительные вещи, оговаривая, что после 1944 г. в Вятлаге были организованы музыкально-драматический театр и художественно-промышленная мастерская, «получили масштабное развитие такие экзотические для здешних мест отрасли сельского хозяйства, как садоводство и цветоводство: на нескольких гектарах были разбиты яблоневые сады, ягодники и цветники, в теплицах выращивались дыни и арбузы, на специальных участках отрабатывалась агротехника получения рекордных урожаев картофеля и овощей (томатов, огурцов и др.)». И впрямь, ужасы кровавого ГУЛАГа — «налицо»!

Цифры погибших постоянно мистифицируются.

В реальности в нацистских концлагерях за 12 лет было уничтожено около 12 миллионов человек.

В ГУЛАГе же за 20 (!) лет, с 1934 по 1954 г., умер 1 миллион заключенных.

Однако современные мистификаторы умело подтасовывают факты. Так, Веремьев утверждает, что в Бухенвальде погибло 33 тысячи человек, используя только донесения канцелярии концлагеря. Между тем, исследователям давно известно, что реальное число погибших там составляет 56 тысяч человек (не считая высланных для уничтожения в лагеря смерти).

Для сравнения в Вятлаге за 19 (!) лет его существования умерло 18 тысяч человек. При этом если в самые тяжелые военные 1942–1943 гг. смертность достигала 30 %, то в 1940 и в 1945 гг. — менее 5 % (о чем, конечно, мистификатор Веремьев умалчивает).

И хотя 30 % — это страшные цифры, очевидно, что голод и высокая смертность в Вятлаге были вызваны войной, а не стремлением руководства уничтожить как можно больше заключенных, как в фашистском концлагере.

Особое место среди фашистских концлагерей занимает латышский лагерь смерти Саласпилс, о котором необходимо сказать отдельно. За 3 года в Саласпилсе было уничтожено 53 700 человек. Детей использовали как доноров крови, отчего они быстро умирали. Были и другие методы уничтожения. Бывшие заключенные вспоминали: «Отобранных от родителей детей в возрасте до 5 лет поместили в отдельный барак, там они заболевали корью и массами умирали. Больных детей уносили в больницу лагеря, где их купали в холодной воде, отчего они через два–три дня умирали. Таким путем в Саласпилсском лагере немцами было умерщвлено детей в возрасте до 5 лет более 3 тыс. в течение одного года».

Охрану концлагеря нес, в том числе, Латышский легион СС, в который массово шли сотоварищи Стардиньша — айзсарги.

Так почему же сегодня так любят вспоминать Вятлаг и его «жертву»-айзсарга Страдиньша — и забывать об айзсаргах Саласпилса? Почему французский политолог, хладнокровно глядя на уничтожение киевскими бандеровцами мирных жителей Донбасса, призывает Россию покаяться?

Не потому ли, что западная элита и подтявкивающие им российские либералы уже давно в существенной степени приняли фашизм?

Противостоять новому мировому фашизму может лишь Россия — и лишь в том случае, когда русское общество сплотится вокруг антифашистских смыслов и ценностей. Такое сплочение и новое «расслоение» на приемлющих и неприемлющих фашизм, как и 22-го июня 1941 г. — неминуемо произойдет.

November 29, 2014 Posted by | 58.pants, Apmelojumi, Ekspedīcijas, genocīds, grāmatas, gulags, krievu impērisms, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, piemiņa, PSRS, REPRESĒTIE, Staļins, Vēsture | Leave a comment

Komunisti demonstrē pret Permas gulaga muzeju

Krievu šovinisti uzskata gulaga upuru piemiņas muzeju “Пермь-36” par pretkrieviskas propagandas un “krievu vēstures nomelnošanas” līdzekli.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


В столице Прикамья выходят на митинг против “пятой колонны” – музея “Пермь-36”

В столице Прикамья выходят на митинг против "пятой колонны" - музея "Пермь-36"

В  Перми на эспланаде у памятника “Героям фронта и тыла от благодарных потомков” соберутся активисты партии “Великое отечество” и Национально-освободительного движения, чтобы провести митинг против музея “Пермь-36”. По словам активистов, после того, что сейчас творится на Украине, российские власти не должны допускать распространения бандеровщины в нашей стране, да еще и за счет бюджета.

Митинг заявлен, как акция в поддержку Новороссии, но, по мнению организаторов, работа пермского музея связана с антироссийской пропагандой и прославлением государственных преступников, поэтому закрытие “Перми-36” в том формате, в котором организация работает сейчас, станет помощью в борьбе с бандеровцами на региональном уровне.

“Музей “Пермь-36″ является западным проектом, поэтому искажает реальные исторические события в стране. Для нас очевидно, что в колонии содержались преступники: бандеровцы и предатели Родины. Западу нужен этот проект, чтобы исказить историю и сформировать выгодное для себя мировоззрение у современной молодежи. Мы видим, во что это может вылиться на примере того, какое воспитание получила молодежь на Украине”, – рассказал Накануне.RU председатель регионального отделения “ПВО” Евгений Злобин.

К проведению митинга организаторов подтолкнули последние решения региональных властей. Напомним, губернатор Пермского края Виктор Басаргин заявил о том, что средства на содержание музея предусмотрены в региональном бюджете. Глава региона подчеркнул, “что краевые власти готовы к диалогу и восприятию всех полезных гражданских инициатив, связанных с дальнейшим развитием музея “Пермь-36”.

“Принято решение о финансировании западного проекта, который работает против России. Как он может существовать за наш с вами счет?” – возмущается Злобин.

Координатор Национально-освободительного движения в Пермском крае Антон Марамыгин называет “Пермь-36” проектом по очернению русской истории.

“Благодаря таким проектам, как “Пермь-36”, стали возможны события на Украине. Потому что именно в музее говорят о “репрессированных” героях-бандеровцах, сражавшихся с Красной армией, которые были брошены на Урал в наказание. Они делают героев из преступников. А если бы они рассказали школьникам об известных преступлениях, за которые они сидели в “Перми-36″, может быть, у пермяков изменилось отношение к так называемым героям? Я считаю, что этот проект играет на руку национал-предателям, формируя пятую колонну у нас в стране”, – поделился с Накануне.RU координатор НОДа.

По его мнению, музей можно не закрывать, а поменять руководство, перекрыть финансирование из-за рубежа и начать рассказывать о реальной истории колонии.

“Там необходимо сделать стенд героев, тех офицеров, которые потратили годы на то, чтобы контролировать предателей, тунеядцев, врагов и преступников, которые отбывали там наказание”, – сказал Марамыгин.

Митинг согласован с властями, заявленное количество участников – до ста человек. Отметим, что это не первая публичная акция, в ходе которой звучали требования о закрытии музея. Накануне прекратить поддерживать “Пермь-36” попросили пермские коммунисты.

 

July 13, 2014 Posted by | gulags, krievu impērisms, piemiņa, PSRS, represijas | Leave a comment

“Atbrīvotāji” – laupītāji

Krievu armijas vardarbība un noziegumi Polijā

Intervija ar K.Filipu – grāmatas “Sarkanā/Padomju armija Polijā 1944-1993. gados. “

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Oriģināls poļu valodā lasāms šeit


Разбой «освободителей»

Интервью с Кшиштофом Филипом — соредактором книги «Красная/Советская армия в Польше в 1944 — 1993 годах. Исследования и очерки».

Зенон Барановский (Zenon Baranowski)
Конная артиллерия Красной армии проходит у стен Вавеля в Кракове, январь 1945 года

Nasz Dziennik: Почему термин «освобождение» в случае действовавшей на территории Польши Красной армии неуместен?

Кшиштоф Филип (Krzysztof Filip): Так называемое освобождения Польши советскими солдатами, что документирует книга, сопровождалось массовыми грабежами и насилием. Фактического освобождения нашей страны советской армией не было. Термин «освобождение» можно использовать только в отношении факта освобождения от немецкой оккупации, уточняя при этом, что ей на смену пришла оккупация советская. Общеизвестно, что войдя в 1944 году на территорию сегодняшней Польши, советские военные на регулярной основе занимались грабежами, насилием и даже совершали убийства. Наибольший масштаб этого явления отмечался на так называемых Возвращенных землях. Об этом писали польские историки, например, Мирослав Голон (Mirosław Golon) и Марчин Заремба (Marcin Zaremba). Например, весной 1945 года на территории Старогардского повята (Гданьское Поморье) масштаб насилия над женщинами был просто огромным. Там создавались отряды самообороны, чтобы защитить женщин от нападения — в первую очередь казачьих отрядов. В мае 1945 года местное медицинское управление констатировало, что три тысячи жительниц Старогардского повята заражены венерическими болезнями. Сложно точно оценить, какой процент из них был заражен в результате изнасилований, между тем это отражает масштаб явления. Поразительным, однако, может показаться то, как открыто в то время сообщали об этих преступлениях польские чиновники и милиционеры.

— Бывали также случаи бесцеремонного разграбления промышленных предприятий, когда все их оборудование вывозилось на восток.

— На территории Поморья это было обычным делом. В том числе и в так называемых старых повятах, которые до войны принадлежали Польше. Например, было украдено оборудование старогардского лесопильного завода. Демонтаж пыталась остановить милиция и даже управление безопасности. Благодаря этим усилиям удалось сохранить, например, три спиртовых завода. На территории района и в Старогарде создавались гражданские отряды из работников промышленных предприятий, например стеклодувного завода. Они защищали коллекцию гданьского музея в Рокоцине, старались сохранить то, чего не удалось разграбить даже немцам. Иногда промышленное оборудование удавалось отбить прямо из рук советских военных. Они совершенно не обращали внимания на позицию польских властей, грабя все, что было можно.

— Они воспринимали это как военные трофеи.

— Именно так. Как следует из отчетов польских властей, поморская милиция все лето 1945 года боролась с большими группами советских мародеров, которые насиловали женщин и грабили деревни.

— Уровень преступности среди советских солдат оставался высоким и в более поздний период. Какая-то дикая охота, во время которой гибли люди, ловля рыбы при помощи гранат, кражи…

— Примеры таких случаев мы приводим в документальном приложении к книге. Они прекрасно иллюстрируют положение советских войск в Польше. Для них оно было прекрасным, они не чувствовали себя в чем-либо ограниченными.

— И оставались абсолютно безнаказанными?

— Милиция передавала преступников советским частям, как требовал договор о пребывании войск. А что происходило дальше, зависело от их командующих. Чаще всего этих людей быстро высылали в СССР. Преступность более позднего периода носила, конечно, иной характер. В 1945 году на польской территории находились полтора миллиона советских военных, в 1946 осталось только 100 тысяч, а в 1950-е годы — примерно 66 тысяч. И лишь тогда, в 1956, был подписан первый договор, который регулировал их пребывание. Кроме того они все уже размещались в своих гарнизонах.

— Но эти гарнизоны зачастую создавались практически разбойными методами. Например, аэродром в Ключево (Поморье), где советские войска в 1947 году бесцеремонно выкинули работников кирпичного завода, чтобы обеспечить место для солдат.

— Они делали это без колебаний, говоря: «Радуйтесь, что мы вас освободили, мы — армия, которая имеет право здесь находиться. Это бывшая немецкая территория, она нам причитается, это наш трофей». Они не обосновывали своих действий, а просто входили и занимали здания как выморочное имущество.

— Этот подход нашел свое отражение в идее совместных предприятий уже при выводе войск.

— Эта мысль появилась в ходе одного этапа переговоров с Москвой, который касался условий выхода советских войск из нашей страны. Россияне предложили создать совместные предприятия — joint venture. Встал вопрос договоренностей по компенсациям за здания, которые построили советские военные.

— Они хотели больших денег?

— В определенный момент говорилось о сотнях миллионов долларов. Польская сторона не соглашалась ни на какие компенсации. Тогда прозвучало предложение создать эти совместные компании. Россияне не горели желанием расставаться с некоторыми объектами. Наше руководство признало эти договоры невыгодными для польской экономики. Эту позицию поддерживал генерал Збигнев Островский (Zbigniew Ostrowski) — представитель правительства по вопросам пребывания советских воск в Польше. В этом ключе он представил дело, в частности, Леху Валенсе. Удалось добиться того, что в договор в первоначальном виде (с идеей создания совместных предприятий) подписан не был. Это бы просто шло вразрез с национальными интересами Польши.

 

 

July 1, 2014 Posted by | 2. pasaules karš, grāmatas, krievu impērisms, PSRS, Vēsture | Leave a comment

Staļina legalizācija

Savas tautas bendi izmantos tās  “patriotisma” celšanai. M.Ganopoļska raksts “Staļina vārdā”.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Именем Сталина

Главный палач своего народа послужит его же «патриотизму»

Именем Сталина

Президент России Владимир Путин сказал, что он не против того, чтобы Волгоград был переименован снова в Сталинград. Он высказался за то, чтобы это решили сами граждане: вот как решат, так и будет; то есть в Волгограде должен быть проведен какой-то местный референдум.

Тут же, не прошло и дня, как по этому поводу высказался лидер КПРФ тов. Зюганов Г.А. Тов. Зюганов Г.А. в своем заявлении отметил, что настроение самих волгоградцев меняется на глазах. «Они становятся более патриотичными. Надо отдать должное и Путину, который пытается сейчас восполнить отечественную историю и ее пробелы. Если же брать чисто исторический подход, то Волгоград в Сталинград уже давно надо было переименовать. Восстановить историческую справедливость надо, и будет все в порядке», — рассказал Геннадий Зюганов во время своего визита в Санкт-Петербург.

Знаете, я не буду дискутировать с тов. Зюгановым, потому что для меня лично спор об «исторической справедливости» закончился давным-давно. Дело было на московском Донском кладбище, когда я хоронил одну близкую родственницу. Я сидел в маленькой административной комнатке, где оформляли документы на захоронение. Сотрудница попросила меня подождать пять минут и куда-то вышла, а я стал оглядываться по сторонам и увидел шкаф со стеклянными створками. Внутри шкафа стояли какие-то старинные книги — толстенные и увесистые. От нечего делать я взял одну из них и стал листать. Оказалось, что это списки захороненных на кладбище. Поскольку настроение было и так не радостным, я уже хотел поставить книгу на место, но случайно посмотрел на ее «заголовок». Оказалось, что эта книга перечисляет «расстрелянных, захороненных в общих могилах». Удивившись тому, что расстрелянных было так много, я стал листать ее дальше. Передо мной замелькали сотни фамилий, расстрелянных в сталинские годы во имя «исторической справедливости» — расстрелянные и брошенные в общую могилу. Я взял вторую книгу, потом третью — там было продолжение списков. Весь этот шкаф был своеобразным уголовным делом против кровавого палача Сталина, с согласия которого уничтожили цвет собственного народа. С согласия, а то и по прямому указанию высылали, пытали, мучили и расстреливали. А потом, когда его не стало, тайно рассказали о его преступлениях на ХХ съезде партии, но и тогда, и во все последующие годы так и не нашли сил и воли, чтобы извиниться перед собственным народом за его преступления. Но главное — у власти не нашлось ни совести, ни чести, чтобы провести люстрацию; чтобы палачи, пытавшие и расстреливавшие, понесли наказание, а не стали «персональными пенсионерами — героями Великой Отечественной войны». Власть всегда была труслива, ибо ее выбирали пенсионеры — а с ними ссориться не хотелось. А еще была такая идея, что время само все поставит на свои места — уйдет старшее поколение, и тогда можно будет осудить Сталина… если потребуется, конечно. А может, и не потребуется, а просто забудется, чтобы «не разжигать общественную рознь».

Но оказалось, что если не провести свой собственный Нюрнберг, если не провести юридический анализ причин убийства собственного народа, если не назвать убийц убийцами, а их хозяина, Сталина, их идеологом и руководителем, то жизнь сыграет со страной злую шутку.

И тут я замечу, что Владимир Путин, по моему твердому убеждению, никогда не был сталинистом. Во всех его выступлениях всегда звучало то косвенное, а иногда и прямое осуждение преступлений того времени. Позицию его я бы сформулировал так — «осуждать дополнительно не буду, потому что не хочу унижать собственную страну, однако поддерживать сталинистов не собираюсь». Но вот что-то произошло, президент не возражает против возвращения на карту России имени Сталина — и этому радуется Зюганов, который за «восстановление исторической справедливости».

Знаете, тов. Зюганов, что бы было настоящим восстановлением исторической справедливости? «Восстановлением» была бы счастливая и богатая жизнь народа, технологическое господство в мире, лучшее сельское хозяйство, лучший космос и авиация. А главное — лучшая демократия на всем пространстве Европы или Азии, куда сейчас стала себя причислять Россия. Другими словами, «восстановление исторической справедливости» — это быть как минимум лучше нынешней Германии, которую когда-то победили те, кто выжил в сталинских чистках и смог избежать сталинских расстрелов. Вот что было бы реальным восстановлением справедливости!

Но этого нет, а есть Сталин, которому, похоже, открыта дверь в нашу жизнь. Конечно, президент ничего такого страшного не сказал, он просто предложил народу самому «определиться»: не хотите Сталина — и не надо; а хотите — тоже нет проблем, проведите референдум, это элемент демократии…

Однако не надо себя обманывать, на деле вольно или невольно запущена возможность легализации Сталина, его новый приход как обычного политического деятеля — как будто он только строил страну, но не уничтожал собственный народ. Я все понимаю, власть придумала новую доктрину: с «русского пути» должны быть сметены любые сомнения и комплексы, дорога в будущее должна быть прямой и ясной, всякие разговорчики типа «с одной стороны — с другой стороны» должны быть прекращены. И тут бы для снятия всех этих комплексов хорошо бы вытащить и положить перед народом все наши нынешние крутые достижения, все, что объединит народ и даст ему гигантский толчок в будущее. Но нет их, этих крутых достижений. И тогда вытаскивается Сталин — именно тот, кто уничтожил цвет российской нации, расстрелял таланты, выселял народы, отбросил страну на столетия назад.

Да, многие старики умерли, но живы потомки пострадавших во время кровавых сталинских чисток. Их десятки миллионов, с ними-то как быть? Как быть с родственниками тех, чьи имена я нашел в пухлых пыльных книгах кладбища? Кто объяснит им, за что были расстреляны их родные, почему были похоронены в общих могилах? И почему их палача сейчас вытаскивают на свет, так и не поставив через обязательный трибунал точку в его преступлениях против собственного народа.

Почему? Да потому, что нет никакого массового требования, к сожалению, немногих оставшихся в живых ветеранов, чтобы переименовать их город, а есть «патриотический» угар, который на фоне неудач в экономике и политике требует все нового горючего в топку. И тогда принимается «патриотическое» решение, что «нам нечего стесняться Сталина», — и он становится простым строителем великой России. И тогда получается, что он строил, но не руками репрессированных заключенных; что именно он заложил советскую космонавтику, но не мозгами ученых, сидевших в сталинских шарашках. Получается, что перед нами — великий созидатель, без крови на руках.

Но это неправда.

Конечно, Сталина вновь не внесут в Мавзолей. Но тут только начни — страна быстро усеется его большими и маленькими памятниками, ведь должны же люди чем-то гордиться. А чем гордиться в нашей стране, как не ее славной историей? И Сталин становится ее славной частью.

Напоследок один пример. В Италии есть свой Сталин — Муссолини. И там долго думали, как вписать его в историю своей страны: ведь, с одной стороны, он «славный строитель империи», а с другой — родоначальник фашизма, союзник Гитлера. И решили так: можно ходить к нему на могилу, класть цветы, пить за него вино за столом, но — никаких монументов, памятников, названий улиц и всего прочего, что возвращает общественное признание этого человека. Итальянцы хотят гордиться достижениями своей страны, а не диктатором Муссолини…

Вот я написал, что Сталина вновь не внесут в Мавзолей. А почему, собственно, не внесут? Может, и достанут из могилы, слегка подмажут, подчистят. Абсолютно все — в том числе и такое, — реально в стране, где именно тот, кто топил в крови собственный народ, становится символом его же «патриотизма».

June 10, 2014 Posted by | 2. pasaules karš, krievu impērisms, Staļins | Leave a comment

Igaunijai lojājie cittautieši: Mūs nevajag aizstāvēt!

Foto - AFP/LETA

Katru gadu Tallinā daļa Igaunijas krievu 9. maijā pulcējas Tallinas kara kapsētā pie bēdīgi slavenā “Bronzas Aļošas”, lai pieminētu karā kritušos, kā, piemēram, 2012. gadā. 2007. gada “Bronzas nakts” nemieru rīkotāji – organizācijas “Nakts sardze” prokremliskie aktīvisti joprojām piemin nemierus un uz tā rēķina pelna uzmanības dividendes Igaunijas krievvalodīgajā sabiedrībā. Tomēr viņu rīkotās akcijas par atbalstu Krievijai ir vāji apmeklētas, kaut arī aktīvisti ietilpst jaunizveidotajā Krievu aliansē, kurai ir prokrieviski mērķi un skatījums uz notikumiem Ukrainā. Ne visi Igaunijas cittautieši piekrīt alianses nostājai, reaģējot uz to, internetā izveidoja petīciju, kurā iestājas par neatkarīgu un brīvu Igauniju.

Ukrainā notikumu kontekstā reizēm starptautiskie analītiķi norāda uz krievvalodīgajiem Latvijā un Igaunijā kā potenciālo līdzekli Krievijas impērisko ideju īstenošanai. Latvijas Ministru prezidente Laimdota Straujuma intervijā “Latvijas Avīzei” sacījusi, ka valdība ir pasūtījusi pētījumu, lai noskaidrotu Latvijas krievu noskaņojumu. Bet kāda ir situācija kaimiņvalstī Igaunijā?

Izveido Krievu aliansi


Marta vidū (tātad jau pēc Krievijas īstenotās Krimas sagrābšanas) Igaunijā izveidota organizācija “Krievu alianse”, kuras galvenais mērķis ir krievu organizāciju savstarpējā koordinācija un kopīga problēmu risināšana. Organizācija savā manifestā apgalvo, ka Igaunijas “krievu kopiena” ir daļa no Igaunijas tautas, bet tā ir vienota ar “krievu pasauli”. Organizācija pieprasa, lai Igaunijā līdz pat augstskolai būtu iespēja izglītoties krievu valodā (tiek lietota arī Latvijā bieži dzirdētā iebilde “pret vardarbīgu krievu skolu igauniskošanu”), kā arī ieviests pilsonības “nulles variants”. Aliansē ietilpst arī bēdīgi slavenā organizācija “Nakts sardze”, kas bija saistīta ar 2007. gada aprīļa “Bronzas kareivja” nemieriem. Vēl ir tādas organizācijas kā Igaunijas krievu kopienas informācijas portāls “Baltija”, kura virsrakstos pašreizējā vara Ukrainā tiek dēvēta par “Kijevas huntu”. Tāpat aliansē ietilpst organizācijas “Jaunā Igaunija”, “Rezonanse”, “Igaunijas Krievu skola”, tiesību aizsardzības centrs “Kitež”, Krievu diskusiju klubs, Krievu zemstu padome un Igaunijas nepilsoņu savienība. Manifestu parakstījis arī “Baltija.eu” redaktors Aleksandrs Korņilovs. Jautāts, kurā pusē nostātos Igaunijas krievi, ja sāktos Krievijas agresija Igaunijā, viņš atbild izvairīgi: “Es ceru, ka lietas tik tālu neaizies. Ir NATO, un ir Krievija, un neviens no šāda scenārija nebūs ieguvējs.” Pats viņš arī neatbild, kurā pusē nostātos. Jautāts par Baltijas valstu sabiedroto – ASV militāristu – klātbūtni Igaunijā, viņš atbild: “Neredzu tam jēgu. Lai kārtējo reizi pakaitinātu Krieviju? Tas nav vajadzīgs. Man nav pārliecības, ka viņi mūs izglābtu. Igaunijas valsts ie­stādes veido neauglīgu un nedraudzīgu politiku ar Krieviju. Vajadzētu to darīt kā Somijai, balstoties uz pragmatismu.” Viņš arī sūkstās, ka laiks labu attiecību uzturēšanai ar Krieviju Igaunijai esot zaudēts.

Igaunijas valstij lojālākas vēsmas manāmas lielākoties krievu apdzīvotās Narvas interneta portāla “Viru Prospekt” administratora Vasīlija Kuškova teiktajā. “Dzīve pie mums Narvā ir labāka nekā Krievijā, tādēļ nedomāju, ka vietējie krievi nostātos Krievijas pusē. Igaunija ir mana dzimtene,” saka V. Kuškovs. Jautāts par Igaunijas aizstāvēšanu iespējamā militārā konflikta gadījumā, viņš saka, ka zvērestu nav devis nevienam, bet, ja tāda situācija teorētiski izveidosies, viņš nostāsies Igaunijas pusē. V. Kuškovs ir dzimis Igaunijā un padomju laikos studējis Sanktpēterburgā. “Ziniet, ja man tiešām tur viss būtu paticis, es būtu izvēlējies palikt Sanktpēterburgā, tādēļ jautājums par jūtām pret etnisko dzimteni ir nevietā,” saka 
V. Kuškovs.

Atbildes reakcija – 
petīcija


Reaģējot uz prokremliski noskaņoto Igaunijas krievu izteikumiem sakarā ar Ukrainas krīzi un valsts iekšpolitiku, dažādu valstī dzīvojošo tautību pārstāvji interneta vietnē “petitsioon.ee” izveidojuši petīciju, kurā pausts skaidrs atbalsts neatkarīgai Igaunijai. Līdz šim atbalstu petīcijai pauduši gandrīz 800 parakstītāju, starp kuriem atrodami arī krieviski uzvārdi. Viena no iniciatorēm bija portāla “Etnoweb.ee” vadītāja Nataļja Kitama, kurā plūst gan grieķu, gan igauņu asinis. Pēc viņas vārdiem, petīcijas veidošana bijusi nepieciešama, lai stātos pretim marginālām krievvalodīgo organizācijām, kas uzdrošinās runāt visu Igaunijas krieviski runājošo pilsoņu vārdā. Viņa stāsta, ka dažas no šīm organizācijām darbojoties kā nereģistrētas, turklāt esot arī tādas, ko finansējot Kremlis. “Mums bija viena doma, veidojot un parakstot petīciju, – iestājamies par neatkarīgu Igauniju un negaidām trešo valstu iejaukšanos. Krimas scenārijs ne­strādās nedz Latvijā, nedz Igaunijā. Mūs mēģina nobiedēt. Ikdienas dzīve Krievijā ir krietni sliktāka nekā Igaunijā. Es nerunāju par Sanktpēterburgu, bet mazākām Krievijas pilsētām,” saka N. Kitama. Viņa atzīst, ka pašlaik Igaunijā kā postpadomju sabiedrībā trūkst dialoga starp dažādām nacionalitātēm, kā tālāk veidot savu valsti, taču viņa cer, ka petīcija būs kā atspēriena punkts, kas šo diskusiju ierosinās. “Mums bija skaidri jāpasaka, ka Igaunija ir mūsu dzimtene un ka ar savām lietām paši tiksim galā, bez citu atbalsta,” piebilst N. Kitama. Starp petīcijas parak­stītājiem ir pazīstami Igaunijas sabiedriskie aktīvisti, no kuriem lielu daļu N. Kitama sauc par krieviski runājošiem eiropiešiem. Bez N. Kitamas petīcijas iniciatori ir arī Igaunijas Atvērtās sabiedrības fonda pārstāve Jeļena Katsuba, Tallinas Tonismegi Zinātņu skolas direktors Igors Kazlausks un Igaunijas Bezpeļņas organizāciju tīkla koordinators Ivans Lavrentjevs. Starp parakstītājiem ir, piemēram, Rīgikogu deputāte Olga Sotnika no Tallinas mēra Edgara Savisāra vadītās Centra partijas, kā arī bijušais Zaļās partijas politiķis biologs Aleksejs Lotmans. Viņa tēvs savulaik bija pazīstams zinātnieks, kas nodarbojās ar semiotiku jeb zinātni, kas pēta zīmes. Alekseja radi nāk no Sanktpēterburgas, un savulaik viņi pārcēlušies uz Igauniju. A. Lotmana dzimtā valoda ir krievu, viņš ir precējies ar igaunieti un ģimenē runā igauniski. Biologs savās atbildēs ir lakonisks un tiešs – viņš parakstījis petīciju, jo ir Igaunijas iedzīvotājs un patriots. Jautāts, cik lielā mērā krievi ir integrējušies Igaunijas sabiedrībā, viņš atbild, ka integrācijas pakāpe starp dažādiem cilvēkiem ir atšķirīga. Uz jautājumu, kā viņš vērtē iespējamos draudus Igaunijai no Krievijas puses, viņš atbild, ka nav “nedz pravietis, nedz orākuls”, taču, ja Krievijas agresija sāktos, viņš aizstāvētu Igauniju, jo tas ir katra pilsoņa pienākums. Savukārt ASV bruņoto spēku klātbūtni Igaunijā viņš pašreizējā situācijā atbalsta.

“Jūt līdzi tiem, 
kam pie krūtīm 
ir Georga lentīte”


Notikumus Krimā un Austrumu Ukrainā A. Lotmans vērtē kā tiešu agresiju no Krievijas puses. Izvairīgs atbildē par notiekošo Krimā un Ukrainas austrumos ir Aleksandrs Korņilovs. “Krievi jūt līdzi tiem, kam pie krūtīm ir Georga lentīte,” viņš saka. Tikmēr V. Kuškovs teic, ka nevarot uzticēties nedz Krievijas, nedz Ukrainas medijiem, jo abas puses melojot par notikumiem Ukrainā. N. Kitama uzsver, ka notikumus Krimā petīcijas parakstījušie neuzskata par “brīnišķīgiem” un noraida tā saukto “referendumu” leģitimitāti, kā arī pauž uzskatu, ka integrācijai par labu nāks uz sabiedrisko mediju pamatiem veidots Baltijas kanāls krievvalodīgai auditorijai.

Ukrainas notikumus steidza izmantot Igaunijas krievu radikālis Jurijs Žuravļovs, arī viens no “Bronzas nakts” nemieru dalībniekiem, kurš 14. aprīlī bija sarīkojis Tallinā pie Krievijas vēstniecības mītiņu “Krievija – mēs esam kopā ar tevi”. Pirms mītiņa viņš interneta portālā “Baltija.eu” publicēja mītiņa lozungus, starp kuriem bija tādi kā “NATO agresorus ārā no mūsu valsts”, “Slava Berkutam!” vai arī “Pirmās uzvaras: Krimas, Doņeckas un Harkovas republikas!” un “Krievu Ukraina uz mūžiem ar Krieviju!”. Mītiņā piedalījušies 40 cilvēki, un viņiem tika dalītas Georga lentītes un izkliegti prokrieviski saukļi, kā arī mītiņā parādījies sarkans karogs ar sirpi un āmuru. Savukārt 26. aprīlī, “pieminot” “Bronzas nakts” notikumus, Tallinā notika divi prokrieviski mītiņi, kas bija mazapmeklēti.

Uzziņa


“Krievu alianses” manifests


1. Igaunijas krievu kopiena ir daļa no Igaunijas tautas un veido vienotu veselumu ar krievu pasauli.

2. Mēs iestājamies par:

2.1. krievu valodas un kultūras saglabāšanu republikas teritorijā;

2.2. iespēju iegūt izglītību Igaunijas Republikā krievu valodā pat līdz augstākās izglītības līmenim;

2.3. savstarpēju cieņu starp Igaunijas tautām;

2.4. vienlīdzīgas vēršanās principa ievērošanu kā no valsts iestāžu puses, tā arī no privātpersonām;

2.5. tiesību atjaunošanu uz brīvu izvēli un Igaunijas pilsonības iegūšanu tām personām un viņu radiniekiem, kam bija liegta šī iespēja 1991. gadā.

3. Mēs esam pret:

3.1. vardarbīgu krievu skolu igauniskošanu;

3.2. krievu valodas izstumšanu no visām dzīves jomām;

3.3. valsts īstenoto krievu nacionālās minoritātes masu diskriminācijas politiku;

3.4. Igaunijas krievu kopienas aktīvistu vajāšanu un attiecībā uz viņiem un viņu tuviniekiem īstenotām represīvām darbībām;

3.5. nacistisko noziedznieku heroizāciju un Otrā pasaules kara iznākuma pārskatīšanu.

Interneta petīcija “Memorandum 14″ pilsoniskās līdzdalības portālā “petitsioon.ee”

* “Mēs, zemāk parakstījušies Igaunijas iedzīvotāji – kā Igaunijas Republikas pilsoņi, tā arī citu valstu pilsoņi un nepilsoņi, šeit pastāvīgi dzīvojošie – ar sāpēm un satraukumu vērojam notikumus Ukrainā.

* Ar savu atbildību vēlamies paziņot, ka visas Igaunijas sabiedrībā pastāvošās problēmas mēs vēlamies risināt kopīgi ar likumīgajiem Igaunijas Republikas varas pārstāvjiem. Mūs nevajag aizstāvēt no ārpuses, mēs uzskatām par nepieņemamu trešo valstu iejaukšanos Igaunijas iekšpolitikā. Mēs neatbal­stām separātiskos noskaņojumus un paziņojumus, kas izteikti no krievvalodīgās Igaunijas kopienas. Jebkuri jautājumi, kas attiecas uz mūsu sabiedrības attīstību, ieskaitot politiku izglītības, pilsonības un valodas jomā, jārisina, balstoties uz valsts suverenitātes principu.

* Vairākums no tiem, kas dzīvo šeit, neatkarīgi no dzimtās valodas un nacionālās piederības uzskata Igauniju par savu valsti. Mēs uzskatām par lielu vērtību faktu, ka, kaut arī mēs dzīvē varam stāvēt dažādās ideoloģisko barikāžu pusēs, tomēr kopā mēs vienādi uzskatām par savu pienākumu paziņot: mūsu mājas ir neatkarīga un brīva Igaunija!”

 

May 27, 2014 Posted by | krievu impērisms, Okupācijas sekas | Leave a comment

Kremlis panāk filmas “Padomju Stāsts” (“The Soviet Story”) cenzūru

<br /> <sub>Cenzūra. Ukrainas Golodomora statistiku varam tikai redzēt, bet ne dzirdēt vēsturnieka skaidrojumu: filmas skaņa ir nobloķēta!

Cenzūra. Ukrainas Golodomora statistiku varam tikai redzēt, bet ne dzirdēt vēsturnieka skaidrojumu: filmas skaņa ir nobloķēta
Foto: ekrānuzņēmums no “YouTube.com”

Precīzi kopš brīža, kad vēstures doktors Edvīns Šnore parādījās Eiroparlamenta vēlēšanu listē, viņa pasaulslavenajai dokumentālajai filmai “Padomju Stāsts” (“The Soviet Story“) ar Kremļa svētību internetā atslēgta skaņa.

Līdz ar to skatītāji nevar dzirdēt ne speciālistu un aculiecinieku komentārus, ne padomju režīma noziegumu skaidrojumus aizkadra tekstā.

Divus mēnešus filma, kurā atmaskoti komunistu režīma pastrādātie masveida noziegumi Baltijā, Ukrainā un citur, vietnē “Youtube.com” skatāma tikai ar izslēgtu skaņu. Jāpiebilst, ka tas ir dokumentālās filmas oficiālais kanāls, kurā darbu ievietojis pats Dr. Šnore. Oficiālais cenzūras paskaidrojums: “Šis video iepriekš saturēja ar autortiesībām aizsargātu audio celiņu. Autortiesību turētāja pretenziju dēļ skaņas celiņš ir padarīts mēms” (“muted“).

“Padomju Stāsts” tika pabeigts un publiskots jau 2008. gadā, un to līdzfinansēja Eiropas Parlaments. Filma atkārtoti rādīta vismaz 20 valstu televīzijās, vēl pagājušomēnes to ģimenēm noskatīties kopā ar saviem skolas vecuma bērniem ieteica Glens Beks, viens no vadošajiem ASV mediju komentētājiem un raidījumu vadītājiem.

Taču tagad to internetā var tikai redzēt bez skaņas. Kad laikraksts “Neatkarīgā” uz šo faktu vērsa paša vēsturnieka uzmanību, atklājās, ka viņš par it kā notikušajiem autortiesību pārkāpumiem vispār nav brīdināts ne no vienas puses, un nekādas pretenzijas viņam neviens nav izteicis: “Patiešām interesanti. Man tas nebija zināms, vajadzēs papētīt!”

Protams, ka realitātē visas filmas garumā visu fragmentu autortiesību lietojumi ir tikuši saskaņoti, nepieciešamās tiesības savulaik nopirktas, atļaujas saņemtas — citādāk filmai nebūtu nekādas cerības iekļūt starptautiskajā festivālu un mediju apritē.

Norādes uz it kā notikušiem autortiesību pārkāpumiem ir rutīnas veida taktika, kuru Krievija piekopj pret nevēlamiem ukraiņu ievietotiem materiāliem “Youtube“, “Dailymotion“, “Vimeo” un citos video satura portālos, lai panāktu to bloķēšanu.

“Padomju Stāsta” cenzūras gadījumā pielietots fakts, ka filmas skaņu noformējumā izmantota autentiska staļinisma laiku PSRS mūzika. Tās oficiālā tiražētāja savulaik bija caur Kultūras ministriju Kremlim pakļautā valsts ierakstu monopolfirma “Melodija”, kuras neaptverami plašais katalogs pēc PSRS sabrukuma kādu laiku tika nodots nomā britu “EMI“, pēc tam — japāņu/vācu “Sony BMG“.

Taču kopš 2006. gada “Melodija” ir atjaunojusi darbu, atkal kļūstot par Krievijas valsts oficiālo mūzikas ierakstu kompāniju, kas tai ļauj izmantot autortiesību turētājas statusu uz veciem ierakstiem (Eiropā to termiņš beidzas tikai 70 gadus pēc autoru nāves). Tādā veidā, izsakot pretenzijas (tajā skaitā nepamatotas) kaut vai tikai par padsmit sekundes garu fona mūzikas fragmentu, ir noklusināts viss “Padomju Stāsta” skaņas celiņš pusotras stundas garumā.

Politisko motivāciju apstiprina autortiesību “pārkāpuma” pieteikšanas laiks — spriežot pēc skatītāju komentāriem zem video, tas precīzi sakritis ar brīdi, kad Nacionālā Apvienība paziņoja: no tās saraksta ar augsto ceturto numuru Eiroparlamenta vēlēšanās kandidēs arī Edvīns Šnore.

“Tas, ka mūsu sarakstā pirmais numurs ir Robertam Zīlem, bija zināms jau pirms gada, bet Edvīns bija mūsu mazais noslēpums, par ko izziņojām tikai beidzamajā brīdī,” laikrakstam komentēja Nacionālās Apvienības ģenerālsekretārs Aigars Lūsis, piebilstot: “Tas bija pirms diviem mēnešiem.” Nevar noliegt: pirms autora izvirzīšanas kandidātu sarakstā viņa filmai pretenzijas nav piestādītas, piemēram, kāds skatītājs janvārī iekomentējis: “Mums vajadzētu šo dokumentālo filmu iztulkot arī spāniski, jo pārāk daudzas Latīņamerikas valstis joprojām tic komunistu utopijas meliem…”, bet sūdzība par skaņas trūkumu konstatējama tikai pirms diviem mēnešiem.

Autortiesību piemērošanā faktiski izmantota interesanti selektīva pieeja: šī pati filma tulkota un ar subtitriem skatāma slovēņu, grieķu, rumāņu, angļu un citās valodās, bet pret šīm tulkotajām versijām (no kurām daudzām ir pat vairāk skatījumi nekā oriģinālajai augšupielādei) pretenzijas nav vērstas.

“Tas apliecina faktu: PSRS impērijas mantinieki vēlas, lai no visiem tieši latvieši nevarētu noskatīties “Padomju Stāstu” brīdī, kad filmas autoram ir reālas iespējas tikt ievēlētam Eiroparlamentā, kur viens no viņa programmas punktiem ir komunisma laikmeta seku turpmāka novēršana Austrumeiropā,” tā Aigars Lūsis.

May 23, 2014 Posted by | Filmas, krievu impērisms | Leave a comment

%d bloggers like this: