Noziegumi pret cilvēci

Marksisma_ideoloģijas_iedvesmotie_noziegumi_pret_cilvēci._Jaunpienesumi_vietnei_http://lpra.vip.lv

Zīmējumi no gulaga

 Zīmējumi no gulaga. Pilnā versija. Tiem, kam vāja nervu sistēma, nav ieteicams skatīties.
http://goo.gl/G3wpge

Рисунки из ГУЛАГа. Полная версия. Слабонервным не смотреть

Рисунки из ГУЛАГа, которые сделал Данзига Балаев, работающий надзирателем. Слабонервным советую не смотреть.

iov75

June 5, 2015 Posted by | gulags, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, REPRESĒTIE, Staļins, Vēsture, čeka | Leave a comment

Masu slepkava

 Raksts par Staļinu, publicēts Time 1953.g. 16.martā

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Массовый убийца

И.В.Сталин, М.И.Калинин, К.Е.Ворошилов на I-м съезде колхозников

Cтатья опубликована 16 марта 1953 года в Time.

В 1931 году, когда Сталин проводил коллективизацию, безжалостно «ликвидируя» кулачество, он дал одно из редких интервью иностранцам. Его собеседниками были Джордж Бернард Шоу и леди Астор. Нэнси Астор (Nancy Astor), славившаяся своей прямотой, спросила: «Когда вы перестанете убивать людей?»

«Когда в этом отпадет необходимость, — ответил Сталин. — Надеюсь, скоро».

Через одиннадцать лет, в безотрадном военном сорок втором, в последний вечер перед отъездом Черчилля из Москвы, Сталин пригласил его к себе на квартиру выпить по рюмке. После аперитивов и импровизированного, но отменного ужина с превосходными винами, когда лед растаял, Черчилль завел беседу о кровавой «ликвидации кулачества». «Десять миллионов, — сказал Сталин, подняв руки с растопыренными короткими пальцами, — Страшное было время. Четыре года это длилось».

Иосиф Сталин так и не перестал убивать людей. В условиях режима, который он возглавлял, в этом всегда была необходимость. Он убивал до самой смерти. Убивал методично, словно говоря: ничего личного, простая неизбежность. Или личное все-таки было? Сталинское «озлобление, — писал Ленин, — … играет в политике … самую худую роль». Троцкий говорил: «Он — что-то вроде оппортуниста с бомбой». Впрочем, за пределами России многие интеллектуалы в те времена оправдывали это систематическое истребление, называя его необходимым первым шагом к коммунистическому раю на земле.

Невозмутимый и коварный

Оценки людей, имевших возможность откровенно высказать свое мнение о Сталине — встречавшихся с ним иностранцев, или порвавших с ним соотечественников — отличаются удивительным разнообразием. Американский бизнесмен Дональд Нельсон (Donald Nelson) — один из тех, кого закружил пьянящий водоворот лендлизовских поставок, считал, что Сталин — «простой парень, и кстати, очень дружелюбный». Леонид Серебряков, знавший его много лет, говорил: «Это самый мстительный человек на свете. Если он проживет достаточно долго, то доберется до каждого из нас — до всех, кто когда-либо задел его словом или действием». В 1937 году Сталин казнил Серебрякова — вместе с миллионами других. А Джозеф Дэвис (Joseph E. Davies) — американский посол в СССР в годы массовых чисток — в своих мемуарах «Миссия в Москву» (Mission to Moscow) восторженно писал: «У него карие глаза, необычайно добрый и кроткий взгляд. Любой ребенок захотел бы забраться к нему на колени».

Те, кто встречался со Сталиным, отмечают его привычку что-то машинально чертить — во время заседаний и интервью он рисовал в блокноте волков, девушек, замки, или писал слово «Ленин» — и говорят, что он производил впечатление невозмутимо спокойного человека. Но один из помощников Тито как-то видел его в ярости: «Он трясся от гнева, кричал, черты его лица исказились, он резко жестикулировал и осыпал бранью секретаря, а тот дрожал и бледнел, как будто с ним случился сердечный приступ». Биограф Сталина Борис Суварин пишет: «Это отвратительный персонаж . . . коварный, лукавый и вероломный, но одновременно грубый, вспыльчивый, и неумолимый. . .». Адмирал флота Уильям Д. Леги (William D. Leahy), встречавшийся со Сталиным на Тегеранской конференции, рассказывал: «До встречи с ним большинство из нас считало его главарем бандитской шайки, прорвавшимся на вершину власти. Но это впечатление было неверным. Мы сразу поняли, что имеем дело с чрезвычайно умным человеком…». А вот что говорит Черчилль: «Сталин произвел на меня впечатление человека с глубоким, холодным рассудком, полностью лишенного иллюзий». При этом британский премьер уточнил: «Он отлично умеет очаровывать — когда захочет…». Теперь послушаем Рузвельта: «В целом, я бы сказал, весьма впечатляющая личность».

Белый медведь

Сталин был невысок и некрасив. Встречавшихся с ним иностранцев всегда поражал его малый рост: по их прикидкам — порядка 5 футов 4 дюймов [160 сантиметров]. Его вес они оценивали в 150-190 фунтов. У него было смуглое лицо, порой приобретавшее желтоватый оттенок, слегка рябое — в детстве он переболел оспой. Волосы — сероватые и жесткие, как у барсука, усы седые. Выражение лица было обычно ироничным, редкая улыбка — мрачноватой. Смеялся он негромко, сдержанно, хрипловато, показывая при этом зубы — желтые и неровные.

Его левая рука была частично парализована, и в мороз он надевал на нее перчатку. На левой у него было два сросшихся пальца. Сталин был полноват, но двигался с неуловимой грацией белого медведя. Сложение у него было отнюдь не атлетическое, но Сталин производил впечатление человека гибкого и подвижного. В 1946 году во время застолья в Кремле, выпив с Тито на брудершафт, он воскликнул: «Сила у меня еще есть!», и, подхватив высокого югославского лидера под мышки, трижды приподнял его под аккомпанемент русской народной мелодии, которую играл патефон.

Путь наверх

Закалка его характера началась еще в юные годы — и не прекращалась всю его жизнь. Сталин родился 21 декабря 1879 года в скромной избушке (сейчас из нее сделали нечто вроде храма) в маленьком грузинском городке Гори. Всего в семье было четверо детей, но остальные трое умерли в младенчестве. Настоящее имя Сталина — Иосиф Виссарионович Джугашвили. Его отец-сапожник был алкоголиком; он безжалостно избивал Иосифа, а затем вообще бросил семью. Однако мать души не чаяла в своем сыне. «[Сосо] всегда вел себя хорошо … мне ни разу не приходилось его наказывать», — рассказывала она много лет спустя. Работая прачкой, она накопила достаточно денег, чтобы отправить его в церковно-приходскую школу, а затем в Тифлисскую духовную семинарию. Она хотела, чтобы сын стал священником.

Из семинарии его исключили за чтение революционной литературы. Иосиф вступил в подпольную социалистическую организацию. Он устроился на работу в Тифлисскую физическую обсерваторию; члены кружка собирались у него дома. Полиция провела обыск в его квартире при обсерватории, и молодой Джугашвили перешел на нелегальное положение, взяв себе первую подпольную кличку — Коба (что значит «неукротимый»). Он занялся агитацией среди тифлисских железнодорожников, призывая их бастовать, но вскоре его выследила царская полиция: Коба был арестован и выслан в Сибирь. Заочно его избрали в состав исполкома Кавказского союза социал-демократических организаций. Кобе исполнилось 23; его путь наверх начался.

Сибирь тогда была настоящим «революционным университетом». Коба внимательно следил за острой полемикой между правой (меньшевистской) и левой (большевистской) фракциями Социал-демократической партии, не спеша встать на чью-либо сторону. Кроме того, у него было достаточно времени, чтобы понаблюдать за другими ссыльными, и выявить их слабые стороны. Эта склонность к маневрированию, выжиданию показывает — его холодный, беспощадный образ мышления формировался. В октябре 1905 года в России вспыхнула революция, вызванная поражением в русско-японской войне 1904-1905 годах. Коба бежал из ссылки, преодолел сотни миль на крестьянской подводе, обморозился, но, в конце концов, добрался до Тифлиса. Там он женился на Екатерине Сванидзе, неграмотной молоденькой грузинке, которая родила ему сына Якова. Необычная ей выпала доля — быть женой агитатора.

Ленин руководил революцией из Женевы, Троцкий создавал первый Совет рабочих депутатов в Петербурге, а Коба в Грузии писал зажигательные памфлеты: «Россия — заряженное ружье с приподнятым курком, могущее разрядиться от малейшего сотрясения … Сплотимся вокруг партийных комитетов! …только партийные комитеты могут достойным образом руководить нами … наши комитеты должны сейчас же, немедленно приступить к вооружению народа на местах, … к организации районных групп для добывания оружия, к организации мастерских по изготовлению … взрывчатых веществ». Революция потерпела поражение, Троцкого сослали в Сибирь, молодая жена Кобы умерла от туберкулеза. Для «неукротимого» Кобы это было трудное время.

«Орел» и разочарование

Однако его публицистика привлекла внимание Ленина. В том же году молодой Джугашвили встретился со знаменитым вождем большевиков на партийной конференции в Финляндии. Тогда (как и сейчас), Ленин уже считался признанным божеством в пантеоне борцов за социальный прогресс, но на хладнокровного Джугашвили он поначалу не произвел впечатления. «Я надеялся увидеть, — писал он позднее, — горного орла нашей партии… Каково же было мое разочарование, когда я увидел самого обыкновенного человека, ниже среднего роста, ничем, буквально ничем не отличающегося от обыкновенных смертных».

Однако, послушав ленинские выступления, проникнутые бесстрастной, неумолимой логикой, Сталин стал его преданным учеником. Холодный и осторожный ум не мог не оценить ум холодный и блестящий. В партийной кассе не было ни гроша, и Кобе в качестве члена Кавказского бюро РСДРП (б) были поручены «экспроприации»: он руководил «боевыми группами», грабившими банки, казначейства, пароходы. Крупнейшей его добычей стала четверть миллиона рублей, похищенных во время налета на почтовую карету на главной площади Тифлиса. Среди арестованных после этого «экса» был и Литвинов, будущий Нарком иностранных дел: он пытался разменять награбленные деньги в Париже. Коба, хотя и попал в розыск, ухитрился остаться в тени. Он был террористом, но террористом-руководителем, действовавшим через «комитеты». Это была мера предосторожности — в его личной храбрости никто никогда не сомневался.

Вождь рабочих масс

Политика царского режима ужесточалась. Из следующих десяти лет семь Коба в общей сложности провел за решеткой. Между арестами он занимался мобилизацией рабочих на Бакинских нефтепромыслах: эти годы, как он впоследствии отмечал, «закалили меня, как практического борца… Я впервые узнал, что значит руководить большими массами рабочих». Именно тогда он взял себе кличку «Сталин».

В 1912 году молодой (тридцатитрехлетний) террорист побывал в Кракове, где Ленин, живя в эмиграции, пытался создать в России «твердое ядро», организацию профессиональных революционеров. Главе большевиков Сталин очень понравился: в письме Максиму Горькому Ленин назвал его «чудесным грузином». В Вене он познакомился с Троцким: тот отметил «вспышку злобы» в «желтых глазах» Сталина. В «Правде» (он был одним из ее основателей) Сталин писал: «Детский план Троцкого, призванный соединить несоединимое [большевиков и меньшевиков] показывает, что он … простой шумливый чемпион с фальшивыми мускулами». В 1913 году в Петербурге полиции стало известно, что Сталин будет присутствовать на концерте, организованном большевиками. Друзья попытались помочь ему выбраться из западни, переодев в женское пальто, но Сталин был арестован, и вновь — в шестой и последний раз — отправился в сибирскую ссылку.

Первая мировая война сломала хребет царского режима, в 1917 году вынесла на гребень недолговечное правительство Керенского, а затем привела к большевистскому перевороту. Сталин вернулся из Сибири, но во всех этих величайших событиях активного участия не принимал. Американский журналист Джон Рид (John Reed) даже не упомянул о нем в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир» (Ten Days that Shook the World). Однако Сталин принадлежал к «внутреннему кругу», а потому стал одним из семи членов Политбюро большевистской партии и Наркомом по делам национальностей. Ленин шутил: «Там ума не требуется, поэтому мы поставили туда Сталина».

Война и женитьба

В ходе гражданской войны Троцкий — Нарком по военным делам и организатор Красной Армии — мгновенно приобрел всемирную известность. Сталин, руководивший обороной Царицына (позднее переименованного в Сталинград) постоянно враждовал с Троцким, а затем, в нарушение приказа, перенес военные действия на территорию его родной Грузии. В то жестокое время он женился второй раз, на красавице Надежде Аллилуевой, дочери петроградского рабочего, в чьем доме он некогда прятался и был арестован.

Смуглый грузин с буйной копной волос не мог проявить себя в блестящих ораторских состязаниях питерских интеллигентов-социалистов — дискуссиях, в которых принимали участие такие фигуры, как Нарком просвещения Луначарский, историк Покровский, автор биографии Маркса Рязанов. Сильный грузинский акцент мешал ему во время публичных выступлений. На вопрос, кто такой Сталин, Троцкий отрезал: «Самая выдающаяся посредственность в нашей партии». Однако Сталин целенаправленно работал «в комитетах». Его Наркомнац начинался с пустого стола в пустом кабинете, но вскоре там уже трудились сотни «спецов», а власть этого ведомства распространялась на 65 миллионов из 140-миллионного населения России.

В конце гражданской войны Ленин, решив изгнать из подчиненного ему аппарата враждебные, коррумпированные и ненадежные элементы, создал Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (он занимался «чисткой» государственных структур) и Оргбюро (для «чистки» партии). Оба органа возглавил Иосиф Сталин. Вскоре он уже ведал всей текущей работой партии. В начале 1922 году специально для Сталина был учрежден пост Генерального секретаря ЦК. Этот титул его вполне устраивал: он звучал безобидно. Он всегда презирал внешнюю мишуру: эта должность практически открывала ему путь к всемогуществу, а для Сталина важна была именно практика.

Власть и известность

В мае у Ленина случился удар, а в конце года — еще один. Его место у руля заняла «тройка» — триумвират в составе Зиновьева, Каменева и Сталина. Троцкий уже понял, что Сталин незаметно прибирает власть к рукам, и это его тревожило. Ленин защищал Сталина и предупреждал об опасности раскола в партии. Он начал диктовать политическое завещание, в котором давал оценку своим возможным преемникам. Назвав Сталина и Троцкого «двумя выдающимися вождями современного ЦК», Ленин отмечал: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью… тов. Троцкий … человек … чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела». Однако, переговорив с главой ЧК Дзержинским о положении дел в Рабкрине и Оргбюро, он добавил постскриптум: «Сталин … становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который … более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.». Через два месяца у Ленина произошел третий инсульт — он был парализован и лишился речи.

В беспощадной схватке за престолонаследие Сталин проявил свой расчетливый политический гений: терпение, чтобы дождаться подходящего момента, и умение нанести удар наверняка. Вместо того, чтобы напасть на Троцкого в лоб, он стал ему льстить, предложив, чтобы тот вместо Ленина сделал основной доклад на очередном партийном съезде — от этой чести Торцкий благородно отказался, не желая создавать впечатление, будто он уже устраивается в ленинском кресле, не дождавшись даже его смерти. Сталин держался скромно, почтительно отзывался о больном вожде, и говорил о необходимости единства партии. Но при этом ему удалось настроить Зиновьева и Каменева против Троцкого.

Именно в это время был впервые опробован на публике необычайно эффективный прием — канонизация Ленина — на который Сталин владел всеми патентными правами. Он позволял Сталину обвинять противников в том, что те противоречат не ему лично, а «евангелию» марксизма-ленинизма, монолитному набору догм, который он мог цитировать, толковать и извращать в соответствии с потребностью момента.

Смерть Ленина в январе 1924 году застала Троцкого в дороге: он ехал отдыхать на черноморский курорт, и не успел вернуться к похоронам. Он по-прежнему ожидал, что товарищи призовут его встать у руля, и из гордости сам не предпринимал никаких шагов в этом направлении. Это был один из величайших политических просчетов в истории.

Хозяин

Через год Сталин, распоряжавшийся теперь всеми кадровыми назначениями, добился, чтобы Троцкого сняли с должности Наркомвоенмора. Перепуганные Зиновьев и Каменев попытались вновь вступить в союз с Троцким, но новый «хозяин» ничего не упускал из внимания. В 1926 году он провел на партийной конференции резолюцию, осуждающую как троцкистов, так и зиновьевцев. С Троцким и его «заклятыми друзьями» было покончено. Годом позже Троцкого, Зиновьева и Каменева официально исключили из партии. Вскоре после этого Троцкого принудительно выдворили из Москвы и отправили в Алма-Ату. В январе 1929 года он был выслан из СССР.

Одолев так называемую «левую оппозицию», Сталин без труда разделался и с оппозицией «правой» — Бухариным, Рыковым и Томским. Это дало ему безраздельное господство в Политбюро — реальном высшем органе власти в стране. Наделенный властью возвышать и карать людей, генсек подчинил себе и ЦК. Новообретенным могуществом он распоряжался умело. У Сталина был отработанный метод — он говорил мало, попыхивая трубкой, пока другие выступали и спорили, а в конце спокойно объявлял, кто из товарищей прав. Это позволяло ему заимствовать аргументы коллег и использовать их разногласия.

В 1929 году Сталин приступил к осуществлению первого пятилетнего плана; одновременно началась коллективизация села и ликвидация кулачества. Распоряжения центра были просты, непререкаемы, беспощадны. Коллективизация не увенчалась полным успехом — крестьяне начали жечь собственные амбары и резать скот, что угрожало параличом всей экономике страны. Это было крупнейшее, возможно единственное, политическое поражение Сталина. Когда число жертв голода и расстрелов исчислялось уже миллионами, он смягчил свою линию. Советская экономика даже сегодня зависит от крестьянства. Для того, чтобы создать партийные ячейки в каждой из десятков тысяч русских деревень, проверенных коммунистов просто не хватало. Многие «колхозные» деревни на деле представляют собой тесно спаянные семейные общины, следующие в первую очередь интересам семьи. Поэтому в 1949 году Сталин попытался объединить деревни в большие, тщательно контролируемые «агрогорода». Но и от этой идеи без лишнего шума отказались. Чтобы кормить растущие промышленные центры, России нужно все больше и больше зерна. До конца своих дней Сталин не осмелился повторить попытку, окончившуюся неудачей в 1929-33 годы.

Во время кризиса в деревне умерла его молодая (ей исполнился 31 год) жена Надежда; некоторые источники утверждают, что она покончила с собой, другие — что погибла от руки Сталина. Он с почестями похоронил ее на Новодевичьем кладбище в Москве, поставил на могиле мраморное надгробие. Сталин сказал: «Она умерла, и вместе с ней — последние теплые чувства к людям».

В 1934 году подспудное недовольство части большевиков вылилось в убийство Сергея Кирова, главы Ленинградского обкома и сталинского «подголоска» в Политбюро. Сталин немедленно отправился на место событий и взял руководство на себя. По его приказу 117 подозреваемых были расстреляны без суда; тысячи ленинградских партийцев отправились в Сибирь. Это стало началом волны репрессий. В 1935-1938 годах прошла серия процессов над всеми видными большевиками, не числившимися в сталинских лизоблюдах; в роли государственного обвинителя выступал Андрей Вышинский. Подсудимые, похоже, были полностью сломлены:

Вышинский: Как следует оценить ваши статьи и заявления, в которых вы выражали преданность партии? Как обман?

Каменев: Нет, хуже, чем обман.

Вышинский: Вероломство?

Каменев: Хуже!

Вышинский: Хуже, чем обман, больше, чем вероломство — может быть измена?

Каменев: Вы нашли самое подходящее слово!

Как-то Сталин поделился с Каменевым, тогда еще коллегой по Политбюро: «Выбрать жертву, подготовить тщательно удар, беспощадно отомстить, а потом пойти спать… Слаще этого нет ничего в жизни».

Сталин может спать спокойно

Один за другим «старые большевики» признавались во всех грехах; их уводили на расстрел. Репрессии достигли апогея в 1937 году, когда прошли тайные судебные процессы над виднейшими советскими генералами; вместе с ними были уничтожены тысячи офицеров, в том числе все сотрудники Генштаба, кроме двенадцати. Однако процессы представляли собой лишь вершину айсберга. ГПУ дотянулось до каждого городка и деревни, арестовывая мелких партийных чиновников, врачей, инженеров, служащих, и выбивая из них признания в измене и саботаже. В 1938 году Сталин скомандовал «стоп»; он приказал провести чистку среди самих палачей. Был осужден и расстрелян шеф ГПУ Генрих Ягода и большинство его сотрудников.

Всего в ходе репрессий в братских могилах ГПУ и гигантских сибирских лагерях сгинуло, возможно, до 7 миллионов человек. Но теперь Сталин мог вздохнуть с облегчением: он погубил много невинных людей, но вместе с колосьями под нож пошла и «сорная трава» — старая большевистская партия, главная потенциальная угроза его власти. Он спал спокойно. Партийные кадры нового поколения, которые он сам подобрал и подготовил, были простыми функционерами, послушными бюрократами со смертельным страхом в душе.

Он отбирал практиков, презирая кабинетных мыслителей и идеалистов — тех самых, кто в бурные тридцатые пополнял ряды компартий в других странах. Сталин был гениальным управленцем — умевшим признавать свои ошибки и скрывать их последствия. Подбирать преданных людей, использовать их таланты и держать в узде их амбиции, возвышать и низвергать с Олимпа, льстить и запугивать, карать и миловать — все это требовало немалого искусства. Сталин правил, тщательно регулируя соперничество между подчиненными, оставаясь при этом над схваткой, и сохраняя неторопливое хладнокровье.

Из старых большевиков в живых оставался только один, и Сталин отправил по его следу своих новых оперативников. На другом конце света — в Мехико — молодой испанский коммунист Меркадер (псевдоним Моннар) вместе с помощником, коммунистом из Нью-Йорка, разыскал Троцкого и убил его ледорубом.

Идеология

Массовые репрессии кое-чему научили Сталина: он осознал, какую власть над людьми имеет идеология. Со времен смерти Ленина он постоянно, до тошноты, повторял старые ленинские лозунги. Теперь же он начал создавать миф о непогрешимости ленинско-сталинского учения. Каждый советский писатель, поэт, музыкант и художник должен был работать на этот миф, неустанно повторяя одни и те же догмы. Именем Сталина назвали самую высокую гору в СССР, как минимум 15 городов, множество заводов и улиц. Его собрания сочинений выходили многомиллионными тиражами. Созданный учеными сплав окрестили «сталинитом», в его честь назвали новый сорт орхидей. Каждое утро школьники, стоя у парт, хором произносили: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

К 1939 году, к моменту пакта с Гитлером, сталинский миф уже был «доведен до ума»; даже этот циничный сговор не смог его поколебать. Впрочем, двумя годами спустя, тезис о непогрешимости «вождя народов» не помешал немецким войскам захватить всю западную часть России. За четыре месяца они достигли окраин Москвы и Ленинграда: отчасти это стало возможным благодаря переходу на сторону врага сотен ненавидевших Сталина русских генералов, и массовой сдаче в плен 4 миллиона крестьян в солдатских шинелях. Но миллионы других русских солдат держались стойко, да и удача не изменила вождю: в дело, как и 130 лет назад, когда Москву захватил Наполеон, вступил «генерал мороз».

В годы войны направленность пропаганды изменилась: прежние марксистские лозунги отошли на второй план, акцент делался на патриотизме. «Пусть вдохновляет вас … мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» — говорил Сталин. В эти годы жестокая и громоздкая индустриализация первых пятилеток принесла свои плоды. Долгой зимой 1941-42 годах уральские заводы тысячами выпускали танки, пушки и самолеты, которые позднее дополнил поток вооружений из США и Британии. Когда один посетитель-американец пытался объяснить Сталину, что рост военного производства в США сдерживают забастовки, тот спросил: «У вас что, полиции нет?»

За эту зиму Сталин создал новую армию, мобилизовав всех здоровых мужчин и женщин в стране. Он лично руководил боевыми действиями, не покидая Кремля. В разгар тяжелых боев в Сталинграде, когда генералы просили о помощи, он сказал начальнику Генштаба Василевскому: «Пусть хныкают и жалуются сколько угодно, не обещайте им никаких подкреплений. Не давайте им ни батальона с московского фронта». Незадолго до конца войны, во время визита в Москву, Тито услышал телефонный разговор Сталина с маршалом Малиновским, чья наступающая армия была остановлена противником: «Вы там спите, спите! Вы говорите, у вас нет танковых дивизий? С танками и моя бабушка смогла бы воевать. Пора вам пошевелиться. Вы меня поняли?»

Сталинские армии пробили дорогу в Берлин — ценой почти в 8 миллионов жертв — и все земли, что заняли его войска, он сохранил за собой.

Логика с двойным дном

В 1943 году, когда немцы еще оставались на российской земле, Сталин решил, что пришло время переговоров с союзниками. «Думаю, я смогу справиться со Сталиным на личном уровне. . .» – с уверенностью заметил Франклин Рузвельт в письме Черчиллю. В Тегеране Сталин убедил американского президента поселиться в российском посольстве. Когда Черчилль поднял вопрос о международном надзоре над выборами в Польше, Сталин отрезал: «Этого делать нельзя. Поляки — независимый народ, и они не потерпят, чтобы над их выборами надзирали другие». Британский премьер упомянул о Ватикане; в ответ Сталин осведомился: «А сколько у папы Римского дивизий?» Позднее Черчилль вспоминал: «Сталин говорил, что чужого русским не нужно, ну разве что они “откусят кусочек” от Германии».

Год с лишним спустя, в Ялте, Сталин в обмен на обещание вступить в войну с Японией потребовал передать СССР Порт-Артур, Дайрен и Курильские острова. «Я лишь хочу вернуть России то, что у нее отняли японцы», — пояснил он. «Это предложение, — заметил Франклин Рузвельт, — представляется весьма разумным».

Во время переговоров с коммунистическими лидерами Сталин тоже призывал к разумному подходу — руководствуясь такой же логикой. Объяснив Тито, что он согласился считать Югославию совместной советско-британской сферой влияния, он попросил его восстановить на троне короля Петра. «Я не говорю, что это навсегда, — заметил он. — Верните его на время, а затем, в подходящий момент, вы сможете всадить ему нож в спину». Ему донесли, что югославские партизаны носят на пилотках красные звезды. «Зачем вам звезды? — спросил он Тито. — Вы пугаете англичан. Форма — не главное».

Всегда готовый ждать нужного момента, он велел Мао Цзедуну договориться с Чан Кайши, распустить свою армию, и не пытаться захватить власть в Китае. Однако в 1949 году Мао изгнал Чан Кайши с территории континентального Китая и провозгласил Китайскую Народную Республику. Дальше он начал действовать по опробованной схеме: чистка — укрепление власти — новая чистка. Присоединение четырехсотмиллионного Китая к двухсотмиллионной России стало апогеем распространения коммунизма по планете. Сталинская империя занимала теперь четвертую часть суши, на ее территории проживала треть населения Земли. До него ни одному человеку в истории не удавалось создать столь гигантской империи. Такой она остается и после его смерти: только у нее больше нет Сталина — человека, творившего бесконечные злодеяния, и добивавшегося необычайных успехов.

May 12, 2015 Posted by | boļševiki, gulags, komunisms, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, PSRS, represijas, Staļins, Vēsture | Leave a comment

Staļiniskais terors Sibīrijā 1928-1941

Staļiniskā terora Sibīrijā izpēte ir īpaši svarīga latviešiem, jo tā rezultātā tika noslepkavota apmēram trešā daļa tur dzīvojošo latviešu. Grāmatā atrodami arī to latviešu boļševiku vārdi, kuri paši darbojās represīvajā sistēmā, kura slepkavoja viņu tautiešus.

Šī 1997.gadā izdotā grāmata ir gan lasāma, gan lejuplādējama.
Raksts krievu valodā.
(Gugles tulkotājs atrodams šeit)

Сталинский террор в Сибири. 1928-1941

(читать)  (скачать fb2)

http://coollib.net/b/276832

Аннотация
Настоящее издание представляет собой исследование характера и основных этапов репрессивной сталинской политики в условиях Сибири. Предпринята попытка восстановить обобщенную картину карательных действий большевистского режима в отношении различных групп населения и оппозиционных сил; исследуется процесс формирования системы ГУЛАга. Специальные разделы монографии посвящены анализу развития террора в Сибири в 1937–1940 гг.

Рецензенты: докт. ист. наук В.И. Исаев, докт. ист. наук И.С. Кузнецов.

April 7, 2015 Posted by | boļševiki, genocīds, grāmatas, gulags, komunisms, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, PSRS, represijas, REPRESĒTIE, Sibīrija, Staļins, totalitārisms, Vēsture, čeka, čekisti | 1 Comment

Uz kauliem būvētais Kolimas ceļš – elle zemes virsū

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Колымский тракт или дорога на костях, ведущая в земной ад

Колымский тракт или дорога на костях, ведущая в земной ад

 В русских лагерях ГУЛага погибло более 12 миллионов «врагов народа». Людей заставляли строить автотрассу, которая для многих стала местом покоя. Эта дорога ведет в самое сердце сталинского государства. А рядом – редкие деревья, за которыми можно рассмотреть и сам лагерь.

Всех жертв сталинской репрессии помещали именно сюда. Относились к ним, как к рабам. День за днем они трудились и гибли на строительстве Колымского тракта. Эта дорога еще именуется, как «дорога на костях», соединяющая Хандыгу и Магадан.

Обветшалый и разрушенный временем деревянный барак располагается посреди болота. Более пол века не пощадили конструкцию: крыша обвалилась, стены перекошены. Глядя на это ветхое сооружение можно представить, что в адских условиях тут отбывали свой срок миллионы заключенных, а также о самой истории этого края. Окно до сих пор преграждает ржавая решетка, через которую на волю смотрели миллионы глаз сталинских «врагов народа». А печка – единственный способ согреться лютой зимой.

Заключенные выживали, как могли: кое-где до сих пор вокруг дверного косяка торчат старые тряпки, которыми затыкали щели. От ворот ведет забор из колючей проволоки. Те люди, которые окончили свои жизни во время строительства трассы или тех, кого неизбежно, еженощно, расстреливали охранники, а также тех, кого скосил голод, хоронили прямо под строящейся дорогой.

Человеческие останки – фундамент для этой трассы. Ее протяжность ровняется 1600 километрам. Шансов на побег людям не давала как отдаленная территория, так и голодные медведи этой глуши. Сталина жители России почитают, как того, кто привел людей к победе во время Второй мировой войны. Ужасно обнаруживать доказательства существования подобных лагерей, в которых, как гласит одна поговорка, половина людей сидела, а вторая половина их охраняла.

После смерти Сталина, Никита Хрущев принял все меры для того, чтобы покончить с деспотией бывшего руководителя. Поэтому в 1950 годах большая часть подобных лагерей была закрыта. Стоит отметить, что на сегодняшний день Хандыга обязана своим существованием ГУЛагу, поскольку поселок появился после  того, как в 1939 году на этой территории появились первые лагеря. Сегодня Хандыга представляет собой запущенный поселок, находящийся на грани упадка.

Местные жители не хотят вспоминать о прошлом, даже не возведен памятник в честь жертвам ГУЛага на территории. Правда, был один частный музей, но и он не так давно закрылся. Альбина Николаевна, преподаватель истории в местной школе, говорит, что примерно 800 тысяч человек прошло по «дороге на костях» в лагеря. А сама же дорога строилась, чтобы пролетарское государство имело возможность добывать драгоценный металл – золото. Естественно, оно также добывалось заключенными.

57-летняя преподавательница рассказывает, что в самом начале планировалось строительство железной дороги, но из-за начала войны планы поменялись, и началась стройка трассы. Так, в 1941 году и начались адские работы. Вначале работали политические заключенные, но очень скоро к ним присоединились те, кто был на территориях, оккупированных немецкими захватчиками.

Были там и простые граждане, которые осмелились выступать против программы Сталина, защищая свои земли и свое хозяйство. Были среди них и преступники. В те времена можно было получить срок в 10 лет только за воровство. Заключенные трудились как на стройке дороги, так и на рудниках. Последним приходилось намного тяжелее, поэтому и погибали они огромными количествами.

Условия труда были просто ужасными: зимой температура опускалась до 60 градусов по Цельсию, а летом достигала 40 градусов жары. Помимо погодных условий трудностей хватало: рабочий день длился 15 часов, питание было жалкое: пустая каша да кусочек хлеба. Люди умирали от голода. Да и антисанитария была ужасная, поскольку лагеря окружали одни болота.

Неподалеку от Хандыги, на восток, в 60 километрах, есть поворот на село под названием Тополиное. В этом месте располагается не меньше дюжины подобных лагерей. Был там и один женский. В 1951 году заключенные построили мост через реку Менкуле. Его заменили на новый в 2008 году. Рядом с мостом можно увидеть монумент в виде креста, который установили в честь российских мостостроителях 1937 – 2008 годов. Однако нигде не упоминается о лагерях.

По «дороге на костях» можно добраться в поселок под названием Теплый Ключ. В этом поселке есть небольшой музей, повествующий о лагерях. Есть и карта, на которой отслеживается строительство таких лагерей во времена правления Сталина. Только представьте: 6000 человек было заключено в подобных местах в 1930 году. А вот уже на момент смерти Сталина, в 1953 году, заключенных насчитывалось примерно 12 миллионов. Силами зеков возвели и сам поселок Теплый Ключ, и маленький аэропорт, который служил американцам, поставляющим российской армии воздушную военную технику во времена Второй мировой войны.

Можно сказать, что Магаданская трасса – самое крупное кладбище. Ежедневно во время строительства погибало минимум 25 человек. По сей день на поверхности появляются человеческие останки. Работники музея делают все возможное, чтобы сохранить хоть какую-то память об этих несчастных людях. Стоит отметить, что в работе принимали участие не только взрослые, но и дети 12 лет. Хранительница этого музея, Надежда Наерханова говорит, что ее дед работал охранником на одном из лагерей. Дед не особо любил рассказывать о тех временах, но постоянно упоминал о том, что эти места были хуже ада: люди мучились не только от холода, но и от голода.

http://globalscience.ru/article/read/25926/

February 9, 2015 Posted by | 58.pants, gulags, nāves nometnes, PSRS, REPRESĒTIE, Vēsture | Leave a comment

“Latviešu krusts” Vjatlagā stāv jau gandrīz 20 gadus

Latviešiem, kas gāja bojā Vjatlaga nāves nometnēs, 1995. gada ekspedīcijā tika uzstādīts piemiņas krusts. Tas tiek minēts šajā rakstā (http://bit.ly/1xUQNqD), taču nāves nometnēs nobendētie tiek nosaukti par latviešu nacistiem, nodevējiem un  Waffen-SS noziedzniekiem.

Krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


В Кировской области под латышским крестом валяются памятники ветеранам ВОВ

На днях кировской ячейкой Сути времени было подано заявление в областную Прокуратуру и Следственный комитет о проверке факта  хищения средств на установку надгробных памятников ветеранам в посёлках Рудничный и Лесной Верхнекамского района Кировской области.

В соответствии  с российским законодательством, умершим ветеранам Великой Отечественной Войны полагается изготовление и установка памятника на могилу за счёт государства, на это выделяются деньги из бюджета.

aj7qQ7Db7Q4
Памятники ветеранам ВОВ в Лесном

Лесной2
Памятники ветеранам ВОВ в Лесном

В Верхнекамском районе в посёлках Рудничный и Лесной изготовили памятники, часть из них была установлена на могилы, а оставшаяся часть памятников, примерно 20 штук, осталась невостребованной. По утверждению администрации посёлка Лесной, это произошло потому, что родственники умерших ветеранов не были найдены, а где похоронены ветераны – неизвестно. В связи с чем, администрацией было принято решение сделать «аллею славы». В 2011 году памятники установили рядом с местными кладбищами, что называется «в чистом поле». Территорию для этих «аллей» никак не готовили. Памятники просто вкопали в землю, прямо посреди травы.  Так как памятники не устанавливали в залитый бетоном постамент – они стали падать и разрушаться. Некоторые покосились, некоторые уже просто валяются на земле.
Кроме того в поселке Лесной “аллея славы” расположена рядом с 7-метровым крестом «Латышским узникам Вятлага», среди которых были в том числе предатели и военные преступники из Ваффен-СС, “жертвы коммунистического террора”, как их называет латвийская сторона.

TppYgezKEVQ
Старая табличка латышского креста
Изображение 088
В 2013 году её сменила новая табличка

Поскольку деньги государством выделяются не только на изготовление, но и на полную установку надгробий на могилу, мы решили проверить, что в данном случае помимо моральной составляющей — неуважения памяти ветеранов, есть и факт хищения выделенных средств.
В средствах массовой информации упоминались похожие случаи:
«…в Самаре озвучили приговор сотрудникам областного военкомата. За четыре года, с 2009-го по 2012-й, они разворовали 107,8 миллионов рублей, предназначенных на установку надгробных памятников 5300 ветеранам ВОВ, умершим за эти годы на территории области.
Двое фигурантов дела, бывший начальник Центра социального обеспечения военного комиссариата Самарской области Сергей Алексеев и экс-начальник отделения той же организации Ольга Солдатова, собирали сведения о скончавшихся ветеранах и готовили фиктивные документы о том, что родственники обратились в военкомат с просьбой установить надгробия. После этого, пишет … к делу подключались бизнесмены Александр Головин и Артур Пахомов, чьи фирмы якобы их устанавливали».

Стоит отметить, что губернатор Кировской области Никита Белых в преддверии 9 мая в 2011 году приезжал в посёлок Лесной возлагать цветы с латышским послом к кресту латышским нацистам, сидевшим в Вятлаге, и тогда у него не возникло вопросов к местой администрации по поводу этой «аллеи славы».

Возложение цветов латышам2
Никита Белых и латышский посол возлагают цветы “Гражданам Латвийской республики – жертвам коммунистического террора (1941-1953)”
95582_original
95442_original
Латышский крест и памятники ветеранам ВОВ в 2011 году

 

P.S. Materiāli par Vjatlagu: Nāves nometņu grupa Vjatlags
Fragments no Vjatlagu pārdzīvojušā Artura Stradiņa dienasgrāmatas grāmatā “ĒRKŠĶAINĀS GAITAS”

Ekspedīcija ‘Vjatlags – Usoļlags.
Šajā ekspedīcijā 1995. gadā tika apsekotas vietas, kur gāja bojā tūkstošiem 1941. gadā aizvesto latviešu. Alfreda Puškevica sarakstītā ekspedīcijas dienasgrāmata.
Krusti izsūtījuma zemē
Raksts “Dienā” par filmu “Ekspedīcija Vjatlags – Usoļlags”

Viktora Berzinskiha grāmata par Vjatlagu, krievu valodā DOS kodējumā
Vjatlagā nonāvēto saraksti
47 Latvijas pilsoņi, kam nāves sods nošaujot izpildīts Kirovas cietumā 1941.g. 10. novembrī
(A – K). Saraksts (Cyr. DOS)
Šī saraksta tulkojums latviešu valodā

Vjatlagā nonāvēto 437 Latvijas pilsoņu saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 107. Ābele – Vīksna
Nr. 108 līdz 224. Virsaitis – Joffe

Nr. 225 – 324. Kažoks – Kušķis

Nr. 325 līdz 406. Lavenieks – Mutils

Nr. 407 līdz 437. Napoets – Ošups

Vjatlagā nonāvēto 143 etnisko latviešu un Latvijā dzimušo saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 106. Ābols – Kuks
Nr. 107 līdz 143. Lagzdiņš – Murevičs


November 29, 2014 Posted by | Apmelojumi, gulags, nāves nometnes, piemiņa, piemiņas vietas, REPRESĒTIE | Leave a comment

Mūsdienu staļinisti ņirgājas par latviešiem – komunistiskā genocīda upuriem

Krievijas staļinistu izdevums Су́ть вре́мени publicējis rakstu, par Vjatlagā ieslodzīto un nobendēto latviešu piemiņas saglabāšanas centieniem “Lauru vainags fašistam Stradiņam“, kurā attaisnoti staļiniskie noziegumi un tiek apgalvots, ka ieslodzītie bijuši “fašisti”, kuri šo sodu pelnījuši.

Krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


P.S. Materiāli par Vjatlagu: Nāves nometņu grupa Vjatlags
Fragments no Vjatlagu pārdzīvojušā Artura Stradiņa dienasgrāmatas grāmatā “ĒRKŠĶAINĀS GAITAS”

Ekspedīcija ‘Vjatlags – Usoļlags.
Šajā ekspedīcijā 1995. gadā tika apsekotas vietas, kur gāja bojā tūkstošiem 1941. gadā aizvesto latviešu. Alfreda Puškevica sarakstītā ekspedīcijas dienasgrāmata.
Krusti izsūtījuma zemē  
Raksts “Dienā” par filmu “Ekspedīcija Vjatlags – Usoļlags”

Viktora Berzinskiha grāmata par Vjatlagu, krievu valodā DOS kodējumā
Vjatlagā nonāvēto saraksti
47 Latvijas pilsoņi, kam nāves sods nošaujot izpildīts Kirovas cietumā 1941.g. 10. novembrī
(A – K). Saraksts (Cyr. DOS)
Šī saraksta tulkojums latviešu valodā

Vjatlagā nonāvēto 437 Latvijas pilsoņu saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 107. Ābele – Vīksna
Nr. 108 līdz 224. Virsaitis – Joffe

Nr. 225 – 324. Kažoks – Kušķis

Nr. 325 līdz 406. Lavenieks – Mutils

Nr. 407 līdz 437. Napoets – Ošups

Vjatlagā nonāvēto 143 etnisko latviešu un Latvijā dzimušo saraksts (Cyr. DOS)

Nr. 1 līdz 106. Ābols – Kuks
Nr. 107 līdz 143. Lagzdiņš – Murevičs


strad-vjatlags

Лавровый венок фашисту Страдиньшу

Июньскую депортацию латышская сторона сегодня всячески пытается представить актом геноцида. Эти попытки неубедительны для начала уже потому, что депортировано было 15 тысяч человек, то есть 1 % населения Латвии, что никак геноцидом не назовешь
Тема «двух тоталитаризмов», уравнивающая фашизм и коммунизм и давно развиваемая западными идеологами (начиная с Ф. фон Хайека, Х. Арендт, и К. Поппера), сегодня агрессивно навязывается российскому обществу, и прежде всего, через культуру.

Так, с июня 2013 года и по сей день в Москве и по всей стране играется спектакль «Вятлаг», поставленный кировской «Драматической лабораторией Бориса Павловича» (на момент постановки Павлович был советником по культуре кировского губернатора Никиты Белых) на паях с московским «Театром.doc» (театральным рупором «Мемориала»).

Черная комната. За столом сидит очень интеллигентный латыш. Латыш, вынимая из шкатулочки бумажечки, читает всякие ужасы про советскую власть. В одной комнате с латышом молодая женщина. Она истово ему внимает. Это жена латыша, ожидающая его в Латвии. Жена латыша поет песни: грустно — латышские и развязно — русские. Оба, и латыш, и его жена, при этом пропагандируют еще одного «истинного страдальца» — арестованного по Болотному делу Леонида Ковязина. (Актриса — жена этого самого Ковязина, и кассовые сборы за спектакль передаются в пользу новоиспеченного «страдальца»…)

Вышеупомянутый интеллигентный латыш, точнее его прообраз, — это фашист и сознательный сторонник немцев Артур Страдиньш, отсидевший срок в кировском Вятлаге. Сидя в лагере, он писал дневник на бумаге от папирос (папиросы ему выдавали ошибочно, принимая его за курящего, — не правда ли, трогательная деталь, свидетельствующая о «подлинных зверствах» над узниками?)

Дневник Страдиньша с хвалебным предисловием был издан Виктором Бердинских, бывшим научным руководителем диссертации вышеупомянутого губернатора Белых. По рассказу режиссера Павловича, Бердинских сам пришел к нему, принес изданный им дневник и предложил снять спектакль.

Спектакль широко показывается не только в Кирове, но и по всей России — и, в том числе, детям.

Кроме того, в феврале 2014 г. стало известно, что по дневнику Страдиньша начались и съемки фильма под разрывающим душу названием «ГУЛАГ. Дневник до востребования».

Между тем, среди реальных записей реального Страдиньша есть и такая, предельно откровенная, посвященная отбывавшим срок в Вятлаге латвийским послам: «Страшно подумать, что эти люди, занимавшие раньше высокие посты, сидели рядом с Гитлером и Мусоллини, удостоены такой судьбы…». Правда, в спектакле данную запись не зачитывают.

В дневнике Страдиньша также постоянно прослеживается радость за победы фашистов и горечь от побед Красной Армии:

«Говорят, что немцы взяли Ленинград и нас скоро освободят».

«Рассказал о «печальном известии» (но мы это восприняли с радостью), что немцы взяли Харьков».

«Если кто приносит хорошее известие, мы говорим — хорошие витамины».

«Много новых «витаминов», говорят, что немцы в 150 километрах от Москвы (ее называем большой деревней). Тогда будем на свободе».

«Бутане рассказывает, что ему говорили заключенные, которые слышали от «свободных» за зоной, что Россия еле дышит, Германия ее победит. Это хорошие «витамины».

«По радио сообщают, что взяты Орел и Белград. Немцев гонят назад. Нам, заключенным, эти известия никакой радости не обещают».

Но и эти «витаминные» рассуждения, как ни странно, со сцены не зачитывают. Вот уж, воистину, цензура у либералов!

А ведь как Страдиньшу было не горевать о поражении «сиживавших рядом с Гитлером и Муссолини» латышских послов и не ликовать в связи с успехами вермахта! Ведь Страдиньш — командир роты Екабпилского полка «Айзсаргов». А эта военизированная организация непосредственно участвовала в военном перевороте 1934 г. в Латвии и привела к власти фашистского лидера Карлиса Ульманиса.

Естественно, в современной профашистской Латвии время правления Ульманиса считается «порой истинной демократии», а айзсарги — «героями». На самом же деле айзсарги были ничем иным как аналогом штурмовых отрядов НСДАП. И этот факт не могут не признавать даже такие либеральные историки, как, например, Юлия Кантор. На следующий день после переворота айзсарги устроили в Риге «истинное демократическое» большое «аутодафе» по примеру нацистов: на кострах жгли книги, объявленные запрещенными. С первых же часов правления Ульманис объявил военное положение, растянувшееся на 6 лет — в стране были запрещены все политические партии, публичные демонстрации и выступления. 10 тысяч «инакомыслящих», арестованных во время переворота Ульманиса, были отправлены в концлагеря. Во время войны большое число айзсаргов пополнило латышскую «вспомогательную полицию» и «добровольческие» легионы СС. С особой жестокостью и рвением, удивлявшими даже немцев, латышские добровольцы уничтожали местных евреев и коммунистов. Согласно данным историка Андреаса Эстергалиса, выпустившего в США книгу «Холокост в Латвии», только за пару первых недель войны, еще до прихода немцев, в Латвии было убито 23 тысячи евреев.

Правда, сам герой кировского спектакля Страдиньш накануне прихода в Латвию немцев, в июне 1941 г., был депортирован в рамках советской операции по выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента, призванной обезопасить территорию в преддверии войны с Германией. Выселяли сторонников фашистского правительства Ульманиса, наполненного, по донесению не только советской, но и всех европейских разведок, немецкой агентурой.

Июньскую депортацию латышская сторона сегодня всячески пытается представить актом геноцида. Эти попытки неубедительны для начала уже потому, что депортировано было 15 тысяч человек, то есть 1 % населения Латвии, что никак геноцидом не назовешь. Согласно сведениям, содержащимся в адресованной Сталину докладной записке наркома госбезопасности Всеволода Меркулова, депортации подлежали члены фашистских и антисоветских националистических организаций, крупные чиновники бывшего правительства, уголовники, руководящий состав полицейских, жандармов, тюремщиков, а также рядовые полицейские и офицеры армии, на которых был компрометирующий материал. Кстати, и сделанный Страдиньшем портрет заключенных Вятлага полностью совпадает с запиской Меркулова — это бывшие крупные чиновники прошлого правительства, полицейские, айзсарги… То есть речь шла об идейных фашистах, потенциальных пособниках немцев.

Итак, командир роты Екабпилского полка «Айзсаргов» Страдиньш был осужден, как член военизированной фашистской организации, по статье 58–11 «за подготовку или совершение контрреволюционных преступлений» и выселен из Латвии. А потому не сумел принять участие в зверствах фашистов. Вместо этого он работал в советском лагере, внося вместе с другими заключенными свой вклад в Победу над фашизмом (а в 1964 г. благополучно вернулся с женой к себе в Латвию)…

Такой разворот событий явно не устраивает кировского губернатора Белых и его окружение. И тут просто необходимо сказать несколько разъясняющих слов об особой любви бывшего члена СПС и соратника Навального к теме Вятлага и латышским фашистам.

Свою диссертацию в 2010 г. Белых посвятил Вятлагу. Выбор темы он объяснял своим давним сотрудничеством с музеем «Пермь-36». (Недавно этот окормляемый «Мемориалом» фальсификационный музей был более чем заслуженно лишен госфинансирования). Текст диссертации Белых почти полностью «позаимствовал» из работ собственного научного руководителя Бердинских и кировского историка Владимира Веремьева. Однако Бердинских не осудил плагиатчика, а Веремьев даже написал официальное письмо на тему о том, что никаких претензий не имеет.

В преддверии Дня Победы, 26 апреля 2011 г., Белых вместе с латвийским послом Эдгаром Скуей возложили цветы перед крестом, воздвигнутым в честь заключенных в Вятлаге бывших латышских фашистов, коллаборационистов и эсэсовцев с надписью «Гражданам Латвийской Республики — жертвам коммунистического террора (1941–1952). Латвия 1995». Белых при этом врал в своем ЖЖ: «Надо сказать, что в Вятлаге погибли те, кого принято называть «цвет нации», интеллектуальная, культурная, политическая элита Латвии».

Между тем, ранее Белых в своей статье «Латышский след в Вятлаге НКВД-МВД СССР» честно признавал, какой именно контингент поступал в лагерь из Латвии после войны: «1945–1955 годы. Вновь — поступление в Вятлаг массовых этапов с «латвийским спецконтингентом»… В «категорийном» их составе преобладают: в 1945 году — выявленные на ранее оккупированных нацистской Германией и ее союзниками территориях так называемые «коллаборационисты» («лица, служившие в специальных воинских формированиях вермахта и СС», «полицейские», «пособники оккупантов» и т. п.); в 1946 году и в последующее время — «участники националистического антисоветского подполья» на территории Латвии, «члены националистических бандитских формирований», «бандпособники» и члены их семей».

Сказав о Белых, необходимо сказать немного подробнее и о его приближенном, историке Веремьеве, подарившем губернатору диссертацию. Веремьев — подполковник МВД и бывший сотрудник Вятского управления лесных исправительно-трудовых учреждений (позднее название Вятлага), занявшийся на пенсии разоблачением его «ужасов».

Весьма показательно то, как Веремьев сравнивает Вятлаг и Бухенвальд: «…Обе карательные системы (сталинско-гулаговская и нацистско-концлагерная) при всех внешних модификациях действовали с равнозначной расчетливой бесчеловечностью. При этом советская система (с точки зрения «убойной силы») в сравнении со своим германским аналогом по некоторым параметрам демонстрировала даже более высокую «эффективность». Веремьев также осмелился утверждать, что смертность в Бухенвальде была де «меньше», чем в Вятлаге.

Данные наглые заявления Веремьева, как и вообще тезис о том, что советская система была якобы не только «такая же», а «хуже» гитлеровской, весьма любы сегодня нашим либералам. А потому в следующей части статьи мы перейдем к подробному сравнению (в том числе и по реальным, а не фальсифицируемым Веремьевым цифрам смертности) немецкого концлагеря для уничтожения Бухенвальд и советского исправительного лагеря Вятлаг. Не обойдя при этом, конечно, вниманием и ужасающие латышские концлагеря времен фашизма, — такие как Саласпилс.

Но, перед тем как начать обсуждать эти данные, вопиющим образом несоответствующие всему, что излагается в либеральных мифах о советских лагерных ужасах, обратим внимание читателя на одно уже достаточно очевидное обстоятельство. Нынешние либерал-переписчики истории (от «Перми-36» до Бердинских-Веремьева и Ко) с удивительным постоянством выбирают именно тех фашистских «героев», которым очень даже есть что инкриминировать в плане сопричастности нацистским и даже эсэсовским преступлениям. Случайность ли это — или сознательная реабилитация фашизма?

30 октября 2014 года, то есть буквально на днях, влиятельный американский интернет-журнал «Slate» опубликовал статью французского политолога Филиппа де Лара, нагло заявившего, что пока над Россией не будет проведено Нюрнберга, она «не станет нормальной страной». При этом поддержка Россией уничтожаемого киевскими бандеровцами мирного населения Донбасса расценивалась де Лара как возрождение «призрака СССР». То есть белое откровенно называется черным, а черное — белым.

Эта статья де Лара — лишь капля в море публикаций, в буквальном смысле являющихся антисоветскими, а на самом деле имеющими, конечно же, фундаментально антироссийскую направленность. Интересно, когда это поймут те наши патриоты, которые до сих пор считают для себя возможным сочетать патриотизм с тем градусом антисоветизма, который на практике является только их лептой в осуществление этого самого Нюрнберга-2.

Антисоветская фальсификация истории, призванная уравнять советизм с нацизмом и разрушить страну с помощью десоветизации а-ля Нюрнберг, началась отнюдь не вчера. Она весьма многолика и разнокачественна. И включает в себя наравне с другими тему советских лагерных ужасов. Которые, как хотят доказать антисоветские фальсификаторы, были еще более ужасны, чем ужасы нацистских лагерей. А значит, даешь антисоветский «Нюрнберг»!

В числе советских лагерных ужасов почетное место занимают ужасы Вятлага. На Западе эти ужасы стали обсуждать/пропагандировать еще в советское время.

В 1973 г., когда нынешний разоблачитель Вятлага Веремьев еще мирно работал на советскую власть, во Франции вышла книга эмигранта Дмитрия Панина, сравнившего Вятлаг с фашистскими концлагерями: «Человек в Вятлаге буквально за две недели мог превратиться в доходягу. Там, где не было газовых камер, убивал холод, голод, болезни и непосильный труд. Газ там заменялся: ничтожным пайком; отсутствием лагерной одежды; абсолютно невыполнимыми нормами выработки; расстоянием до места работы в 8–9 километров по заснеженной целине; страшными морозами по 35 градусов; работой без выходных дней; полчищами клопов, а нередко и вшей; холодом в бараках».

Кто такой этот Панин, посмевший так запросто приравнять газовые камеры к длинному пути до места работы и к работе без выходных?! (Что, кстати, вранье, один выходной в неделю в Вятлаге был.) Выходец из дворян и рьяный антисоветчик, Панин был арестован в 1940 г. В лагерях он стал ближайшим другом главного мифотворца и спецпропагандиста Солженицына (и позже прототипом его героя Сологдина). После освобождения Панин отправился в эмиграцию, где был тепло принят Папой Римским Павлом VI, — после чего запросто перешел из православия в католицизм. (Роль католического Рима в развитии диссидентства в СССР вообще заслуживает отдельного внимательного рассмотрения.) Биографию Панина гармонично дополняют его воспоминания об ожидании Гитлера: «Когда в ночь на 23 июня все вскочили с нар, разбуженные бешеной пальбой из зениток, многие из нас поздравили друг друга с началом войны. Были и такие, кто сидел, повесив нос. Произошло расслоение… Я и мои единомышленники верили в освобождение. Никто из нас не мог допустить, что немцы явятся не как освободители, а как завоеватели». Отметим, что ожидания прихода Гитлера диссидентом Паниным полностью повторяли мечты его вятлагского альтерэго — фашиста Страдиньша…

Итак, омерзительный миф о схожести нацистских и советских лагерей — весьма давний продукт западной пропаганды.

Какова же была реальность?

Начнем с того, что лагерная реальность всегда ужасна. И мы никоим образом не хотим представлять советский ГУЛАГ как разновидность социально-реабилитационного санаторного центра. Повторяем, любая лагерная реальность ужасна. И советская, и английская, и американская, и японская. Но ужасы нацизма носят особый характер. И именно для того, чтобы это никогда не забывалось, а не с другими целями, мы вынуждены проводить определенные сопоставления, оговаривая, что любая человеческая жизнь бесценна, что неизбежное в лагерях обесценивание человеческой жизни не может и не должно воспеваться. И что если бы не такие, как де Лара, то мы, возможно, и не стали бы взвешивать на весах большие или меньшие жестокости, творимые в тех или иных лагерях. Но мы просто обязаны это делать.

И потому сообщаем, что нацисты прежде всего первыми в мире придумали лагеря смерти. В основной части Освенцима не было даже бараков для жилья, там только уничтожали, в том числе тысячи малолетних детей. В лагеря помещали без суда и следствия для быстрого уничтожения как политически «лишних» отдельных людей, так и целые народы — евреев, цыган, славян…

Но и другие нацистские лагеря, такие как Бухенвальд, не будучи, как Освенцим, лагерями смерти формально, были ими по существу. Основными методами убийства тут служили бессмысленный изнурительный труд, голод, болезни и пытки. Непригодных к работам отправляли в Освенцим и другие лагеря для быстрого уничтожения.

В СССР никогда не было лагерей для уничтожения. В советских лагерях никогда не казнили детей. Заключенные советских лагерей (в том числе арестованные пособники фашистов) работали на фронт, а затем на восстановление разрушенного войной советского государства. Заключенных не пытали и не доводили побоями до рабского состояния.

Фашистский лагерь Бухенвальд, который мистификатор Веремьев осмеливается сравнить с Вятлагом… Здесь, как и в большинстве других немецких лагерей, людей уничтожали при помощи голода, дизентерии, ужасных условий труда и постоянных издевательств охранников-эсэсовцев. Большая часть смертей происходила от избиений. На узниках Бухенвальда проводились медицинские эксперименты. Жена коменданта лагеря надзирательница Ильза Кох лично отбирала заключенных с татуировками, чтобы из содранной с них кожи изготавливать «сувениры» для охранников и высокопоставленных посетителей — абажуры и книжные переплеты. На момент освобождения лагеря в 1945 г. в нем находилось 904 ребенка, младшему из которых было 4 года.

Для сравнения. В Вятлаге за факты грубого обращения охранников увольняли и заводили на них уголовные дела (что не может не признавать даже главный демонизатор лагеря «историк» В. Бердинских). Характерно, что бывший фашист-айзсарг Страдиньш в Вятлаге, как следует из его дневника, ни разу не был свидетелем насилия охранников над заключенными и сам никогда не подвергался пыткам и избиению с их стороны.

Основной причиной смертей в Вятлаге во время войны, действительно, был голод в условиях суровой зимы. В самые тяжелые военные годы до 1944-го Вятлаг был фактически на самообеспечении, продуктов питания и одежды не хватало. Однако в это время вся страна голодала и работала с надрывом. Смертность среди местных жителей, вольнонаемных работников лагеря была также высока.

В Бухенвальде узники жили в деревянных бараках, мало пригодных даже для скотины, неотапливаемых, тесных и переполненных, без умывальников и туалетов. Им было запрещено свободно передвигаться по территории лагеря и разговаривать друг с другом. Спали на голых досках. Невозможность помыться и сменить одежду вызывала высокую смертность от дезинтерии.

В Вятлаге заключенные жили в отапливаемых бараках, периодически подвергавшихся дезинфекции, посещали баню. Разрешалось покупать продукты питания и вещи у местных жителей (так, Страдиньш менял на хлеб и вещи табак, который ему выдавали по ошибке). Личные вещи можно было сдавать в камеры хранения. Они не разворовывались охранниками. Заключенные ходили друг к другу в гости в соседние бараки, устраивали лекции на бытовые темы, читали газеты и книги, вели переписку и получали посылки.

В Бухенвальде работали, в основном, на строительстве дорог и зданий, а также в каменоломне, где было особенно тяжело. В каменоломню намеренно отправляли больных из лазарета, которые чаще всего не доживали до конца рабочего дня. Евреев охранники запрягали в тяжелые повозки и погоняли палками.

Вятлаг внес немалый вклад в дело помощи фронту. Заключенные занимались заготовкой леса, производством пиломатериалов, шпал и сопутствующей лесопродукции, необходимой для фронта. Причем, вместе с ними в тех же условиях работали и мобилизованные военкоматами местные жители, в основном женщины.

Для заключенных устанавливались четкие нормы выработки, различные для разных категорий. За выполненную работу выплачивалась зарплата. Труд стимулировался размерами выдаваемых продуктовых пайков.

Страдиньш в своем дневнике часто жаловался на тяжелые условия труда. Но при этом известно, что заключенные, хотевшие помочь в борьбе с фашизмом, развернули в Вятлаге широкое движение за высокую выработку для обеспечения фронта лесопродукцией.

В Бухенвальде старики, инвалиды и дети работали с той же нагрузкой, что и другие. В лазарете концлагеря больных били надзиратели и обкрадывали санитары-уголовники. Евреев лечить запрещалось.

В Вятлаге ослабленные заключенные направлялись в «слабосилку» на легкие работы со сниженными нормами выработки. Инвалиды либо направлялись на легкую работу, либо освобождались от нее вовсе. Заключенные постоянно проходили медицинские комиссии. В случае болезни можно было без особой сложности получить у врача освобождение от работы, лечь в стационар, получать лечение и повышенное питание.

В 1944 г. в Вятлаг пришел новый начальник А. Кухтиков, путем жестких мер наладивший обеспечение лагеря основными продуктами питания и предметами первой необходимости. Увеличился паек, начала выдаваться одежда. Веремьев так и вовсе описывает удивительные вещи, оговаривая, что после 1944 г. в Вятлаге были организованы музыкально-драматический театр и художественно-промышленная мастерская, «получили масштабное развитие такие экзотические для здешних мест отрасли сельского хозяйства, как садоводство и цветоводство: на нескольких гектарах были разбиты яблоневые сады, ягодники и цветники, в теплицах выращивались дыни и арбузы, на специальных участках отрабатывалась агротехника получения рекордных урожаев картофеля и овощей (томатов, огурцов и др.)». И впрямь, ужасы кровавого ГУЛАГа — «налицо»!

Цифры погибших постоянно мистифицируются.

В реальности в нацистских концлагерях за 12 лет было уничтожено около 12 миллионов человек.

В ГУЛАГе же за 20 (!) лет, с 1934 по 1954 г., умер 1 миллион заключенных.

Однако современные мистификаторы умело подтасовывают факты. Так, Веремьев утверждает, что в Бухенвальде погибло 33 тысячи человек, используя только донесения канцелярии концлагеря. Между тем, исследователям давно известно, что реальное число погибших там составляет 56 тысяч человек (не считая высланных для уничтожения в лагеря смерти).

Для сравнения в Вятлаге за 19 (!) лет его существования умерло 18 тысяч человек. При этом если в самые тяжелые военные 1942–1943 гг. смертность достигала 30 %, то в 1940 и в 1945 гг. — менее 5 % (о чем, конечно, мистификатор Веремьев умалчивает).

И хотя 30 % — это страшные цифры, очевидно, что голод и высокая смертность в Вятлаге были вызваны войной, а не стремлением руководства уничтожить как можно больше заключенных, как в фашистском концлагере.

Особое место среди фашистских концлагерей занимает латышский лагерь смерти Саласпилс, о котором необходимо сказать отдельно. За 3 года в Саласпилсе было уничтожено 53 700 человек. Детей использовали как доноров крови, отчего они быстро умирали. Были и другие методы уничтожения. Бывшие заключенные вспоминали: «Отобранных от родителей детей в возрасте до 5 лет поместили в отдельный барак, там они заболевали корью и массами умирали. Больных детей уносили в больницу лагеря, где их купали в холодной воде, отчего они через два–три дня умирали. Таким путем в Саласпилсском лагере немцами было умерщвлено детей в возрасте до 5 лет более 3 тыс. в течение одного года».

Охрану концлагеря нес, в том числе, Латышский легион СС, в который массово шли сотоварищи Стардиньша — айзсарги.

Так почему же сегодня так любят вспоминать Вятлаг и его «жертву»-айзсарга Страдиньша — и забывать об айзсаргах Саласпилса? Почему французский политолог, хладнокровно глядя на уничтожение киевскими бандеровцами мирных жителей Донбасса, призывает Россию покаяться?

Не потому ли, что западная элита и подтявкивающие им российские либералы уже давно в существенной степени приняли фашизм?

Противостоять новому мировому фашизму может лишь Россия — и лишь в том случае, когда русское общество сплотится вокруг антифашистских смыслов и ценностей. Такое сплочение и новое «расслоение» на приемлющих и неприемлющих фашизм, как и 22-го июня 1941 г. — неминуемо произойдет.

November 29, 2014 Posted by | 58.pants, Apmelojumi, Ekspedīcijas, genocīds, grāmatas, gulags, krievu impērisms, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, piemiņa, PSRS, REPRESĒTIE, Staļins, Vēsture | Leave a comment

Gulaga pētniekus izraida no Krievijas

Čehu organizācijas  «GULAG.CZ» pētniekus, kas šogad plānoja atkal apsekot vergu darba nometnes Ziemeļos, no Krievijas izraidīja.

Izraidīšana esot notikusi visai pieklājīgā veidā, taču gribētu vērst uzmanību uz agresīvajiem un naidpilnajiem komentāriem, kuru autori uzbrūk tiem, kas pēta gulagu vēsturi un noziegumus pret cilvēci. Tas liecina par to, ka staļinistu Krievijā vēl ir daudz.

Tie lasāmi šī raksta pārpublikācijā Krievijas medijā INOSMI:  http://goo.gl/AyNXZZ

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Шашлык в неположенном месте может закончиться выдворением из России

Radio Praha

Ася Чеканова

Мертвая дорога

На прошлой неделе в московском Государственном музее истории ГУЛАГа состоялась презентация чешского общества «GULAG.CZ». Его члены совершили несколько экспедиций в Сибирь — к заброшенным лагерям ГУЛАГа, и на основании отснятых ими фотографий создали виртуальный тур по этим лагерям. О приятных и не очень впечатлениях от поездки в Россию нам расскажет глава общества Штепан Черноушек.Общество «GULAG.CZ» было основано в 2009 году и за это время смогло собрать большое количество материала о лагерях, в которых некогда жили заключенные, строившие так называемую «мертвую дорогу». По задумке Сталина железнодорожные рельсы должны были связать Баренцево море с Охотским морем и Чукоткой, но после смерти «вождя народов» проект закрыли. Штепан Черноушек увидел остатки лагерных бараков на спутниковой карте и загорелся желанием лично побывать в этих Богом и людьми забытых местах. Итогом нескольких поездок к «мертвой дороге» стала виртуальная экскурсия по лагерям ГУЛАГа — проект, который Штепан и его коллеги представляли в московском музее.

— Нас там выступало двое — я и кинорежиссер Марта Новакова. Я рассказал о нашей деятельности, о наших экспедициях на «мертвую дорогу» и о том, как мы документируем то, что видим в заброшенных лагерях ГУЛАГа. Также я показал новый виртуальный тур по ГУЛАГу — трехмерную модель лагеря, созданную на основе наших измерений и технологии панорамных фотографий. Этой модели еще нет в Интернете, но московской публике мы уже показали, как выглядит тур по отдельным баракам».

— То есть в этом виртуальном музее можно будет заглянуть внутрь лагерных бараков?

— Мы показываем общий вид на лагерь, выполненный в трехмерной компьютерной графике. По графическому оформлению модель можно сравнить с компьютерной игрой. Это уникальная реконструкция лагеря ГУЛАГа, созданная на основании измерений, проведенных нами в 17 лагерях. Ни одного полностью сохранившегося лагеря ГУЛАГа не существует, и мы создали универсальную модель — именно так лагеря должны были выглядеть 60 лет назад. Когда нажимаешь на отдельные бараки, попадаешь прямо в них. У нас будет информация о том, для чего были предназначены различные типы бараков — кухня, барак для заключенных, административный барак, баня и т.д., каким был быт и жизнь заключенных ГУЛАГа».

— Этот проект будет работать на нескольких языках?

— Да, пока мы готовим его на четырех языках — чешском, английском, польском и венгерском, так как его поддержал Вышеградский фонд, объединяющий Польшу, Венгрию, Чехию и Словакию. Мы дадим и информацию о гражданах этих стран, побывавших в сталинских лагерях. Мы, конечно, собираемся развивать наш виртуальный тур, хотим побывать в других лагерях, о чем и договорились с коллегами из музея ГУЛАГа. Хотим мы сделать и русскую версию нашего тура.

В очередную экспедицию на «мертвую дорогу» члены общества «GULAG.CZ» собираются отправиться в следующем году. На этот раз сопровождать их будут журналисты.

— Совместно с Чешским телевидением мы собираемся снять документальный цикл о гражданах Чехословакии, репрессированных в Советском Союзе. В рамках съемок мы хотели бы организовать несколько поездок в места заключения и одновременно провести там свои измерения.

Режиссер Марта Новакова, также входящая в общество «GULAG.CZ», представила в московском музее свой фильм «Восемь глав безумия». Он имеет непосредственное отношение к сталинским лагерям. Продолжает Штепан Черноушек:

— Картина посвящена русской поэтессе Анне Барковой. У нее было большое будущее, но она попала в ГУЛАГ и половину жизни провела в лагерях. Сегодня она почти забыта, хотя она была очень хорошим поэтом. Этот фильм биографический, о ее жизни. Когда Марта Новакова писала сценарий, она очень глубоко погрузилась в эту тему и дважды участвовала в наших экспедициях в лагеря. В последний год они сняли 70-80% фильма, но сейчас у них закончились средства, и они ищут возможность продолжить съемки. В Москве режиссер показывала отрывки из будущего фильма».

К сожалению, не все прошло гладко во время поездки Штепана Черноушека в Россию. На Северном Кавказе он и его трое спутников были задержаны и по решению суда официально выдворены из России. Как было дело, расскажет сам Штепан.

— Мы до нашей поездки в Москву воспользовались тем, что будем в России, и съездили в Северную Осетию, чтобы познакомиться с культурой, с людьми. И в последний день мы съездили в поселок Верхний Фиагдон, куда нас все приглашали. Все говорили, что если мы в Осетии, то обязательно должны посмотреть этот поселок, во всех путеводителях написано, что туда нужно заехать. И мы съездили. Нас задержали, сказали, что это территория регламентированного посещения иностранных граждан. Потом я уже узнал, что такая территория должна быть обозначена информационными табличками. Этих табличек нигде не было, и никто из местных не знал, что это особая территория. Тем не менее, нас задержали, отправили в суд, хотя дело было в субботу вечером, и приговорили к административному штрафу и выдворению из России в течение семи дней. То есть в первой половине дня мы уехали в горы, чтобы отдохнуть и пожарить шашлыки, и за это нас арестовали и осудили. Для нас это был, конечно, непонятный и неприятный случай».

— А как ты сам это объясняешь? Может быть, в свете последних событий в России более строго стали относиться к иностранцам, к европейцам?

— Это сложно как-то комментировать. Я знаю о том, что в прошлом году в те же места ездил мой знакомый чех. Когда его остановили полицейские, они даже купили ему холодного квасу и пожелали хорошего отдыха. Еще один чех был там в этом году, и ни о каких проблемах не слышал. А у нас вышло по-другому. То, что ситуация нестандартная, это, как мне кажется, очевидно.

— Думаешь, в ближайшее время тебя в Россию не пустят?

— Официально никакого запрета на въезд в Россию у меня нет, и я, конечно, собираюсь попросить визу, потому что я уверен, что ничего не нарушил. Мне просто было неприятно, что у меня взяли отпечатки пальцев, что меня судили, в Чехии у меня такого опыта не было. Мы решили обжаловать это решение суда, потому что не чувствуем себя виновными. Мне кажется, что не очень хорошо так поступать с туристами. Кто после такого опыта захочет ехать отдыхать в Россию? Интересно, что полицейские и эфэсбэшники, которые потом приехали, вели себя по отношению к нам очень тепло, очень корректно. Даже выдворили с тем расчетом, чтобы мы успели съездить в Москву на презентацию».

June 29, 2014 Posted by | Ekspedīcijas, gulags, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes | Leave a comment

Urāna gulags Čehijas vidienē

Urāna raktuves parasti asociējas ar Ziemeļiem un Sibīriju. Taču tādas bijušas arī komunistu okupētajā Eiropā.

Viena šāda vieta pārveidota par muzeju.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Лагерь «Война»: урановый ГУЛАГ в центре Чехии

В моем детстве среди мальчишек ходила байка, что, дескать, тех, кого приговаривали у нас к смертной казни, на самом деле отправляли на урановые рудники, где они медленно, в мучениях погибали. Урановые рудники в детском воображении, само собой, располагались где-то на севере, в таежных краях, далеких и загадочных. И это было очень страшно, само это выражение — урановые рудники. На самом деле уран, из которого делались первые советские атомные бомбы, добывался не во глубине сибирских руд, а в самом центре Европы — в Чехословакии и Восточной Германии. И добывали его с использованием дармовой рабочей силы — узников концлагерей из состава политических заключенных и, в меньшей степени, уголовников. Сталинская машина репрессий по отношению к инакомыслящим была после войны в точности, в деталях скопирована на территории Чехословакии, когда в 1948 г., после коммунистического путча, к власти пришел сталинист Клемент Готвальд. Коммунисты после переворота немедленно начали сажать в тюрьмы и лагеря своих политических противников. На территории страны фактически была создана копия советского ГУЛАГа. Людей забирали по ночам, бросали за решетку по абсурдным обвинениям, расстреливали без суда и следствия. Значительная часть таких «врагов народа» оказывалась в концлагерях, расположенных на шахтах, где добывали урановую руду для советской атомной программы. Всего таких лагерей на чешских урановых рудниках было шестнадцать. В прошедшую субботу я был в одном из таких лагерей, где после 1989 г. был создан единственный в Центральной Европе музей сталинского ГУЛАГа.


01. Концлагерь «Война», названный так по имени горы, находящейся рядом, расположен в 45 км на юг от Праги. Он не был самым большим — в 1952 г. здесь находились около 600 заключенных, из них более 500 были политическими.

02. Внешняя ограда лагеря. «Внимание, стреляем без предупреждения». Лагерь охраняла смена из 26 солдат, вооруженных автоматическим оружием.

03. На воротах лагеря тот самый издевательский нацистский лозунг, который висел на входе в Освенцим или Дахау. «Arbeit macht frei». «Труд делает свободным». Коммунисты и нацисты всегда копировали друг друга.

04. На территории лагеря.

05. Жилой барак для заключенных

06.

07.

08.

09. Шахтное оборудование.

10.

11.

12. Остатки шахтных сооружений. На фоне — заросший лесом террикон. Он, кстати, по-прежнему, здорово фонит.

13. Перед тем как приехать, мой пражский друг, журналист Ондра Соукуп договорился о том, что лагерь нам покажет человек, который в нем сидел — Франтишек Заградка.

14. Франтишеку Заградке в 1949 г. было 19 лет. Он вырос в семье простого рабочего, у которого было восемь детей. После коммунистического переворота стал проводником для людей, желавших уйти за границу, спасаясь от репрессий. Вывел в Германию четыре группы, среди которых были чешские военные летчики 312-й эскадрильи британских ВВС, сражавшиеся с немцами во время Второй мировой. Летчики после войны вернулись домой и для коммунистов стали врагами народа, поэтому многие решили уйти на Запад, чтобы остаться в живых. Франтишека взяли на границе, когда он возвращался в Чехию, в сентябре 1949. В декабре по обвинению в государственной измене он был приговорен к 20 годам лишения свободы. Заградка сидел в разных тюрьмах и лагерях. В лагере «Война» отбыл полтора года, работал в шахте. На свободу вышел по амнистии в 1961 г.

15. Франтишек Заградка в музее лагеря показывает здание тюрьмы в Пльзене, где он просидел в одиночной камере два года.

16. Штрафной изолятор в лагере. Пятнадцать одиночных камер без отопления и кормежкой раз в три дня.

17.

18. Минимальным сроком в ШИЗО были десять суток. Франтишек отсидел здесь сорок дней за попытку побега из лагеря.

19. В музее лагеря. Зеленая нашивка на робе заключенного и белая полоса краской на его спине означали, что это особо опасный политический, который совершал попытку к бегству.

20. Макет одного из лагерей на урановых рудниках. Белые полосы — это то место, где шахта подошла к самой поверхности и два хозблока провалились, похоронив под собой людей.

21. Стенд с фотографиями участников Третьего Сопротивления в Чехословакии. После окончания Второй мировой те действующие чешские подпольщики и партизаны, которые были против установления коммунистического режима в стране, вступили с ним в борьбу и практически все были уничтожены.

22. Заградка показывает стенд с оружием охранников лагеря.

23. Образец урановой руды, которая добывалась здесь на шахте.

24. Франтишек с образцами рабочей одежды заключенных. Работа на шахте велась в три смены, по восемь часов. За выполнение дневной нормы полагалась пайка хлеба в 330 гр. и миска баланды. За состоянием здоровья заключенных никто не следил. Только в конце 50-х работающим в шахте стали выдавать запечатанные куски фотопленки, которые нужно было носить с собой во время работы. Раз в неделю их проявляли и пытались понять дозу облучения. Урановая руда — это не обогащенный уран, конечно, но, как говорит Франтишек, многие умирали через несколько месяцев, полгода.

25. Кабинет следователя комитета госбезопасности. В углу слева — люк в яму, там держали тех, кого вызывали на допрос.

26.

27. На таких грузовиках возили руду на железнодорожную станцию. Два раза в неделю состав из сорока вагонов уходил в СССР.

28. На территории лагеря стоит памятник погибшим заключенным.

29.

30. Фратиншек Заградка за 12 лет не раз делал попытки бежать. Когда он работал на шахте в лагере «Николай», у него получилось подружиться с вольнонаемным бульдозеристом, чьей задачей было переместить породу от шахты к месту, где ее можно было погрузить в вагонетки и отправить на железнодорожную станцию. Франтишек договорился с бульдозеристом, что во время ночной смены он спрячется под рудой в вагонетке — так можно было выбраться по ж/д за территорию лагеря, а до границы с ФРГ было всего семь километров. Но, к сожалению, они больше никогда не оказывались вместе в одной смене.
Ко времени амнистии родители Франтишека умерли, своего жилья у него не было, и после освобождения он устроился на одну из угольных шахт неподалеку электриком. Где и проработал до самого падения коммунистического режима в Чехословакии в 1989 г. А потом стал одним из организаторов музея в лагере «Война». Который я вам сегодня показал.

Фотографии: © drugoi

 

June 13, 2014 Posted by | gulags, nāves nometnes, represijas | Leave a comment

Nāves ieleja

Nāves ieleja – dokumentāls vēstījums par urāna raktuvēm Magadanas apgabalā. Šajā superslepenajā zonā tika veikti noziedzīgi mediciniski eksperimenti ar ieslodzīto smadzenēm. No Krievijas vietnes “Gulags ar fotokameru”.

Raksts krievu valodā. (Gugles tulkotājs atrodams šeit)


Долина Смерти

Обвинение СССР в опытах над людьми

“Долина смерти” – документальный рассказ про особые урановые лагеря в Магаданской области. Врачи этой сверхсекретной зоны проводили преступные эксперименты на мозге заключенных.

Обличая нацистскую Германию в геноциде, советское правительство, в глубокой тайне, на государственном уровне, претворяло в жизнь не менее чудовищную программу. Именно в таких лагерях, по договору с ВКПБ, гитлеровские особые бригады проходили обучение и набирались опыта в середине 30-х годов.

Результаты этого расследования широко освещались многими мировыми СМИ. В специальной телепередаче, которую вела в прямом эфире NHK Японии, вместе с автором участвовал и Александр Солженицин (по телефону).

“Долина смерти” – редкое свидетельство, запечатлевшее истинное лицо советской власти и ее передового отряда: ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ.

Внимание! На этой странице демонстрируются фотографии вскрытия головного мозга человека. Пожалуйста не просматривайте эту страницу, если вы легко возбудимый человек, страдаете какими-либо формами душевного расстройства, если вы беременны или же не достигли 18 лет.

GULAG. Butugychag Forced Labor Camp. Magadan region. Photo by Sergey Melnikoff.

Если выстроить всех людей, кто “по зову партии” смотрел на небо через тюремные решетки ГУЛАГа, то эта живая лента протянется до Луны.

GULAG. Barbed wire

Я видел много концентрационных лагерей. И старых, и новых. В одном из них сам провел несколько лет. Потом изучал историю лагерей Советского Союза по архивным документам, но в самый страшный попал за год до того момента, когда КГБ вынудил меня бежать за пределы страны. Назывался этот лагерь “Бутугычаг”, что в переводе с языка российских северных народностей значит “Долина смерти”.

Бутугычаг, где не хоронили, а сбрасывали со скалы. Там копали шурфы. Оксана ездила туда, уже когда была вольной (посмотреть). Что там должно быть такое, чтобы удивить человека, отсидевшего 10 лет! Увидела там старика: шел за зоной, плакал. Отсидел 15 лет, не возвращается домой, ходит тут, побирается. Сказал: это ваше будущее.
(Нина Гаген-Торн)

Свое название место получило когда охотники и кочевые племена оленеводов из родов Егоровых, Дьячковых и Крохалевых, кочуя по реке Детрин, натолкнулись на громадное поле, усеянное человеческими черепами и костями и, когда олени в стаде начали болеть странной болезнью – у них выпадала вначале шерсть на ногах, а потом животные ложились и не могли встать. Механически это название перешло на остатки бериевских лагерей 14-го отделения ГУЛАГа.

Зона огромная. Мне понадобилось много часов, чтобы пересечь ее из конца в конец. Здания или их остатки виднелись всюду: по главному ущелью, где стоят корпуса обогатительной фабрики; во множестве боковых горных ответвлений; за соседними сопками, густо изрезанными шрамами поисковых шурфов и дырами штолен. В ближайшем к зоне поселке Усть-Омчуг меня предупреждали, что ходить по местным сопкам небезопасно – в любой момент можно провалиться в старую штольню.

Наезженная дорога кончилась напротив обогатительной урановой фабрики, зияющей черными провалами окон. Вокруг нет ничего. Радиация убила все живое. Только мох растет на черных камнях. Поэт Анатолий Жигулин, сидевший в этом лагере, рассказывал, что у печей, где на металлических подносах выпаривали воду из уранового концентрата после промывки, заключенные работали одну-две недели, после чего умирали, а на смену им гнали новых рабов. Таков был уровень радиации.

Мой счетчик Гейгера ожил задолго до подхода к фабрике. В самом здании он трещал уже не прерываясь. А когда я подошел к 23 металлическим бочкам с концентратом, что были оставлены у наружной стены, сигнал опасности стал нестерпимо громким. Активное строительство здесь шло в начале 40-х годов, когда встал вопрос: кто будет первым обладателем атомного оружия.

В Бутугычаге нашли свою смерть 380 тысяч человек. Это больше современного населения всей Магаданской области. Именно здесь велись строго засекреченные опыты на мозге заключенных.

От деревянного ворота, с ручками до блеска отполированными ладонями зеков, перехожу на кладбище. Редкие палки, воткнутые меж валунов, с дощечками-табличками. Впрочем, надписей уже не прочесть. Выбелило, стерло их время и ветер.

Дальше по косогору начали попадаться остатки от противогазов. Смотря на них, я вспомнил газетную заметку, обратившую на себя внимание своей необычностью и полной бессмысленностью.

“Советская Колыма”
22 апреля 1937 года.

“На днях в Магаданской больнице были проведены две операции, во время условной “газовой атаки”. Врачи, помогавший им медперсонал и больные одели противогазы. В операции принимали участие хирурги Пуллериц и Свешников, медсестра Антонова, санитары Карпенюк и Терехина. Первую операцию сделали одному из бойцов погранотряда, у которого было расширение вен семенного канатика. Больной К. удалили аппендицит. На обе операции, вместе с подготовкой, ушло 65 минут. Первый на Колыме опыт работы хирургов в противогазах вполне удался”.

Если даже во время эксперимента на больного тоже одели противогаз, то как поступили экспериментаторы с открытой в животе дырой?

Так, переходя от здания к зданию, от развалин малопонятных мне комплексов, сосредоточенных внизу ущелья, поднимаюсь на самый верх хребта, к уединенно стоящему, целехонькому лагерю. Пронзительно холодный ветер гонит низкие облака. Широта Аляски. Лето здесь, от силы, два месяца в году. А зимой мороз такой, что если лить воду со второго этажа, то на землю падает лед.

Рядом с солдатской вышкой громыхнули под ногами ржавые консервные банки. Поднял одну. Еще читается надпись на английском языке. Это тушенка. Из Америки для солдат Красной Армии на фронте. И для советских “внутренних войск”. Знал ли Рузвельт кого прикармливал?

Захожу в один из бараков, тесно заставленный двухъярусными нарами. Только они уж очень маленькие. Даже скорчившись, на них нельзя поместиться. Может быть они для женщин? Да вроде и для женщин размер маловат. Но вот, на глаза попалась резиновая калоша. Она сиротливо лежала под угловыми нарами. Бог мой! Калоша полностью умещается на моей ладони. Значит, это нары для детей! Значит я ушел на другую сторону хребта. Здесь, сразу за “Бутугычагом”, был расположен большой женский лагерь “Вакханка”, функционировавший в это же время.

Останки повсюду. То тут, то там попадаются обломки, суставы берцовых костей.
В сгоревших развалинах наткнулся на грудной костяк. Среди ребер мое внимание привлек фарфоровый тигель, – я с такими работал в биологических лабораториях университета. Ни с чем не сравнимый, приторный запах человеческого тлена сочится из-под камней…

“Я – геолог, и мне известно, что бывшая зона расположена в районе мощного полиметаллического рудного узла. Здесь, в междуречье Детрина и Теньки, сосредоточены запасы золота, серебра, касситерита. Но Бутугычаг известен также проявлением радиоактивных пород, в частности урансодержащих. По роду своей работы мне не однажды приходилось бывать в этих местах. Огромной силы радиоактивный фон пагубен здесь для всего живого. В этом и кроется причина потрясающей смертности в зоне. Радиация на Бутыгычаге носит неравномерный характер. Где-то она достигает очень высокого, чрезвычайно опасного для жизни уровня, но есть и места, где фон вполне приемлем”.
А. Руднев. 1989 г.
(Это письмо Руднев опубликовал в поселковой газете Усть-Омчуга “Ленинское Знамя”, с целью предупредить проведение экскурсий школьников в район “Бутугычага”)

День исследований кончался. Нужно было спешить вниз, где в домике современной электростанции, у ее смотрителя, я нашел пристанище на эти дни.

Виктор, хозяин домика, сидел на крыльце, когда я устало подошел и опустился рядом.

– Где был, что видел? – односложно спросил он.
Я поведал об урановой фабрике, детском лагере, шахтах.
– Да, ягод здесь не ешь и воду из рек не пей, – перебил Виктор и кивнул на бочку с привозной водой, стоявшую на автомобильных колесах.
– А ищешь-то что?
Я прищурился, в упор посмотрел на молодого хозяина дома.
– Шахту, под литером “Ц”…
– Не найдешь. Раньше знали, где она, а после войны, как лагеря закрывать стали, все взорвали, а из геологоуправления исчезли все планы “Бутугычага”. Только рассказы о том, что литер “Ц” забит до самого верха трупами расстрелянных, и остались.
Он помолчал. – Да не в шахтах, и не в детских лагерях тайна “Бутугычага”. Вон их тайна, – Виктор показал рукой перед собой. – За рекой, видишь. Там лабораторный комплекс был. Сильно охранялся.
– Что делали в нем?
– А ты сходи завтра на верхнее кладбище. Посмотри…

Но перед тем как идти на загадочное кладбище, мы с Виктором обследовали “лабораторный комплекс”.

Зона крошечная. Основу ее составляли несколько домов. Все они прилежно уничтожены. Взорваны до основания. Стоять осталась лишь одна крепкая торцевая стена. Странно: из всего громадного числа зданий в “Бутугычаге”, уничтожены только “лазарет” – он сожжен до тла, да эта зона.

Первое, что я увидел, были остатки мощной вентиляционной системы с характерными раструбами. Такими системами оснащаются вытяжные шкафы во всех химических и биологических лабораториях. Вокруг фундаментов бывших зданий тянулся периметр из колючей проволоки в четыре ряда. Местами он еще сохранился. Внутри периметра – столбы с электрическими изоляторами. Похоже, для охраны объекта применялся еще и ток высокого напряжения.

Пробираясь среди развалин, я вспомнил рассказ Сергея Николаева из поселка Усть-Омчуг:

“Перед самым въездом на “Бутугычаг” находился “Объект №14”. Что там делали, мы не знали. Но охранялась эта зона особенно тщательно. Мы работали как вольнонаемные, – взрывниками в шахтах, и имели пропуск для прохода по всей территории “Бутыгычага”. Но для того, чтобы попасть на объект №14, нужен был еще один – особый пропуск и с ним нужно было пройти девять контрольно-пропускных пунктов. Везде часовые с собаками. На сопках вокруг – пулеметчики: мышь не проскочит. 06служивал “Объект №14″ специально рядом построенный аэродром”.

Действительно сверхсекретный объект.

Да, взрывники свое дело знали. Мало что осталось. Правда, уцелело расположенное рядом здание тюрьмы, или, как его называют в документах ГУЛАГа, – “БУР” – барак усиленного режима. Он сложен из грубо отесанных каменных валунов, покрытых изнутри здания толстым слоем штукатурки. На остатках штукатурки в двух камерах, мы и обнаружили надписи процарапанные гвоздем: “30.XI.1954. Вечер”, “Убей меня” и надпись латинским шрифтом, в одно слово: “Doctor”.

Интересной находкой были лошадиные черепа. Я насчитал их 11. Штук пять или шесть лежали внутри фундамента одного из взорванных зданий.
Вряд ли лошадей использовали здесь как тягловую силу. Этого же мнения придерживаются и те, кто прошел Колымские лагеря.

Из архива автора:

“Я лично побывал в те годы на многих предприятиях и знаю, что даже для вывозки леса с сопок, для всех дел, не говоря уже о горных, применялся один вид труда – ручной труд заключенных…”

Из ответа бывшего з/ка Ф. Безбабичева на вопрос о том,
как применяли лошадей в хозяйстве лагерей.

Что ж, на заре ядерной эры, вполне могли пытаться получить антирадиационную сыворотку. А делу сему, со времен Луи Пастера, верой и правдой служили именно лошади.

Как давно это было? Ведь комплекс “Бутугычаг” сохранился хорошо. Основная масса лагерей на Колыме была закрыта после “разоблачения” и расстрела их крестного отца – Лаврентия Берия. В домике метеостанции, что стоит выше детского лагеря, мне удалось найти журнал наблюдений. Последняя дата, проставленная в нем, – май 1956 года.

– Почему эти развалины зовут лабораторией? – спросил я Виктора.
– Как-то подъехала автомашина с тремя пассажирами, – начал рассказывать он, расчищая в бурьяне, среди битого кафеля, еще один лошадиный череп. – С ними была одна женщина. И хоть гости здесь редки, называть себя они не стали. Вышли из машины у моего дома, осмотрелись вокруг, а потом, женщина, показав на развалины, говорит: “Вот здесь была лаборатория. А вон там – аэропорт…”.
Пробыли они не долго, ни о чем расспросить их не удалось. Но все трое в годах, хорошо одетые…

Мне спасла жизнь женщина-врач, когда я находился в заключении на одном из самых страшных на Колыме рудников – “Бутугычаг”. Звали ее Мария Антоновна, фамилия ее нам была неизвестна…
(Из воспоминаний Федора Безбабичева)

Лагеря Берлага были особо секретными и стоит ли удивляться, что никаких официальных данных об их узниках получить не удается. Но архивы есть. КГБ, МВД, партархивы – где-то хранятся списки узников. А пока, лишь скупые, отрывочные данные наводят на тщательно стертый след. Исследуя заброшенные Колымские лагеря, я просмотрел тысячи газет и архивных справок, все ближе и ближе подбираясь к истине.

Писатель Асир Сандлер, автор опубликованных в СССР “Узелков на память”, рассказал мне, что один из его читателей был узником таинственной шарашки, – научного учреждения, в котором работали заключенные. Оно находилось где-то в окрестностях Магадана…

GULAG. Butugychag Forced Labor Camp. Magadan region. Photo by Sergey Melnikoff. GULAG. Barbed wire

Тайна комплекса “Бутугычаг” открылась на следующий день, когда с трудом ориентируясь в хитросплетении хребтов, мы поднялись на горную седловину. Именно это уединенное место избрала лагерная администрация под одно из кладбищ. Два других: “офицерское” – для персонала лагеря и, возможно, для вольнонаемных, а также большое “зековское”, находятся внизу. Первое недалеко от обогатительной фабрики. Принадлежность его покойников к администрации выдают деревянные тумбы со звездами. Второе начинается сразу за стенами сожженного лазарета, что и понятно. Чего покойников таскать по горам… А сюда, от центральной части, как минимум миля. Да еще вверх.

Чуть приметные холмики. Их можно принять за естественный рельеф, если бы не были они пронумерованы. Едва присыпав щебенкой покойника, втыкали рядом палку с номером, пробитым на крышке от банки тушенки. Только вот откуда у зеков консервы? Номера двухзначные с буквой алфавита: Г45; В27; А50…

На первый взгляд, число могил здесь не так уж и велико. Десятка полтора рядов кривых палок с номерами. В каждом ряду 50-60 могил. Значит, всего около тысячи человек нашли здесь последнее пристанище.

Но, ближе к краю седловины, обнаруживаю метки другого типа. Здесь нет отдельных холмиков. На ровной площадке, столбики стоят густо, как зубья расчески. Обыкновенные короткие палки – сучья обрубленных деревьев. Уже без жестяных крышек и номеров. Лишь отмечают место.

Два оплывших бугра указывают ямы, куда валили умерших кучей. Скорее всего, этот “ритуал” осуществлялся зимой, когда не было возможности хоронить каждого в отдельности, в промерзшем и крепком как бетон, грунте. Ямы, в этом случае, заготавливали с лета.

А вот и то, о чем говорил Виктор. Под кустом стланика, в развороченной зверьем или людьми могиле, лежит половинка человеческого черепа. Верхняя часть свода, на полдюйма выше надбровных дуг, ровно и аккуратно срезана. Явно хирургический распил.

Иду дальше, – поднимаю осколок лобной кости. То же со следами трепанации. Рядом с номером В24 , на краю раскрытой могилы, разбросаны кости сразу нескольких черепов.

Среди них множество иных костей скелета, но мое внимание привлекает верхняя отрезанная часть черепа с пулевым отверстием в затылке. Это очень важная находка, потому как свидетельствует о том, что вскрытые черепа – не медицинское освидетельствование для установления причины смерти. Кто же сначала пускает пулю в затылок, а затем проводит анатомическое вскрытие для выяснения причины смерти?

– Нужно открыть одну из могил, – говорю я попутчику. – Необходимо убедиться, что это “работа” не сегодняшних вандалов. О набегах на лагерные кладбища поселковой шпаны, рассказывал сам Виктор: достают черепа и делают из них светильники.

Выбираем могилу под номером “Г47”. Копать не пришлось. Буквально сантиметров через пять оттаявшего за лето грунта, саперная лопатка обо что-то стукнулась.

– Осторожно! Не повреди кости.
– Да здесь гроб, – отозвался помощник.
– Гроб?! Я изумился. Гроб для зека – такая же невидаль, как если бы мы наткнулись на останки инопланетянина. Поистине это – удивительное кладбище.

Никогда, нигде на необъятных просторах ГУЛАГа, в гробах зеков не хоронили. Бросали в штольни, закапывали в землю, а зимой просто в снег, топили в море, но чтобы для них делали гробы?!.. Да, похоже, это кладбище “шарашки”. Тогда и наличие гробов понятно. Ведь зеков хоронили сами же зеки. И видеть вскрытые головы им не полагалось.

В 1942 году был этап в Тенькинский район, куда попал и я. Дорогу на Теньку начали строить где-то в 1939 году, когда начальником Дальстроя стал комиссар 2 ранга Павлов, а начальником УСВИТЛа – полковник Гаранин. Со всех, кто попадал в лапы НКВД, в первую очередь снимали отпечатки пальцев. С этого начиналась лагерная жизнь любого человека. Этим она и заканчивалась. Когда человек умирал в тюрьме или лагере, то он уже мертвый проходил точно такую же процедуру. У покойного снимали отпечатки пальцев, они сравнивались с первоначальными, и только после этого его хоронили, а дело передавалось
в архив.
(Из воспоминаний з/к Вадима Козина)

На северном конце кладбища земля сплошь усеяна костями. Ключицы, ребра, берцовые кости, позвонки. По всему полю белеют половинки черепов. Ровно разрезанные над беззубыми челюстями. Большие, маленькие, но одинаково неприкаянные, выброшенные из земли недоброй рукой, они лежат под пронзительно синим небом Колымы. Неужели над их обладателями довлел столь страшный рок, что даже кости этих людей обречены на поругание? И тянет здесь до сих пор смрадом кровавых лет.

Опять чередой вопросы: кому требовался мозг этих несчастных? В какие годы? По чьему указу? Кто, черт побери, эти “ученые”, с легкостью, точно зайцу, пускавшие пулю в человеческую голову, а затем с дьявольской дотошностью потрошившие еще дымящиеся мозги? И где архивы? Сколько нужно сорвать масок, чтобы судить советский строй за преступление называемое геноцид?

Ни одна из известных энциклопедий не приводит данных об опытах на живом человеческом материале, разве что поискать в материалах Нюрнбергского процесса. Очевидно только следующее: именно в те годы, когда функционировал “Бутугычаг”, усиленно изучалось действие радиоактивности на организм человека. Ни о каких вскрытиях умерших в лагерях для медицинского заключения о причинах смерти, речи быть не может. Ни в одном лагере этого не делали. Ничтожно дешево стоила человеческая жизнь в советской России.

Трепанация черепов не могла проводиться и по инициативе местных органов. За программу ядерного оружия и все, что с ней было связано, личную ответственность несли Лаврентий Берия и Игорь Курчатов.

Остается предположить о существовании успешно претворенной в жизнь государственной программы, санкционированной на уровне правительства СССР. За аналогичные преступления против человечества, “наци” до сегодняшнего дня гоняют по Латинской Америке. Но только по отношению к отечественным палачам и человеконенавистникам, родное им ведомство проявляет завидную глухоту и слепоту. Уж не потому ли, что сегодня в теплых креслах сидят сыновья палачей?

Маленький штрих. Гистологические исследования проводят на мозге, извлеченном не более чем через несколько минут после смерти. В идеальном случае – на живом организме. Любой способ умерщвления дает “не чистую” картину, так как в тканях мозга появляется целый комплекс ферментов и других веществ, выделившихся при болевом и психологическом шоке.

Тем более нарушает чистоту эксперимента усыпление подопытного животного или введение ему психотропных средств. Единственным методом, применяемым в биологической лабораторной практике для подобных опытов, является декапитация – практически мгновенное отсечение головы животного от туловища.

GULAG. Butugychag Forced Labor Camp. Magadan region. Photo by Sergey Melnikoff. GULAG. Barbed wire

Я взял с собой два фрагмента от различных черепов, для проведения экспертизы. Благо, был знакомый прокурор в Хабаровском крае – Валентин Степанков (позже – Генеральный прокурор России).

– Ты же понимаешь, чем это пахнет, – воззрился на меня прокурор края со значком члена Верховного Совета СССР на лацкане пиджака, опуская лист с моими вопросами для эксперта. – Да и по принадлежности этим делом должна заниматься Магаданская прокуратура, а не моя…
Я молчал.
– Ладно, кивнул Степанков, – у меня тоже совесть есть. И нажал кнопку в столе.
– Подготовьте постановление о возбуждении уголовного дела, – обратился он к вошедшему. И снова ко мне: – Иначе я не могу направить кости на экспертизу.
– А дело? – спросил помощник.
– Передайте по принадлежности – магаданцам…

 

…Повторяю, в Магадане живут виновные в гибели тех заключенных, что были присланы под номерами литерной тысячи “3-2”, из которых в живых осталось за одну зиму 36 человек.
(П. Мартынов, узник Колымских лагерей № 3-2-989)

Заключение экспертизы 221-ФТ, я получил через месяц. Вот его сокращенное резюме:

“Правая часть черепа, представленная на исследование, принадлежит телу мужчины молодого возраста, не более 30 лет. Швы черепа между костями не заращены. Анатомо-морфологические особенности свидетельствуют о принадлежности кости части черепа мужского пола с характерными признаками европеоидной расы.

Наличие множественных дефектов компактного слоя (множественные, глубокие трещины, участки скарификации), полная обезжиренность их, белый цвет, хрупкость и ломкость, свидетельствуют о давности смерти мужчины, которому принадлежал череп, в 35 и более лет от момента исследования.

Ровные верхние края лобной и височной костей образовались от распила их, о чем свидетельствуют следы скольжения – трассы от действия пилящего орудия (например, пилы). Учитывая локализацию распила на костях и его направление, считаю, что этот распил мог образоваться при анатомическом исследовании черепа и головного мозга.

Часть черепа № 2, более вероятно, принадлежала молодой женщине. Ровный верхний край на лобной кости образовался от распила пилящего орудия – пилы, о чем свидетельствуют ступенеобразные следы скольжения – трассы.

Часть черепа № 2, судя по менее измененной костной ткани, находилась в местах захоронения по длительности меньше времени, чем часть черепа № 1, с учетом, что обе части находились в одинаковых условиях (климатических, почвенных и т.п.)”

Судебно-медицинский эксперт В. А. Кузьмин.
Хабаровское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы.
13 ноября 1989 г.

GULAG. Butugychag Forced Labor Camp. Magadan region. Photo by Sergey Melnikoff. GULAG. Barbed wire

На этом мои поиски не закончились. В “Бутугычаге” я побывал еще два раза. Все более и более интересные материалы попадали в руки. Появлялись свидетели.

Из архива автора:

П. Мартынов, узник колымских лагерей под номером 3-2-989, указывает на имевшее место прямое физическое истребление заключенных “Бутугычага”: “Останки их хоронили на перевале “Шайтан”. Несмотря на то, что для сокрытия следов преступлений место время от времени очищали от останков растасканных зверями из ледника на перевале, там и сегодня встречаются на огромной площади человеческие кости…”

Быть может, там и нужно искать штольню под литерой “Ц”?

Интересную информацию удалось получить в редакции газеты “Ленинское знамя” в Усть-Омчуге (теперь газета называется “Тенька”), где расположен большой горно-обогатительный комбинат – Тенькинский ГОК, к которому относился и “Бутугычаг”.
Журналисты передали мне записку Семена Громова, бывшего заместителя директора ГОКа. Записка затрагивала интересующую меня тему. Но, возможно, ценой этой информации стала жизнь Громова.
Вот текст этой записки:

“Ежедневный “отход” по Теньлагу составлял 300 зеков. Основные причины – голод, болезни, драки между заключенными и просто “стрелял конвой”. На прииске имени Тимошенко был организован ОП – оздоровительный пункт для тех, кто уже “доходил”. Пункт этот, конечно, никого не оздоравливал, но работал там с заключенными какой-то профессор: ходил и рисовал карандашом на робах зеков кружочки – эти завтра умрут. Кстати, на другой стороне трассы, на небольшом плато, есть странное кладбище. Странное потому, что у всех, захороненных там, распилены черепа. Не связано ли это с профессорской работой?”

Записал это Семен Громов в начале 80-х годов и вскоре погиб в автомобильной катастрофе.

Достал я в ГОК и другой документ – результаты радиологических исследований на объекте “Бутугычаг”, а так же замеры радиоактивности объектов. Все эти документы носили строго секретный характер. Когда военное министерство США, по моей просьбе, запросило геологическую карту данного района, то даже ЦРУ отрицало наличие в указанных местах урановых разработок. А я побывал на шести спецобъектах уранового ГУЛАГа Магаданской области, причем один из лагерей расположен у самой кромки Ледовитого океана, недалеко от заполярного города Певек.

Хасану Ниязову я нашел уже в 1989 году, когда перестройка и гласность избавляли от страха многих. 73-летняя женщина не побоялась дать часовое интервью перед телекамерой.

Из записи интервью Х. Ниязовой:

Х.Н. – В “Бутугычаге” я не была, Бог миловал. Он у нас считался штрафным лагерем.
– Как хоронили зеков?
Х.Н. – Да никак. Присыпали землей или снегом, если зимой умер, и все.
– Гробы были?
Х.Н. – Никогда. Какие там гробы!
– Почему на одном из трех кладбищ “Бутугычага” все зеки похоронены в гробах и у всех распилены черепа?
Х.Н. – Это вскрывали врачи…
– С какой целью?
Х.Н. – У нас, среди заключенных, разговор шел: делали опыты. Учились чему-то.
– Это делалось только в “Бутугычаге”, или еще где-нибудь?
Х.Н. – Нет. Только в “Бутугычаге”.
– Когда вы узнали об опытах в “Бутугычаге”?
Х.Н. – Это было примерно в 1948-49 годах, разговоры шли мельком, но нас всех стращали этим…
– Может быть, это живым распиливали?
Х.Н. – А кто его знает… Там была очень большая медицинская часть. Были даже профессора…”

Хасану Ниязову я интервьюировал после второго посещения “Бутугычага”. Слушая мужественную женщину, я смотрел на ее руки с выжженным лагерным номером.
– Этого не может быть! – воскликнет потом Джак Шеахан, – шеф бюро CBS News, вглядываясь в экран и не веря своим глазам. – Я всегда думал, что это было только в фашистских лагерях…

GULAG. Butugychag Forced Labor Camp. Magadan region. Photo by Sergey Melnikoff. GULAG. Barbed wire

Я искал перевал Шайтан. Помните, Мартынов, узник N 3-2-989, писал, что трупы после опытов хоронили в леднике на перевале. А указанное Виктором кладбище было в другом месте. Там не было ни перевала, ни ледника. Возможно, специальных кладбищ было несколько. Где Шайтан, никто уже не помнил. Название знали, слышали раньше, но перевалов в районе “Бутугычага” десятка два наберется.

На одном из них я и наткнулся на замурованную ледяной пробкой штольню. Она бы ничем и не привлекла внимание, если бы не остатки одежды, вмерзшие в лед. Это были зековские робы. Слишком хорошо я их знаю, чтобы спутать с чем-то другим. Все это значило только одно: вход замуровали специально, когда лагерь еще работал.

Найти лом и кирку труда не составляло. Они во множестве валялись вокруг штолен.

Последний удар лома пробил ледяную стену. Расковыряв дыру, чтобы прошло тело, я соскользнул по веревке с гигантского сталактита, перегородившего путь. Щелкнул выключателем. Луч фонаря заиграл в какой-то сизой, вроде как задымленной курильщиками атмосфере. Приторно сладкий запах щекотал горло. С потолка луч скользнул по обледенелой стене и…

Я вздрогнул. Передо мной была дорога в ад. От самого низа и до середины, проход был завален полуразложившимися телами людей. Лохмотья истлевшей одежды прикрывали голые кости, черепа белели под космами волос…

Пятясь, я покинул гиблое место. Никаких нервов не хватит, чтобы провести здесь значительное время. Успел лишь отметить наличие вещей. Котомки, вещмешки, развалившиеся чемоданы. И еще… мешки. Кажется, с женскими волосами. Большие, полные, почти в мой рост…

Афиши моей фотовыставки “Обвинение СССР в опытах над людьми” так взбудоражили власти Хабаровска, что на открытие прибыли и начальник Управления КГБ края, и прокуроры всех рангов, не говоря уже о партийных боссах. Присутствующие чины скрипели зубами, но ничего сделать не могли, – в зале находились операторы японской NHK во главе с одним из директоров этой могущественной телекомпании, – моим другом.

Масла в огонь подлил генпрокурор края Валентин Степанков. Подскочив на черной “Волге”, он взял в руки микрофон и… официально открыл выставку.

Воспользовавшись моментом, я попросил начальника КГБ, генерал-лейтенанта Пирожняка, навести справки о лагерях “Бутугычаг”.

Ответ пришел удивительно быстро. Уже на следующий день, на выставке появился человек в штатском и сообщил, что архивы находятся в информационно-вычислительном центре МВД и КГБ в Магадане, но они не разобраны.

На мою же просьбу по телефону о работе с архивами, начальник УКГБ Магадана, смеясь, ответил:
– Ну что ты! Архив огромный. Ты будешь его разбирать, Сережа, ну… лет так семь…

Среди описания жестоких мучений приходит вдруг как бы само собой воспоминание о веселом, радостном – пусть чрезвычайно редком в бутугычагском аду. Душа, погруженная в мучительные воспоминания, словно отталкивает их и даже среди них находит добро и тепло – два помидора Ганса. Ах, как они были хороши! Но вовсе не вкус и не редкость такой изысканной пищи тут на первом месте. На первом месте – Добро, чудом сбереженное в душе человека. Если есть хоть капля Добра, значит, есть и Надежда.
(А. Жигулин)

В свой третий и последний приезд в “Бутугычаг”, я поставил основной целью снять на видеопленку специальное кладбище.

Обхожу разрытые могилы, ищу целый ящик. Вот выглядывает угол доски из-под камней. Разгребаю щебень, чтобы не обсыпался в гроб. Доска гнилая, приподнимать приходится с осторожностью.

Под рукой, прислонившись лбом к боковой стенке, зубасто щерится крупный мужской череп. Верхняя часть его ровно распилена. Она отпала, как крышка жуткой шкатулки, открывая липкий налет остатков когда-то украденного мозга. Кости черепа желтые, не видевшие солнца, на глазницах и скулах волосы – задирали на лицо скальп. Так идет процесс трепанации…

Сношу в гроб все подобранные по полю черепа.
“Спите спокойно”, – можно ли сказать так на этом кладбище?

Я уже далеко от могил, а желтый череп, – вот он, рядом. Вижу, как он лежит в своем ящике-гробу. Как был убит ты, несчастный? Не той ли страшной смертью, для “чистоты эксперимента”? И не для тебя ли построен отдельно стоящий БУР в ста метрах от взорванной лаборатории?
И почему на его стенах слова: “Убей меня…”; “Doctor”?
Кто ты, узник, как твое имя? Уж не тебя ли ждет до сих пор твоя мать?

Из архива автора:

“Я пишу с далекой земли… Я все жду встречи с сыном. Это так получилось. 1942 год. Призвали в армию мужа и сына. На мужа я получила похоронную, а на сына нет ничего до сих пор. Делала запрос, где только могла… А в 1943 году я получила письмо. Неизвестно кто автор. Пишет так: ваш сын – Чалков Михаил не вернулся с работы, мы были вместе в магаданском лагере в долине Омчуга, будет возможность – расскажу. И все!
Я до сих пор не могу понять, почему сын не написал ни одного письма и как он туда попал?
Простите мое беспокойство, но если у вас есть дети, вы поверите, как тяжело бывает родителям. Я посвятила всю молодость ожиданию, оставшись одна с четырьмя детьми…
Опишите тот лагерь. Я все жду, может быть, он там…”

Карагандинская область, Казахская ССР,
Чалкова А. Л.

В лагере смерти “Бутугычаг” погибли:

01. Маглич Фома Саввич – капитан 1 ранга, председатель комиссии по приемке кораблей в Комсомольске на Амуре;
02. Слепцов Петр Михайлович – полковник служивший с Рокоссовским;
03. Казаков Василий Маркович – старшин лейтенант из армии генерала Доватора;
04. Назим Григорий Владимирович – председатель колхоза из Черниговской области;
05. Морозов Иван Иванович – моряк Балтийского флота;
06. Бондаренко Александр Николаевич – заводской слесарь из Никополя;
07. Руденко Александр Петрович – старший лейтенант авиации;
08. Белоусов Юрий Афанасьевич – “штрафник” из батальона на Малой Земле;
09. Решетов Михаил Федорович – танкист;
10. Янковский – секретарь Одесского обкома комсомола;
11. Раткевич Василий Богданович – белорусский учитель;
12. Звездный Павел Трофимович – старший лейтенант, танкист;
13. Рябоконь Николай Федорович – ревизор из Житомирской области;

330000.
330001.

Я описал тебе лагерь.
Прости меня, мать.

Сергей Мельникофф
Магаданская область, 1989-90 гг.

Фото автора.

April 23, 2014 Posted by | gulags, noziegumi pret cilvēci, nāves nometnes, Vēsture | Leave a comment

Staļinists – latviešu nīdējs pret pieminekli Vjatlagā nobendētiem

Piemineklis Vjatlagā ieslodzītiem ir piemineklis zagļiem, slepkavām un esesiešiem

Raksts krievu valodā  (Gugles tulkotājs atrodams šeit)
(Materiāli par nāves nometņu grupu Vjatlags)

Citi materiāli par šo memoriālu Krievijas presē


Памятник узникам Вятлага – памятник ворам, убийцам и эсэсовцам

Памятник узникам Вятлага, на поверку – эсэсовцам, в годы войны со звериной жестокостью истреблявшим мирное население, намеревается поставить на кировской земле губернатор области Никита Белых. Проект получил одобрение чрезвычайного и полномочного посла Латвии в РФ Эдгарса Скуя

За последние три с половиной года Эдгарс Скуя, чрезвычайный и полномочный посол Латвии в РФ, побывал в Кирове бессчетное число раз. Да и сам Белых не обделял эту прибалтийскую страну своими визитами. С его «воцарением» в Кирове взаимоотношениям  области и Латвии вообще стало уделяться особое, порой даже неприлично трогательное внимание.

К примеру, уже к середине 2009 года Латвия и Кировская область договорились о совместном использовании вятских лесных ресурсов. Об эффективности таких договоренностей для бюджета до сих пор ничего не слышно, зато о хищническом уничтожении лесного фонда и попытках нажиться на перепродажах «зеленого золота» известно широко.

Но самое страшное стало происходить позднее. Странный поступок губернатора поверг в шок как ветеранов, так и всех хоть сколько-нибудь думающих и чувствующих людей.

Речь о следующем. В апреле 2011 года, когда вся страна готовилась к встрече Дня Победы, Белых и Скуя побывали  в пос. Лесном Верхнекамского района Кировской области, где расположены захоронения латышей – бывших узников Вятлага. Здесь, в сопровождении латвийской делегации, они поклонились могилам и возложили к ним цветы. Скуя уверял, что в Вятлаге захоронены жертвы депортации 1940-1941 годов. На поверку выяснилось: Белых и Скуя возлагали цветы к могилам фашистов-эсэсовцев.

«Даже в опубликованном фотоотчете о возложении цветов отчетливо видны даты на памятнике: 1941-1953 гг., – отмечает сетевое издание Сегодня.Ру. – Думается, излишне объяснять, что за латыши поступали в советские лагеря во время войны и после нее – легионеры 15-й и 19-й гренадерских дивизий Ваффен СС, чины вспомогательной полиции и полицейских батальонов, которые истребляли мирное население Белоруссии, Псковщины, Тверской, Смоленской, Новгородской и Ленинградских областей».

«Вятские старожилы прекрасно помнят, что за латышские «жертвы депортации» содержались в Вятлаге, – продолжает автор публикации. – Многие из них даже донашивали немецкую форму. Одним из кровавых «показателей их работы» могут служить массовые расстрелы советских граждан, в том числе десятков тысяч евреев, летом-осенью 1941 г. в Риге, Даугавпилсе, Лиепае».

Сегодня.Ру приводит подробные данные о безжалостности членов фашистских подразделений, в том числе небезызвестной «команды Арайса», тысячами истреблявшей мирное население в городах и поселках Прибалтики, зверствовавшей в Бикерниекском и Румбульском лесах, свирепствовавшей на территории Украины. Часть именно этих людей (вернее – нелюдей), попавшихся в руки правосудия, и окончила свой земной путь в Вятлаге. Так вот кем на самом деле являются погребенные, к могилам которых возлагают цветы официально действующий глава региона Белых и его гость, посланник Латвии Скуя!

Но на этом дело не закончилось. В завершение визита растроганный Белых предложил своему гостю продолжить совместную работу по увековечению памяти узников Вятлага. Например, создать в поселке Лесной мемориал или стелу в их честь, заверив, что область возьмет на себя все работы по созданию инфраструктуры и благоустройству территории. По-видимому, именно такое вложение бюджетных средств Белых считает наилучшим.

Тут же, без промедления (вот бы в ремонте дорог или ветхого жилья такую прыть) правительство объявило конкурс на проект памятника, за победу в котором пообещали кругленькую сумму в 300 тысяч рублей. Установить монумент решили в уже знакомом «компаньонам» поселке Лесной, где находились крупные места заключения военнопленных Великой Отечественной. Впоследствии, правда, заявили, что место расположения памятника открыто для обсуждения и площадкой для него вполне может стать сам административный центр области.

Об эсэсовцах, понятно, – ни слова. Беспрецедентную по цинизму идею подали как продолжение навязшей в зубах и весьма спорной темы о политзаключенных, а самих узников Вятлага – граждан, осужденных как за военные, так и за гражданские преступления – насилие, воровство и убийства, придумали именовать «жертвами».
Но ни тщательная лакировка намерений, ни вопли проплаченных пропагандистов и форумных комментаторов не могли никого ввести в заблуждение. Хотя в последние годы в нашей стране и принято переворачивать понятия с ног на голову – вора ставить на пьедестал, а труженика осмеивать, народ не обманешь.

Интересно, что даже потомки тех самых репрессированных, в память о которых якобы проектируется памятник, были весьма удивлены таким намерением.
– Мое ощущение – такой проект не поднимет значимость нашего края, не даст повода испытать гордость и не нацелит на созидательные действия, а наоборот… – это самое мягкое из высказываний, имеющих отношение к замыслу.

Идея поставить памятник заключенным удивила даже директора государственного архива социально-политической истории Кировской области Елену Чудиновских:
– В Вятлаге сидели как воры и убийцы, так и люди, осужденные по 58-й статье, то есть совершенно безвинные. Поэтому «узники Вятлага» – слишком общее, размытое понятие, которое, конечно, включает в себя и воров и убийц, – заявила она порталу
gorodkirov.ru.

В этом контексте нельзя не вспомнить о том, что в последнее время слова «Латвия» и «СС» часто употребляются вместе. Не первый год  группа граждан, называющих себя «национальным» движением, проводит здесь марши легионеров в память солдат латышского легиона Ваффен СС, погибших во время Второй мировой войны. Акция вызывает осуждение во всем мире, однако организаторы пытаются трактовать события так, что легионеры  якобы воевали за свободу страны против советской оккупации.

Бурное возмущение общественности в 2000 году вызвал суд над красным партизаном Василием Кононовым, которого Рижский окружной суд признал виновным в убийстве в 1944 году девяти мирных жителей и приговорил к шести годам тюрьмы закрытого типа. При этом показания свидетелей основывались не на лично виденном, а на услышанном от других (в приговоре так и сказано: «Люди говорили…»). Этот случай уникален, ибо Латвия стала единственной страной в мире, где к ответственности стали привлекаться борцы с фашизмом и победители в войне.

Одновременно Латвия отказалась судить Конрада Калейса, который служил фюреру, расстреливал евреев в Латвии и командовал ротой карателей, выжигавшей целые деревни. Хотя Кононов не подпадал под определение военного преступника, данное Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны, а Калейс, без сомнения, подпадал. Такие события неизбежно вызывают яростное противодействие настоящих патриотов – антифашистов, и раскалывают общество на два лагеря.

Но с чего началась ревизия истории? Ответ прост: антисоветизм и русофобия пришли в политическую жизнь Латвии в 1991 году с возвращением на родину латышской эмиграции, тогда в Латвию вернулось более 30 тысяч человек. Научно-культурологический интернет-журнал relga.ru приводит данные исследований доктора истории, доцента Балтийского Русского института Виктора Гущина, который утверждает, что вклад  западной латышской эмиграции в формирование господствующей идеологии был определяющим.

Известно, что в конце войны на Запад бежали, по разным оценкам, от 120 до 265-280 тысяч латышей – как раз те люди, что в период фашистской оккупации служили в полицейских формированиях и были причастны к убийствам мирных жителей. Некоторые из них до 1940 года поддерживали авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса и имели немалое влияние. Все они бежали вместе со своими семьями, с детьми, которых воспитывали в соответствующем духе. И вот они вернулись. Вернулись с обидой, желанием мстить за тяжелые годы в изгнании и весьма смутным представлением о том, что происходило в Советской Латвии.

Именно западная латышская эмиграция после 1991 года и определила идеологический возврат Латвийского государства к строительству националистической Латвии, подготовила реабилитацию этнократического режима Ульманиса и Латышского добровольческого легиона СС, а также выступила с инициативой пересмотра итогов Второй мировой войны. Именно она пытается сделать из легионеров СС героев-добровольцев, сражавшихся за независимость Латвии.

В то же время необходимо знать, что простые жители страны активно воевали с фашизмом. По данным доктора исторических наук Василия Савченко, на стороне антигитлеровской коалиции сражалось более 100 тысяч латышей. Латышская гвардейская дивизия доблестно воевала до самого Дня Победы. 15 тысяч латышей получили советские боевые награды, 12 генералов-латышей командовали крупными соединениями, а генерал-полковник Берзинь – фронтом.

Но в чем причина того, что именно к Латвии питает такую трогательную нежность кировский младолиберал? И почему так заинтересован в нашей области латвийский посол?
Ларчик открывается просто – здесь имеет место обоюдный интерес. Сегодня именно Латвия является своеобразным мостом для перекачки в Евросоюз незаконных российских денег. После кризиса на Кипре и усиления бдительности к подозрительным источникам вкладов, отмеченного в Люксембурге и Швейцарии, Латвия с ее мягким финансовым и правовым законодательством стала очень привлекательной для определенных категорий вкладчиков. Американская газета «
TheNationalInterest» отмечает, что Латвия может быть идеальным местом для отмывания денег – недаром же шесть крупных банков страны подозреваются в организации коррупционных схем по отмыванию средств.

И далеко не случайно Латвию именуют сегодня новым Кипром. «Советская Россия» сообщает, что в настоящее время на долю иностранцев в этой стране приходится уже 48,9% вкладов, тогда как на Кипре – в государстве с рухнувшей экономикой – их число составляло всего 37%. Теперь понятно, что и для самой Латвии, чрезвычайно зависимой от российских денег, так важно тесное сотрудничество с Россией.
Кстати, по некоторой информации, как раз в Латвии может скрываться непосредственный ставленник Белых, бывший глава департамента госсобственности Константин Арзамасцев.

***
Между тем проект для памятника уже выбрали. Его автором стал известный московский художник Борис Мессерер. Его эскиз представляет собой 25-метровый крест с решетками, в ячейках которых размещены портреты наиболее известных заключенных. Вот так – в стране, победившей фашизм и показавшей всему миру величие человеческого духа, хотят поставить памятник побежденным завоевателям… При этом речь идет не о персональном надгробии для того или иного человека, а об официальной, государственной политике. А потомкам героев предлагают просто безмолвно согласиться с тем, как будут топтать их идеалы. Так кем же поставлен и на кого работает Белых?

Кстати, в Верхнекамском районе уже немало  мемориальных сооружений, посвященных военнопленным. Зато сам район являет собой крайне печальное зрелище. Положение здесь вполне сравнимо с последствиями вражеского нашествия: корпуса общежитий, возведенные недавно, но уже заброшенные по причине того, что жильцы решили оставить неперспективную территорию, остовы порушенных зданий, холупы, в которых еще ютятся старожилы, и заросшие поля на месте вчерашних колхозных посевов… То, чего не смогли сделать немецкие захватчики, стало возможным благодаря еще одной необъявленной войне против России, которая ведется сегодня.

Дормидонт Дормидонт # написал комментарий 12 сентября 2013, 18:49

Вранье, в Вятлаге за несколько лет содержалось столько невинных, сколько воров и убийц было во всей Российской империи

 

Артём Дидур # ответил на комментарий Дормидонт Дормидонт 12 сентября 2013, 18:54

дормидон, не ..изди, у тебя есть документы, материалы, изложи. нет? пожалуйте на ..уй


Дормидонт Дормидонт
# ответил на комментарий Артём Дидур 12 сентября 2013, 19:02

ну ты ушлый – ты еще возводишь клевету на невинноубиенных – значит ты и должен доказывать с документами и не надо забывать что эти лагеря были лагерями смерти где невинные мерли как мухи

Артём Дидур # ответил на комментарий Дормидонт Дормидонт 12 сентября 2013, 19:17

невинный. осуждённый по 58-й, это и есть ветеран Ваффен СС или бендеровец, вовремя не повешенный на суку. кто-то пострадал и невинно, по лживому доносу, так с теми доносчиками ешё Лаврентий Павлович разбирался. а оправдывать “невинноубиенных” это по твоей части, дормидоша

Дормидонт Дормидонт # ответил на комментарий Артём Дидур 12 сентября 2013, 19:21

Что за лажу гонишь – какие СС и бандера в 39 году, так ты не только жулик, не привел ни единого факта, но и преступник раз скрываешь преступления против невинноубиенных

Вятлаг
Год Кол-во заключённых
1939 20 738
1948 25 642
1957 23 327
1960 17 775(с) Вика

 
Павел Каминский # написал комментарий 12 сентября 2013, 18:49

“Никиты” не помнящие родства.

Илья И. # написал комментарий 12 сентября 2013, 18:50

А сколько людей убил Сталин?

Antony Коsyba # написал комментарий 12 сентября 2013, 19:05

Какой Ви интересант аднака, а может быть это бальшая чистая платаническая любофь у г-на Бялых и г-на Зхуя?!)

Александр Лысенко # написал комментарий 12 сентября 2013, 20:18

Ничего особенного. Если над Кремлем развевается власовское знамя, почему нельзя эсэсовцам поставить памятник?

борис шестаков # написал комментарий 12 сентября 2013, 21:35

Я живой свидетель содержания заключенных “Вятлага”…Не поверите,мне было всего 4-5 лет, когда в году 46 мы с мамой поехали на свидание с невинно-осужденной моей сестрой,которую некий”коммунист-“начальник в ее бытность в 15 лет кассиром заставил подписать свой липовый документ…Сестра отсидела 3 года,ее жизнь была пожизненно сгублена .Она даже без среднего образования прожила достаточно долгую и достойнейшую жизнь.далеко не последним и авторитетным среди подчиненных ЧЕЛОВЕКОМ. Есть праведность мироздания,благо,через много-много лет ее подставщик сдох мученической смертью..Ну,так вот,цепкой детской памятью я запечатлел мужские и женские землянки,колючую проволоку и…зветозарные улыбки заключенных.И еще…целый альбом сказочно-красивых карандашно-цветных рисунков подруги моей сестры…Книжные иллюстрации оффициоза не шли ни в какие сравнения с ее искусством…Я к чему,…давно пора бы всякого рода белыхам-отДОХНУТЬ в лагерьках,эдак лет на 25 с хвостиком…Повалять вручную лесок на экспорт,попахать земельку для прокорма….

Артём Дидур # ответил на комментарий борис шестаков 13 сентября 2013, 12:36

Целиком согласенс Вами насчёт Белых. Его да же этапировать не надо. Вот он, Вятлаг – рукой подать.
Ч есть и хвала, Вашей сестре, за мужество остаться ЧЕЛОВЕКОМ.
Её же губитель, вполне допускаю, мог отмазаться,вещественного компромата на него то не было, да же если его вину доказали, посадили лет на 10. А после смерти Сталина, вышел по амнистии досрочно. А потом ещё и квартиру получил, как жертва сталинизма.
Известный пример. Папа Павлика Морозова, советский бюрократ- взяточник-казнокрад. Занимался тем, что за взятки уменьшал налог на кулаков, а недостачу покрывал тем, что три шкуры драл с бедноты. Результат: Павлик зарублен топором, малец перед смертью пытался спасти меньшого братишку. Папик Морозов отсидел лет 5, может чуть больше. После 53-го, жертва сталинизма.
И вот эти экземпляры, сейчас, пытаются нас всех вымазать своим гамнецом и устроить суд над Сталиным, советской эпохой и над всеми, кто этому сопротивляется/но таких, уже большинство и с каждым годом больше

April 3, 2014 Posted by | krievu impērisms, nāves nometnes, rusofašisms | Leave a comment

%d bloggers like this: